Оглавление

Боги, герои и конец света. Каким был мир Total War Saga: Troy

Время великих катастроф

Новый выпуск известной серии стратегий Total War посвящен временам Троянской войны (насколько удачным он получился — читайте в нашем обзоре). О той эпохе мы почти все знаем только из поэм Гомера. Но это не только время великих героев и эпосов, а еще и время конца света, когда древние цивилизации рухнули и на их обломках вырос новый мир.

«Бронзовый коллапс»





Мир XIII века до н.э. в каком-то смысле напоминал наш – цивилизация стояла на крупных государствах, которые были связаны друг с другом нитями торговли. Эти сверхдержавы своего времени – Хеттское царство в нынешней Турции, Египет, микенская Греция, Ассирия на берегах Тигра и Евфрата – поделили власть, много торговали, много воевали, и строили различные сооружения, причем некоторые сохранились до сих пор. По тогдашним представлениям это был прекрасный период. Открытие бронзы и орудий из нее значительно увеличило продуктивность сельского хозяйства. А где развитый сельхоз – там и возможность содержать ораву людей, не занятых непосредственно добычей продуктов, – от жрецов и воинов до поэтов и ювелиров. Заодно и строителей, которые могут построить что-нибудь монументальное, вроде пирамид, а могут – нечто полезное, вроде судоходного канала. Отсюда и выдающаяся архитектура, и развитая торговля, — короче, жители той эры имели все основания полагать, что в лотерее жизни они выиграли. К тому же, несколько тогдашних сверхдержав неплохо уравновешивали друг друга. Походы — походами, кризисы — кризисами, но в целом завтра выглядело лучше, чем вчера. Где-то в середине XIII века («минус тринадцатого», до н.э.) старые противники, Египет и хетты, столкнулись лбами в недлинной, но жестокой войне на истощение, после чего заключили долгий мир – так что и с этой стороны был порядок. К тому же, на это время пришелся период теплого климата с высокими урожаями. Казалось бы, живи и радуйся да чудеса света строй.

В течение XII века случилось некое событие, о природе которого спорят до сих пор. Внешнее проявление очевидно – за несколько десятилетий города оказались покинуты, роскошные дворцы – разорены, царства уничтожены, как будто их не было, и даже письменность почти везде забыта. Как раз в эту эпоху произошли события, позже воспетые Гомером и менее известными поэтами: была разрушена и исчезла древняя Троя. Но она была далеко не единственным пострадавшим городом. Все эти события получили общее название «Катастрофы Бронзового века».

Мы уронили вообще всё, о Озимандия, честно…





Самым очевидным проявлением мирового краха стало вторжение варваров. На рубеже XII века цивилизованные страны подверглись неожиданному удару со стороны целого конгломерата племен завоевателей. Захватчики пришли на кораблях, и обобщенно их назвали «народы моря». Предполагается, что они явились из областей западнее – с Сицилии, Сардинии, с Балкан. Пришельцы прошлись огнем и мечом по землям Палестины, Египта, Греции. В конце первой трети ХХ века на берегу Средиземного моря в нынешней Сирии случайно нашли развалины древнего города Угарит. Среди обширного письменного наследия обнаружилась особенно важная глиняная табличка. Это был отчаянный призыв о помощи к правителю находившегося сравнительно близко Кипра. Письмо осталось неотправленным – видимо, завоеватели добрались до Угарита раньше. Древний высокоразвитый город был заброшен на сотни лет. Поселения неподалеку от Угарита постигла ровно та же судьба. Палестиной разрушения не ограничивались – погибли царство хеттов в Анатолии, тяжело пострадал Египет, который был надолго отрезан от мира, исчезла микенская Греция. К слову, археологи утверждают, что как раз в этот период в Греции начался бум строительства укреплений. Крепости не помогли – Элладу наводнили племена пришельцев.

Это глобальное нашествие оставило больше вопросов, чем дало ответов. Во-первых, многие разрушенные города находились совсем уж далеко от любых маршрутов «народов моря». Так, погибла Хаттуса – столица хеттов в глубине Анатолии. Какой-то десант вряд ли мог туда проникнуть, да и по всем приметам Хаттуса умирала небыстро – в течение нескольких десятилетий.



Судя по всему, древние города были уничтожены не только врагами. В Микенах, Угарите, других городах кроме следов битв остались следы крупных землетрясений. А «глиняная переписка» той эпохи пестрит упоминаниями голода. Эти «сигналы бедствия» подтверждены современными учеными: конец Бронзового века сопровождался засухами и падением урожаев.

Одна из классических теорий о том, почему так случилось – извержение вулкана Санторин в Эгейском море. Извержение было, облако пепла, цунами, землетрясения и прочий набор спецэффектов налицо, вот только это все случилось лет за триста, а то и за четыреста до краха цивилизации. Так что вулкан не виноват. Однако климатические колебания и землетрясения, безусловно, сказались не только на несчастных жителях державы хеттов, Египта и микенской Греции. Скорее всего, произошло примерно следующее. Природные катаклизмы были обычным делом для того мира, и их более-менее переживали. Но теперь к обычным землетрясениям и извержениям вулканов добавились изменения климата. Меньше еды при том же населении – и вот уже запас прочности древних царств резко падает, а оправляться после стихийных бедствий приходится дольше. Но пока в Микенах и Египте просто затягивали пояса потуже и бунтовали, перед менее развитыми обществами тогдашней периферии замаячил призрак голодной смерти. И варвары тех веков, от «народов моря» до дорийцев в Греции, рванулись в более богатые области, сметая все на своем пути. Страны Леванта уже были ослаблены, а те места, куда хищные «народы моря» не добрались, нищали и дичали из-за остановки торговли.

У людей той эпохи были все основания думать, что на них обозлилось мироздание и вообще они присутствуют при конце мира. Землетрясения, засуха, нашествия завоевателей, крушение казавшихся незыблемыми царств. Однако конец старого мира означал старт чего-то нового. Люди той эпохи, конечно, видели мало хорошего. На Крите, например, до сих пор сохранились остатки «пиковых поселений». Поселки, даже небольшие города с тысячами людей, теснились высоко в горах. Там нежарко даже летом, каменистая почва не дает как следует заниматься земледелием – разве что разбивать небольшие огородики. Зато там не так опасно, как внизу, на плодородных равнинах, которые так легко разграбить. Устояли лишь немногие. Египетское Новое царство, достигшее пика мощи при Рамсесе II (он же Озимандия), теперь смогло кое-как отмахаться, хотя сильно усохло в размерах.

Среди прочих городов, примерно тогда же сгинул город, который нынешним археологам известен как «Троя VIIа».

Павшая Троя





Когда Генрих Шлиман впервые обнаружил развалины города, признанного Троей, ему было легко говорить: «Я смотрел в глаза Агамемнону». Однако, как выяснилось, развалины Трои шли слоями, один над другим. «Семь-А», как считается, это и есть Троя Приама. Была ли Троя взята врагами? Да, и тут особых сомнений нет – руины содержат специфический военный мусор, включая, например, наконечники стрел, застрявшие в стенах домов.
Проблема в том, что микенские греки, ахейцы, разрушить Трою, похоже, не могли. Предыдущий слой, «Троя-VI», был уничтожен землетрясением. «Седьмая» Троя уничтожена нашествием, но как раз в те времена ахейцы погибали под натиском вторгшихся с севера племен дорийцев и им было не до походов. Ну, а все остальные слои просто по времени совсем уж не подходят. Словом, кудреглавых троянцев какие-то мужи посекли, только неясно, какие именно. Троя, кстати, была далеко не самым крупным поселением своего времени, и по меркам эпохи гибель Хаттусы от пожаров и голода или падение Угарита под натиском захватчиков были куда страшнее. Но кто, кроме фанатов археологии, слыхал о них? Вот что значит сила художественного слова.

Гомер действительно оказался блестящим певцом гибели древнего царства. Правда, тогдашние греки были очень мало похожи на тех, кого обычно представляем себе мы.



При словах «древнегреческий воин» обычно воображают гоплита с круглым щитом-гоплоном (откуда он, собственно, и получил название), в закрывающем все лицо коринфском шлеме. В реальности все было несколько иначе.

Классический шит того времени выглядел как здоровенная «восьмерка» или прямоугольник с деревянным каркасом и плетением из лозы, обтянутым бычьей шкурой. Доспехи тоже ничем не напоминали изящные «анатомические» кирасы гоплитов – это были в лучшем случае составные конструкции из здоровенных бронзовых пластин. Шлемы вообще могли изготовляться, например, из костяных пластин, типа кабаньих клыков, закрепленных на кожаной основе. Именно такой шлем из клыков кабана носил, например, Одиссей. Впрочем, их могли делать и из бронзы, так что Гектор и правда мог быть «шлемоблещущим».



На тактическом уровне о плотном строе пехоты уже знали, но вот классической кавалерии не было. Зато вовсю применялись колесницы. Обычно на колеснице находилось 2-3 человека. В простом варианте на ней сидел возница и, собственно, воин с луком и копьем. В альтернативном варианте добавлялся третий – щитоносец, который прикрывал остальной экипаж. Так, кстати, любили ездить хетты. Наехать такой колесницей на пехотный строй было делом исключительно рискованным, но вот покататься вокруг и пострелять из лука или достать выпавшего из строя врага копьем на скорости — неплохой вариант. Как альтернатива – вообще спешиться, и идти в атаку на своих двоих. Благо, бронзовые доспехи – это для особо богатых и знатных: большинство тогдашних воинов ходили на бой с минимумом защиты или вообще почти без нее. На востоке тогдашнего мира, в Эламе (примерно нынешний юго-запад Ирана) бытовали «древние БТР» — колесницы с увеличенным экипажем чисто для езды, но это все же экзотика. Нормальную кавалерию тоже пытались создать, но стремян и седел еще не было, так что всадник не мог в духе позднейшего рыцаря разогнаться и протаранить вражину – он бы сам упал с лошади первым.



Хотя дрались плотными массами, место для поединков оставалось. Гомер такие истории, как легко заметить по тексту «Илиады», обожал и не упускал случая описать. Кровь по страницам «Илиады» струится ручьем. Вот, например, как описывается победа греческого героя Аякса:

"И расселся шелом густогривый под медяным жалом,
Быв поражен и огромным копьем, и рукою могучей.
Мозг по Аякса копью побежал из главы раздробленной,
Смешанный с кровью: исчезла могучесть..."

И так — почти про каждого троянского героя. “Илиада” по большей части вообще не поэма, а как будто выдержки из обвинительного заключения: после распития спиртных напитков гражданин Ахилл гражданину Ликону в выю весь меч погрузил и, оставшись на коже единой, набок повисла глава.

Кстати, Ахилл — не самый отмороженный из героев. Для сравнения, пышнопоножный Диомед, согласно «Илиаде», был ходячим мясокомбинатом, он убил 34 названных по именам троянских героя. А главное, когда на поле боя вышел бог войны Арес, Диомед его тяжело ранил и отправил в нокаут. Причем этот великий герой поразил бога войны копьем в… скажем так, область набедренной повязки. Он еще и Афродиту ранил, которая вообще-то богиня любви, – ничего, кроме войны, наш герой не любил.




Для новой «Тотальной войны» выбрали эру, которая вовсе не ограничивалась борьбой под стенами поселка Илион. На деле это была эпоха тотальной катастрофы, когда падали казавшиеся незыблемыми царства. Но из руин старого мира рождался новый. Пройдет не так уж много времени по историческим меркам, и мир увидит классические цивилизации древности.

Обсудить