Оглавление

5 видеоигровых пенсионеров, на которых стоит равняться

Столетний снайпер, старик-дерево, смерть за донат и другие игровые кошмары Пенсионного фонда

В последние дни (да и месяцы) в России только и разговоров, что о повышении пенсионного возраста. Не волнуйтесь: на нашем сайте политическая аналитика вам не грозит. Да и какой в ней смысл? До пенсии большинству из нас еще далеко, так что самое время вспомнить, как проводят преклонные годы герои наших любимых игр. Тем более, что как минимум некоторым из них старость оказывается очень даже в радость — отличный пример в новых реалиях.

Макс Пейн (Max Payne)





Максу Пейну на момент третьей части игры было 42-43 года и он вроде бы не старик. Но не стоит забывать, что в США полицейские могут выходить на пенсию после 20 лет службы. Да и сам Пейн называет свою работу телохранителем при южноамериканских мажорах “пенсией”. На фоне того, через что ему пришлось пройти, такая служба — и правда сущий курорт (или, во всяком случае, кажется таковым поначалу). Последние 20 лет были для Макса грозовыми: трагическая гибель семьи, предательство друзей и начальства, затем гибель возлюбленной (если вы, конечно, не прошли вторую часть на высшем уровне сложности)... И все это на фоне курения, беспробудного пьянства и злоупотребления рецептурными обезболивающими.

В общем, организм Макса не здоров и не молод, но посмотрите, как же он хорош! Даже в своем перманентно плачевном состоянии Пейн умудряется распутывать заговоры (или выпутываться из них?), не говоря о сотнях убитых по дороге бандитов и десятках километров перебежек и погонь. Вопрос только в том, на сколько его еще хватит. С учетом того, что четвертую часть Max Payne никто не спешит анонсировать, можно предположить, что Макс все-таки обрел столь желанный покой.

The End (Metal Gear Solid)





В серии Metal Gear Solid в разное время появлялось много мощных стариков, но больше всех впечатляет, пожалуй, снайпер из третьей части по прозвищу The End. Он древний даже по меркам вселенной MGS: большинство ее главных героев родились в первой половине XX века, а этот в строю аж с шестидесятых годов…XIX века. Действие MGS 3 происходит в 1964 году, и столетний снайпер находится на последнем издыхании. Большую часть времени он тихо дремлет в кресле-каталке и пробуждается только ради того, чтобы кого-нибудь убить.

По слухам, остроту глаз и долголетие старику позволяет сохранять симбиоз с особыми бактериями. Они же дают ему способность к фотосинтезу, благодаря чему The End может сутками лежать на позиции, дожидаясь цели и буквально питаясь энергией солнца. The End маскируется не хуже Хищника, метко стреляет и обладает несгибаемой волей к победе — не человек, кремень! Но Хидео Кодзима не раз демонстрировал в Metal Gear Solid, что даже самые живучие солдаты не вечны. Касается это и The End: если при встрече с ним выключить консоль на несколько дней, то по возвращении игрок обнаружит, что “отец снайперства” тихо скончался от старости.

Матриарх Бенезия (Mass Effect)





У асари, синекожей расы женщин из Mass Effect, вообще отличные природные данные: они долго живут, обладают невероятной эмпатией, склонностями к псионике и дипломатии. Да чего уж там, именно они, в сущности, и сформировали совет галактических рас, обнаружив Цитадель вымершей цивилизации. Словом, женщины — огонь, и одна из самых невероятных среди них — разумеется, матриарх Бенезия из первой части игры. Дама в летах (матриархами становятся женщины, близкие к возрастной отметке в тысячу лет), она выглядит как подающая надежды голливудская актриса. Мать-одиночка — сама вырастила единственную дочь. Интриганка — участвовала в проекте воскрешения кровожадных гигантских насекомых рахни. Наконец, титан духа — будучи порабощенной волей Сарена, главного злодея первой части, она умудрилась сохранить остатки контроля над разумом, чтобы в решающий момент ненадолго рассеять морок и помочь команде Шепарда.

Гарольд (Fallout)





Вселенная Fallout — еще одно место, частично населенное долгожителями. В основном это, конечно, разного рода персонажи, пострадавшие от радиации. Но даже в мире, где двухсотлетними стариками никого не удивишь, попадаются личности с поистине удивительной биографией. Один из них — Гарольд, бывший человек, которого можно встретить во всех частях Fallout, вплоть до третьей включительно (включая отмененный проект Van Buren). В возрасте пяти лет он был разлучен с родителями и попал в Убежище-29, населенное исключительно детьми. Повзрослев и покинув бункер, Гарольд на некоторое время стал преуспевающим торговцем и уважаемым человеком в городе Хаб. Примерно в то же время он сошелся с доктором Ричардом Греем, вместе с которым и обнаружил военную базу с залежами таинственного мутагена. Грей упал прямо в чан со странной жижей — этот инцидент превратит его в главного злодея первой части Fallout. Гарольд тоже подвергся воздействию мутагена, но сумел выбраться из гиблого места и, конечно, начал стремительно мутировать.

Воздействие генного вируса сделало Гарольда чудовищным долгожителем и таким же чудовищным уродом и неудачником. Сто с лишним лет он скитался, попрошайничал и каким-то образом умудрился вступить в симбиоз со странным деревом, которое проросло внутри его головы. Гарольд утверждал, что дерево общается с ним и называет себя Бобом. Все это не помешало нашему герою стать мэром города Геко. Однако прогрессирующая болезнь Боба заставила Гарольда вновь удариться в странствия. В итоге, впрочем, Боб поправился и разросся настолько, что Гарольд буквально был вынужден пустить корни. Двухсотлетний старик, он превратился в гибрид человека и растения, вокруг которого в какой-то момент образовался культ древопоклонников. Когда герой Fallout 3 встречается с ним, Гарольд просит убить его, но это не единственный исход квеста: вместо этого можно помочь Гарольду обрести новый смысл жизни ради своих последователей. Удивительная история персонажа — мощное свидетельство тому, что даже будучи бедным, больным и фантастически старым, можно бороться, искать, найти себя и стать счастливым.

Старушка (The Graveyard)





Под занавес материала расскажем о странном, но парадоксальном способе обрести бессмертие. В портфолио у ныне закрытой студии Tale of Tales была минималистическая игра The Graveyard. В ней игрок управлял старушкой, которая тяжело и медленно брела от ворот кладбища к скамейке, виднеющейся в конце аллеи возле церкви. После нескольких минут напряженного нажимания на одну кнопку, игроку удавалось-таки усадить бабушку передохнуть, после чего та немедленно испускала дух. Но есть нюанс: в какой-то момент игра вышла на iOS, и в ее бесплатной версии старушка просто не умирала. Таким образом авторы по сути предлагали нам заплатить денег, чтобы прикончить и без того измученную женщину. Наверное, не так уж и удивительно, что Tale of Tales закрылись.

Конечно, игры — это всего лишь плоды чьей-то фантазии и упорного труда. Но как гласит русская пословица, сказка — ложь, да в ней намек. Примеры наших героев настойчиво намекают: в ожидании выхода в отставку имеет смысл, прикинув размер потенциальной подачки от государства, оставаться активными и ни в коем случае не переставать мечтать о великих делах.

Обсудить