Оглавление

«1917»: Battlefield 1 на большом экране

Идеальная экранизация милитари-шутера, которая почти наверняка получит главный «Оскар».

Новый фильм Сэма Мендеса уже несколько недель cобирает награды. На счету картины — два «Золотых глобуса» (за режиссуру и лучшую драму), главные призы Гильдий продюсеров и режиссёров, десять номинаций на «Оскар», включая за лучший фильм года. И многие считают, что «1917» пройдет танком и заберет если не все, то большинство наград киноакадемии. А еще у картины невероятно много общего с видеоиграми. Поэтому в день выхода «1917» на российские экраны мы решили рассказать о фильме подробнее.



В творчестве почти каждого великого режиссера существует универсальный чеклист: громкое авторское кино, успешная франшиза и военная драма. Совместить эти формы удалось немногим. На ум приходят лишь Ридли Скотт, Дени Вильнев, Питер Джексон, Стивен Спилберг и Кристофер Нолан. Теперь в этом списке значится и Сэм Мендес. Автор оскароносной «Красоты по-американски» и одной из лучших частей бондианы «007: Координаты „Скайфолл“» ворвался в жанр, предложив зрителям прожить один воображаемый день на войне.

Да, идея не нова. Еще в 1998-м полное ощущение от участия в бою передавала сцена высадки на Омаха-Бич из начала «Спасти рядового Райана». Игровая индустрия также не стояла на месте. За последнее десятилетие иммерсивность милитари-шутеров возросла настолько, что стало казаться, будто неинтерактивные произведения на военную тему уже не способны вызвать сильных эмоций. Субъективным примером может служить «Дюнкерк». Во время просмотра фильм кажется невероятно эффектным, но выветривается из памяти уже на следующий день. Я боялся, что с «1917» произойдет тоже самое. Но с пресс-показа прошла уже неделя, а восторг никуда не делся.



В центре повествования находятся два армейских товарища — младшие капралы Блейк и Скофилд, которые получают от генерала (Колин Ферт) самоубийственный приказ. Парни должны пробежать с одного края фронта на другой, чтобы предупредить британский батальон Девонширского полка — запланированная атака приведет его прямиком в немецкую западню и к полному разгрому . Времени до утра, шансов выжить почти нет, но у Блейка в том самом отряде служит брат. Поэтому пара выскакивает из относительно безопасных окопов на «ничейную землю», чтобы спасти товарищей.

Этот сюжет отчасти биографичен. Его Мендес услышал от своего дедушки, который воевал на Западном фронте с 1916 по 1918 год. Поэтому как и сама жизнь, «1917» не сложносочиненное кино. Тут линейный сюжет, — путь из точки А в точку Б, — и простые персонажи, которые намеренно выполняют лишь роль безымянных солдат на большой войне. Чтобы минимизировать эффект узнаваемости, главных героев исполняют не очень известные молодые артисты. Блейка играет Дин-Чарльз Чепмен, который играл младшего сына Серсеи Ланнистер в «Игре престолов», а Скофилд достался Джорджу Маккею из прекрасной драмы «Капитан Фантастик». Но в минутных камео на экране мелькают и знаменитые друзья режиссера. Помимо вышеназванного Колина Ферта, в «1917» засветились Бенедикт Камбербэтч, Эндрю Скотт и Марк Стронг.



В любом случае, новый фильм Мендеса — очевидная победа формы над содержанием и техническое чудо. Поэтому «1917» сложно представить вне большого экрана. И если у вас есть возможность увидеть его в IMAX — не раздумывайте. Картина буквально обволакивает ужасами войны. По человеческим телам ползают крысы, в залитых тухлой водой бомбовых воронках гниют трупы лошадей, дома давно покинуты и разбомблены, а под ногами хрустят многочисленные гильзы. И все это — под минималистичный гул электронного саундтрека.

Для повышения уровня погружения снято кино будто бы одним дублем. На самом деле, великий оператор Роджер Дикинс («Побег из Шоушенка», «Старикам тут не место») лишь незаметно скомбинировал отдельные сцены, как в God of War, придав происходящему иллюзию бесшовности. Но это не умаляет его заслуг. Камера регулярно выхватывает лица с безумными глазами, чтобы затем взмыть ввысь и охватить израненное войной поле или показать, как кружатся над пепелищем лепестки цветущей — дело происходит в разгар весны — вишни.



Вообще, проект Кори Барлога упомянут неслучайно. «1917» буквально пропитан аллюзиями на видеоигры. Это касается как операторской работы — порой перспектива смещается за плечо, как в Resident Evil 4, или показывает персонажей сбоку, как в классических beat’em up, — так и самой структуры повествования. Блейк и Скофилд уверенно идут к цели, чередуя выполнение основного задания и сайд-квестов.
Говорить об этом подробно — значит, выйти на территорию критических спойлеров. Но обратите внимание, как устроена сцена с кукурузником или марафон под градом артиллерийских снарядов. На ум сразу же приходит как Battlfield 1, так и ранние части Call of Duty, особенно третья. Мендес филигранно чередует саспенс и психологические моменты со зрелищными сценами погонь, взрывами и перестрелками. Есть даже акробатическая секция с выпуклыми уступами зданий, по которым приходится карабкаться в стиле Assassin’s Creed или Uncharted. И главное, все эти приемы идут произведению на пользу. Редко в каком фильме встретишь столь мощный эффект погружения.

Сравнение с видеоиграми также удачно рифмуется с одной из центральных тем картины. Мендес считает, что война — это игра для взрослых. Страшная, губительная, часто бессмысленная, но азартная настолько, что прекратить ее невозможно. «1917» буквально заражает адреналином, уровень которого начинает спадать далеко не сразу после финальных титров.



Но больше всего в фильме поражает не зрелищность, а точка зрения автора. Режиссер Мендес давно прослыл нигилистом и в «1917» продолжает гнуть свою линию. Вместо героизации подвига и военно-патриотической эстетики он громогласно заявляет, что война — это месиво, которое сжирает в человеке все человеческое. А подвиг неизменно сопровождается бессмысленными жертвами, горем и свершается ради чужих интересов. Это честная позиция, которая заслуживает уважения. И если учитывать, что перед нами не малобюджетная драма, а многомиллионный блокбастер, такое высказывание выглядит если не революционным, то контрастным. По крайней мере, позволить себе такое в современном кино могут лишь постановщики уровня Клинта Иствуда («Снайпер», «Флаги наших отцов»). И сравнение 54-летнего британца Мендеса с 89-летним мэтром Голливуда — награда важнее любых «Оскаров».

Читайте также:


Обсудить