Оглавление

Безумные идеи советских десантников, которые бы отлично смотрелись в играх

От воздушного поезда до сбрасываемых огневых точек

90 лет назад, 2 августа 1930 года, на учениях под Воронежем в первый раз высадили парашютный десант из 12 человек. Началась история отечественных десантников. 1930-е были особенным временем – фантазия перла из людей на зависть любому творцу в жанре дизельпанка. Десантники исключением не были и напридумывали немало как реально созданных, так и загодя безумных приспособлений, которые бы украсили практически любую игру. О них и поговорим.

Воздушный поезд



Главное для любого воздушного десанта – транспортные самолеты. Больше мощных транспортников – сильнее выбрасываемые части. Причем в 30-х вполне себе альтернативой сбросу на парашютах были планеры. Преимущества очевидны: набившихся в планер десантников не разносит ветром куда попало – они приземляются компактной группой, ударная сила которой больше, чем у отдельных бойцов. Ради этого можно даже потерпеть тот факт, что планеру нужна большая ровная площадка и подготовленный пилот.

В Советском Союзе активно экспериментировали со сравнительно небольшими планерами – например, с 28-метровым в размахе крыла Г-63 на 12 человек десанта. Буксировать такой планер мог даже разведывательный биплан. Летные качества позволяли ему активно маневрировать даже после отцепления от буксира, лихо выписывая восьмерки.



Но десантники не были бы десантниками, если б так просто остановились на чем-то скучном и достижимом. Полет фантазии рождал огромные бесхвостые планеры на полсотни человек каждый и целые воздушные поезда — предполагалось, что можно будет высадить сразу 400 человек, таща 8 связанных планеров одним самолетом. Такое, правда, не потянул бы ни один из советских бомбардировщиков 30-х, даже монструозный по тем временам ТБ-3 с размахом крыла в 40 метров и четырьмя моторами.

Конструкторское бюро Павла Гроховского, которое и генерировало львиную долю подобных грандиозных идей, пыталось решить эту проблему, разрабатывая сверхтяжелые буксиры. Дело, правда, не пошло дальше рисунков и прикидок. А вот Туполев более предметно прорабатывал самолет-гигант со 100-метровым размахом крыла — так и не воплощенный в реальности ТБ-6. 12-моторный левиафан, пожалуй, мог бы потянуть и воздушный поезд из планеров.



Правда, осталась бы грандиозная инфраструктурная проблема — потребовались бы по-настоящему грандиозные для 30-х годов аэродромы, чтобы вся эта мощь куда-то поместилась и при этом еще успела набрать скорость и взлететь. Ничего невозможного с технической точки зрения, но на деле – огромная прорва денег, а ранний СССР и так был довольно бедной страной.

Поэтому в реальности идею воздушного поезда не воплотили бы в любом случае. С другой стороны, в играх, где про многие условности можно забыть, реализовать такую красоту можно. Вряд ли в мультиплеере – сомнительно, чтобы несколько сотен человек набились в планеры и доверились всего нескольким пилотам, которые могут по криворукости, а то и ради шутки впилить всех в какую-нибудь гору. А вот в какой-нибудь сюжетной синглплеерной игре (особенно в жанре дизельпанк) при грамотной подаче может получиться грандиозный вау-момент.

Летающий мотоцикл



В десанте активно экспериментировали с мотоциклами – научились сбрасывать с парашютом как обычные, так и с коляской. Бомбардировщик мог тащить до четырех трехместных мотоциклов, с двумя пулеметами на каждом. Схемы были реалистичные и проверенные практикой, но, видимо, считались все еще пресноватыми.

Поэтому конструкторы перестали сдерживать фантазию и придумали проект гусеничного авиамотоцикла Г-54 (гусеница была мягкая и одна) с пулеметом и 8-сильным мотором. Главная фишка машины — отстегивающиеся крылья и маленький пропеллер сзади, чтобы после сброса с самолета планировать в воздухе.



В серию этот дизайн не пошел, но реализовать его в виртуальной реальности вполне можно. И тут полно возможностей. Можно на летающих мотоциклах высаживать игроков на карту в какой-нибудь «королевской битве». А можно вписать их в сюжетную кампанию какого-нибудь боевика – скажем, пусть в роли «кавалерии из-за холма» выступят десантники на летающих мотоциклах. Красиво же будет – прилетает рой таких молодцов, поливает все из пулеметов, а приземлившись, еще и в атаку на скорости идет или, наоборот, эвакуирует главных героев, пока не поздно.

Собаки-парашютисты



Насквозь «клюквенная» (в хорошем смысле) серия Red Alert прославилась медведями-парашютистами. До такого в реальном мире никто, конечно, не додумывался, но лишь потому, что была куда более послушная и тоньше дрессируемая альтернатива – собака!

Парашют для четвероногого друга был опробован на деле – в 1934 году никаких проблем, чтобы сбросить собаку, уже не было. Псы десантировались как индивидуально, так и группами в специальных клетях – двери автоматически открывались после удара о землю. Но самое интересное было не в технике, а в предполагаемых тактиках применения собак.

Родилась идея натренировать псов как диверсантов: научить их распознавать важные объекты как визуально, так и по запаху (какая-нибудь железнодорожная цистерна с горючим для собачьего нюха более чем заметна). А потом – атаковать найденные цели.

Нет, не грызть зубами, конечно, – советские ученые разработали специальный пояс со взрывчаткой. Предполагалось, что собака подберется к искомому объекту и дернет за специальную веревку. Запустится часовой механизм, а пояс отстегнется и упадет на землю. Дальше по замыслу пес должен был отбежать как можно дальше, чтобы не накрыло взрывом.



Смысл тут был не только в гуманизме. Сбрасывать собак хотели с командиром-человеком. Тот мог организовать массированную собачью диверсию на какую-нибудь базу, сам оставаясь неподалеку и раздавая тренированным псам команды. Те бы взрывали уязвимые объекты, возвращались к нему, а человек бы получал по воздуху снабжение в виде собачьего корма, взрывных поясов и новых собак взамен тех, что сталкивались бы с охраной. И при должном уровне планирования, подготовки и удачи такая операция могла продолжаться достаточно долго – волна за волной.

В реальности это так и не применили, а вот в играх вполне можно этим заняться. В MGS V, конечно, есть D-Dog, но так можно было бы собрать целый отряд четвероногих диверсантов — особо хорошо они, скорее всего, выступят в пошаговых тактиках.

ДОТы на парашютах



Каждый военный знает, что всецело полагаться на даже самые прочные укрепления – значит, обречь себя на поражение. Но если использовать их грамотно, то они приносят победу – например, их можно использовать, чтобы прикрыть опасное направление, сэкономить на этом силы, собрать их в кулак в другом месте, ударить, и победить.

Одна из проблем десантников – у них тяжко с укреплениями. Окопы-то они отроют, а вот ДОТы быстро не возведешь. С ДЗОТами попроще — если есть время, можно из деревьев и прессованной земли построить. Но сразу после высадки – нет, исключено. Нельзя ведь взять и сбросить с самолета бронированную огневую точку. Или все-таки можно?



В 1933-м в СССР считали, что можно. И разработали эскиз сбрасываемой огневой точки. На земле она напоминала морскую звезду, из центра которой торчит колпак с пулеметом и сидящим внутри стрелком. В планах были идеи «раскормить» бронеточку до автопушки или даже противотанкового орудия. Предполагалось, что можно будет стрелять не только после приземления, но и до.

Но дальше набросков дело не пошло. Советским десантникам требовались более приземленные вещи из серии «давайте сначала научимся автомобили и боеприпасы сбрасывать, а уж потом будет об огневых точках думать».

В играх такие десантируемые укрепления лучше всего, пожалуй, сработали бы в стратегиях. Сбросить парашютистов можно где угодно, а вот внезапно развернуть в поле мобильные бункеры – это особый дизельпанковский шик.

Человеческая фантазия не знает границ. Увы, чем быстрее ее полет, тем меньше она согласуется с реальностью. Но игры львиную долю этой реальности позволяют игнорировать. Казалось бы, жгите напалмом, создавайте миры с необычными ситуациями, техникой, юнитами, но получается не всегда. В таком случае не стыдно обратиться к истории – порой она порождает такую фантасмагорию, до которой не всякий фантаст додумывается.

Обсудить