Оглавление

Чем интересен сеттинг Company of Heroes 3?

Рассказываем, как итальянцы, будучи посредственными вояками, сначала потеряли страну, а затем отбили ее благодаря партизанам и союзным войскам

13 июля студия Relic анонсировала Company of Heroes 3 — стратегию в реальном времени, которая посвящена солнечной Италии. Известно, что бои будут проходить в 1943 и 1944 годах, хотя не исключено, что игра коснется и более поздних периодов Второй мировой. Разработчикам точно есть о чем рассказать — на территории европейского «сапога» происходило много всего интересного.



Такой бардак, что даже мило



Итальянцы никогда не славились особой тягой к порядку. Хотя Муссолини (лидер фашистской партии, которая пришла к власти в 1922 году) видел образчиком для государства Древний Рим, в Италии царил бардак. В первой половине XX века так уж точно.

И это легко объяснить — Италия, как и многие страны Европы, сильно пострадала от Первой мировой. По логике заключенных союзов, страна должна была пойти воевать на стороне Центральных держав, но в последний момент выбрала Антанту. А все потому, что ее лидеры пообещали больше территориальных приобретений за счет Австро-Венгрии.

Во время войны выяснилось, что итальянцы ни на что не годятся: у них неважные солдаты и генералы. Австрийцы и немцы периодически устраивали им одну катастрофу за другой. Из-за неспособности драться должным образом Италия захватила не так уж и много земель, а по окончанию столкновений получила еще меньше, чем рассчитывала.

Сами итальянцы не захотели мириться с таким положением дел. Публичное согласие правительства с результатами войны только усугубило ситуацию. Недовольство государственной позицией породили нестабильность и регулярные столкновения на улицах страны (впрочем, для Европы 20-х годов это было обычным делом).



Линия разлома, как в Германии, России, Венгрии и других странах, проходила между радикальным национализмом и идеями социализма и коммунизма. Придуманные Муссолини фашисты были далеки от штурмовиков Гитлера, склонных к массовым убийствам политических оппонентов, и создателей лагерей смерти, которые окончательно отвергли весь мир от национал-социализма. Дуче (то есть, вождь) довольно спокойно относился к расовым теориям — например, он до последнего отказывался устраивать гонения на евреев, и дал на это согласие лишь тогда, когда начал во всем зависеть от Гитлера, впал в апатию и потерял интерес к происходящему.

По меркам гражданских войн среди красных и белых, столкновения итальянцев напоминали драки добродушных ребят. Чернорубашечники предпочитали унизить врага, а не убить — они не расстреливали пойманных коммунистов, а поили их касторкой, после чего жертв выворачивало наизнанку. Да, жестокое средство, но все равно мягкое для своей эпохи и обстоятельств.

Такое «добродушие» имело и обратный эффект. Из итальянцев редко получались хорошие солдаты. Они, без сомнения, были, но в отдельных частях и отрядах. В обеих мировых войнах армия проявила себя отвратительно: ей доставалось везде — от Северной Африки до России. В 1940-41 годах в Ливии 36 тыс. англичан разгромили войска итальянцев численностью в 150 тыс. человек (из них 115 тыс. попали в плен). Положение тогда спасли немцы, которые послали в Африку свои подразделения — этим они оттянули неизбежную потерю позиций на континенте на несколько лет.

Тот же Эрвин Роммель, германский военачальник, который возглавил отправленный на помощь корпус, больше других знал о военных способностях итальянцев. Еще в книге «Пехота наступает», написанной сразу после Первой мировой, он описывал личный опыт взаимодействия с ними. Уже тогда появились картины, на которых один солдат противника конвоировал сотни пленных. «Итальянцы слишком жизнелюбивые люди, чтобы быть хорошими солдатами», — писал Роммель.

В позднем издании, вышедшем в 1930-х годах, он по политическим причинам сделал сноску, где говорилось, что теперь-то итальянцы, конечно, не такие, а настоящие воины под контролем дуче, верного союзника Германии. Несколько лет спустя, в Северной Африке, Роммелю пришлось убедиться, что это не так. Итальянцы оказались самым слабым звеном.

Италия снова меняет сторону



Но, если вы думали, что Италия в мировых войнах меняла сторону лишь в 1915-м, то сильно ошибаетесь. «Жизнелюбивой» оказалась и сама страна — итальянцы явно не хотели, чтобы их земля стала ареной для тяжелой и упорной войны. Во время высадки союзников на Сицилии — операция «Хаски» началась в июле 1943 года — итальянцы продемонстрировали полное бессилие. Случалось даже, что солдаты сдавались в плен без сопротивления — нечто похожее обыграли во вступлении Mafia 2.

Несмотря на все декларации фашистской централизации Муссолини не стремился кардинально перестроить Италию. Он не пытался подчинить себе все нити власти и добиться для себя самодержавия. Номинальным главой государства был не дуче, а король Виктор Эммануил III, которого сам Муссолини сильно не любил и презирал, но тем не менее не трогал. В итоге он за это крепко поплатился: верхушка предала дуче по щелчку пальцев.



Элита намекала дуче, что война идет на редкость плохо и надо созвать Большой фашистский совет. Тот не собирался с 1939 года, и всем было понятно, что организовать его можно только с одной целью — легитимно отстранить вождя от управления государством. Муссолини, будучи журналистом, оратором и автором множества речей, согласился. Он решил, что сможет очередным выступлением перетянуть на свою сторону всех колеблющихся и набрать политических очков.

Результат получился обратным — соперники дуче оказались ничуть не менее красноречивыми и убедительными, чем он сам. К тому же Муссолини страдал от серьезной болезни, с диагнозом которой не могли определиться врачи — то ли рак, то ли язва двенадцатиперстной кишки, то ли гастроэнтерит, то ли что-то еще. По факту дуче был ослаблен, мучился от внезапных приступов и с трудом контролировал себя. И это тоже сыграло роль.

Переговоры на совете длились около девяти часов. Само действо выглядело, как идеальная заготовка для тарантиновского фильма. Никто не знал, чем кончится дело, но почти все пришли вооруженными. Многие взяли с собой по гранате, и не одной. Но в итоге все завершилось не кровавой перестрелкой, а лишением власти Муссолини. На этот раз Италия превзошла себя, сменив сторону не перед самой войной, а прямо посреди боевых действий.

Германия наносит ответный удар



В трейлере Company of Heroes 3 видно, как в город приходят немцы и закрывают итальянский флаг своим. Дело в том, что немцы не стали игнорировать тот факт, что их союзник договорился о капитуляции, и в сентябре 1943-го вторглись в страну. Итальянская армия была деморализована, поэтому германские части быстро дошли до Рима и заняли его.

Немцы закрепились в горных районах Италии. То, что должно было стать, по планам Черчилля, болезненным ударом в «мягкое подбрюшье Германии», на деле превратилось в вялое продирание через укрепрайоны.
В попытках пробиться через них союзники несли потери, и даже в какой-то степени повторили опыт Сталинграда. Как и немцы летом 1942-го, они год спустя усложнили себе жизнь своей же авиацией, разбомбив то, что можно было не трогать — средневековый монастырь Монте-Кассино. Вообще изначально германские войска не собирались делать его частью оборонительной системы, но после того, как храм превратили в руины, он стал чрезвычайно удобным для обороны. По монастырю было сложно корректировать огонь, вдобавок у обороняющихся появилось множество укрепленных огневых точек и доступ к подвалам, где можно было пережидать удары артиллерии. В итоге руины храма надолго стали непроходимым препятствием.



Монастырь получился отличной аллегорией на всю кампанию в целом. Союзники мучились с Италией до самого конца войны из-за местности и грамотной обороны.

Кроме того, немцы освободили арестованного Муссолини. Операция, организованная знаменитым диверсантом Отто Скорцени, была дерзкой и эффективной. Десять планеров и семь десятков вооруженных десантников приземлились у горной гостиницы, где держали бывшего дуче. Охрану быстро нейтрализовали, Скорцени лично вывел Муссолини и улетел вместе с ним на небольшом самолете связи.

Гитлер тепло приветствовал итальянского коллегу, однако не стал того наделять властью. Вместо этого Муссолини вручили в руки карликовую республику Сало на севере страны и поручили бороться с партизанами. К тому моменту дуче пребывал в полной апатии. Сказалась и болезнь, и шок от переворота в Риме, где он был предан близкими соратниками. Его можно было заставить делать все, что угодно, и он давно не посвящал задаче всего себя, как раньше.

Приключения русских в Италии



Трейлер игры открытым текстом говорит нам, что в кампании придется иметь дела с партизанами — и много. И, в принципе, это логично. После переворота 1943 года в стране началась подпольная война. Красные подпольщики и примкнувшие к союзникам части против оккупантов-немцев. К лету 1944-го на территории Италии действовали сотни бригад и 15 «партизанских республик» — аналоги партизанских районов, которые создавались в лесах и болотах оккупированного СССР.

Архетипичные образы европейских «борцов за свободу» в играх довольно однообразны — и в трейлере мы не увидели ничего нового. Этакие французские «маки» на итальянский манер. Впрочем, у разработчиков еще есть возможность удивить игрока, разбавив стереотипных персонажей русскими.

Антифашистских партизан в Италии родом из Советского Союза и впрямь было не мало. По крайней мере, их количество точно не имело отношения к статистической погрешности. В Италии содержались многие советские пленные. Они или сами успели увидеть, что творили немцы в СССР, или до них дошли слухи. Русскими руководила жажда мести, и активная борьба в партизанских рядах давала им возможность ее утолить.



Например, советский ударный батальон, возглавляемый лейтенантом Владимиром Переладовым, которого захватили под Москвой в 1941-м, был настоящей проблемой для немцев. Он их так достал, что те объявили за него награду в 300 тыс. лир. И было с чего — партизаны взорвали около 120 мостов, сожгли 350 автомобилей и бронетранспортеров, убили несколько тысяч человек и взяли 4,5 тыс. пленных.

В конце концов партизанское движение в Италии настолько расцвело, что в апреле 1945-го оно устроило крупное восстание по всей стране. Большая часть немцев была вынуждена сдаться именно партизанам, а не регулярным частям наступающих союзников (кстати, именно подпольщики расстреляли пойманного Муссолини). Конечно, без этих самых частей у итальянских партизан никогда бы не сложились необходимые условия для восстания, но сам факт того, что им хватило сил для такой акции, уже делает им честь.

Италия во Вторую мировую — вовсе не скучный сеттинг. В нем есть, куда развернуться: можно поиграть в античные трагедии с вождем, от которого отреклись даже приближенные, а можно обыграть несоответствие пафоса фашистского режима реальным боевым результатом. Можно оттолкнуться от хаоса и устроить несколько миссий в духе Ace Combat 7, когда сразу после переворота непонятно, какие из частей в городе поддерживают вас, а какие – противника. Возможностей хватает. Остается надеяться, что разработчики будут ими пользоваться.

Обсудить