Оглавление

Четыре лучших эпизода из жизни настоящих пиратов

Как одолеть огромный галеон почти что голыми руками, перехитрить испанского адмирала и заставить простых обывателей добровольно отдать вам свое золото

Сегодня на PC и Xbox One вышла Sea of Thieves – жизнерадостная мультяшная онлайн-игра про море, пиратов и сокровища. Разработчики сделали акцент на веселом раздолбайстве и головокружительных приключениях, пираты в Sea of Thieves выглядят не жуткими головорезами, как на самом деле, а скорее карикатурными персонажами из советского мультфильма «Остров сокровищ». Решили соответствовать духу новинки и мы – в этой статье собраны самые забавные, лихие и невероятные пиратские истории, которые идеально вписались бы в мир игры.



Наглый Давид



Одно из самых отчаянных морских ограблений в истории пиратства провернула зимой 1665 года команда французского флибустьера Пьера Леграна. К моменту начала нашей истории Легран с товарищами болтались по морю далеко не первую и не вторую неделю. У пиратов кончалась вода и провизия, а их корабль требовал ремонта. Тем не менее, Легран не хотел возвращаться на Тортугу с пустыми руками и надеялся, что рано или поздно ему попадется корабль с испанским золотом. Владельцы этой колониальной империи не могли надежно прикрыть все маршруты сразу, и страдали от нападений английских, французских и голландских пиратов.



В конце концов, Легран наткнулся на конвой из нескольких испанских галеонов (в разных источниках говорят то о трех, то о четырех кораблях). Атаковать эти большие, отлично вооруженные суда, было бы настоящим безумием. Однако один из галеонов отстал от остальных, и Легран решил рискнуть.

Капитан совершенно правильно рассудил, что испанцам вряд ли придет в голову, будто приближающаяся посудина с обветшалыми парусами и всего четырьмя пушками посмеет вступить с ними в бой. Скорее всего, жалкие голодранцы слезно попросят воды или провизии. Так и вышло: экипаж продолжал заниматься своими делами, а капитан галеона даже не вышел из каюты – словом, на испанском корабле царило полное расслабление.



За это пришлось поплатиться – перестреляв вахтенных из мушкетов, флибустьеры быстро полезли наверх. Перевалив через высокий борт галеона, они оказались на палубе прежде, чем испанцы успели понять, что к чему. Всего через пару минут пираты захватили капитана и добрались до порохового погреба, который пригрозили взорвать, посмей неприятель оказать сопротивление. Галеон был захвачен. Что до посудины Леграна, то она затонула еще до того, как все закончилось. Чтобы у команды не возникло даже мысли об отступлении, Легран еще перед боем решил потопить собственное судно. Впрочем, он не сильно тосковал по своей посудине – ведь теперь у него имелся целый галеон, доверху набитый золотом!



Любопытно, что дальнейшее поведение Леграна было неожиданно рациональным для пирата. Как правило, морские разбойники пропивали всю добычу где-нибудь на Тортуге или Ямайке буквально за несколько недель или даже дней. Наш герой поступил иначе. Позволив экипажу выпить хранившееся на борту галеона спиртное, француз взял курс на родной Дьепп. Там Легран продал захваченный корабль, поделил золото между соратниками, а сам купил дом и преспокойно зажил во Франции, как состоятельный гражданин.

Валлийская хитрость



Валлиец Генри Морган был прославленным пиратом, который верховодил пятью сотнями человек и флотилией из 8 кораблей. Как-то в феврале 1669 года его небольшая армада решила ограбить город Маракайбо. Сил у пиратов было вполне достаточно, а сам Морган уже бывал в здешних краях и хорошо знал местность. Последнее было как нельзя кстати: Маракайбо находился на берегу «бутылочного горлышка», что соединяло Венесуэльский залив и большое озеро, носившее то же название, что и город. Вход в «горлышко» перекрывался группой островов и полуостровов, и запечатывался испанским фортом.

Впрочем, с фортом проблем не возникло. Увидев приближающиеся корабли, испанцы немного постреляли для приличия, после чего тут же покинули укрепление. Правда, жителям удалось уйти в окрестные болота, прихватив все более-менее ценные вещи. Взбешенный Морган приказал прочесать джунгли, разыскать беглецов и отобрать у них золото. На это ушло пять долгих недель, но в конце концов добыча собралась богатая. Настало время возвращаться на Ямайку, но не тут-то было.



Судя по всему, беглецы из Маракайбо сумели добраться до находящейся за озером Мериды. Их вопли о помощи не остались неуслышанными, и на выходе из лагуны появились три крупных испанских фрегата во главе с адмиралом доном Алонсо Эспинозой. Подобраться к Маракайбо корабли не могли из-за большой осадки, но выход в море был перекрыт. Для надежности испанцы заняли оставленный пиратами форт, который вновь ощетинился рядами тяжелых орудий.

Морган понимал: единственное, что у него осталось – это флибустьерская наглость. Он отправил к Алонсо двух пленников, с которыми передал условия – 20 000 пиастров выкупа за город и свободный выход в открытое море. В случае отказа пират грозил сжечь Маракайбо и перебить заложников, в число которых входили самые видные горожане. Адмирала это не сильно впечатлило, и он выдвинул встречное предложение: головорезы возвращают все драгоценности и пленников, оставляют Маракайбо в покое и уплывают домой. Все под честное испанское слово. Начался торг.

Но Морган тем временем вел свою игру. Его люди готовили соломенные чучела, выстругивали деревянные пушки и забивали порохом и просмоленными ветками один из своих кораблей – барку, которую было наименее жалко. Дождавшись темного, дождливого вечера, пираты сделали вид, что идут на прорыв. Импровизированный брандер, двигающийся впереди, нес личный флаг Моргана – видимо, расчет был на то, что испанцы не станут топить прославленного пирата, а попробуют взять его в плен.



Так и произошло – неприятель, приблизившись, взял несчастную барку на абордаж. Ее экипаж тут же попрыгал в воду и поплыл в сторону основных сил Моргана. Через несколько мгновений после этого испанцы поняли, что на борту остались лишь соломенные чучела. Спустя еще пару секунд корабль взлетел на воздух. Яркое пламя тут же перекинулось на испанский фрегат, который скоро сгорел. Соседний находился слишком близко – чтобы не запылать следом, он выбросился на берег. Последнее судно подверглось атаке всей флибустьерской флотилии и попало в руки пиратов. Это был полный разгром.

Правда, у испанцев еще оставался хорошо вооруженный форт. Теперь его занимали решительные солдаты Алонсо, а не колониальное ополчение. Пушечное вооружение было усилено орудиями с выбросившегося фрегата, и доступ в открытое море для пиратов был по-прежнему закрыт. Кроме того, ввиду предстоящего сражения разбойники не стали грузить добычу на корабли, чтобы идти налегке, и теперь предстояло за ней вернуться.



Морган пробовал было снова угрожать казнью пленных, но Алонсо теперь был твердо намерен поквитаться с пиратом за нанесенное оскорбление и отказался от переговоров. Тогда разбойники придумали еще одну уловку. Они принялись демонстративно перебрасывать силы по воде, делая вид, что хотят напасть на форт со стороны леса, где укрепления были защищены слабее всего. Правда, по ночам пираты незаметно возвращались обратно. Алонсо поверил блефу Моргана и распорядился перетащить большинство орудий в сектор предполагаемого штурма.

В результате флибустьеры дождались удобной ночи и незаметно выскользнули из «бутылочного горлышка» с полными трюмами сокровищ. Адмирал Алонсо не успел перенацелить орудия, и дважды облапошенные испанцы остались с носом, разграбленным городом, не пригодившимся фортом и выбросившимся на берег фрегатом.

Забавы версальского уровня



Аристократ Мишель де Граммон родился в 1645 году и получил блестящее образование.Но буйный нрав и горячее сердце не позволили юноше прожить беззаботную жизнь. Ссоры и дуэли привели нашего героя в Карибское море, где тот на деньги семьи обзавелся кораблем и каперским свидетельством. Пиратская вольница пришлась Граммону по душе, и он не стал, подобно Леграну, возвращаться во Францию даже после захвата солидной добычи. Напротив, Мишель презирал оставленное дома аристократическое общество, и старался действовать не так, как принято в регулярных армии и на флоте.

Да и вообще он был крайне своеобразным человеком. Как-то раз пираты Граммона захватили испанский город Кампече. Местные жители мастерски спрятали все золото, и на поиски ушла масса времени. Параллельно местный губернатор донимал незваных гостей кавалерийскими рейдами, и даже захватил несколько пленных. Граммон пытался вызволить товарищей, пригрозив сжечь город и казнить пятерых случайных жителей, но угрозы не подействовали. В ответ и правда полетели головы, а также запылал один из кварталов. На губернатора не подействовало и это, и разгневанные разбойники подожгли все остальное, кроме квартала со старинными каменными зданиями.



Там Граммон устроил целое шоу. Решив с размахом отметить день святого Людовика, он приказал вытащить на улицу столы, украсить их роскошными скатертями, достать лучшие яства. За столами чинно расселись пираты, не забывшие пригласить дам из местного высшего общества. На улице стемнело, но пир освещался заревом соседних кварталов.

Но и этого Граммону показалось мало. Чиркнуло огниво, загорелся промасленный факел. Спустя мгновение запылал огромный костер, сложенный из найденных в городе запасов кампешевого дерева. Стоимость последнего была баснословно велика – с тем же успехом Граммон мог бы жечь норковые шубы. Весело треща, в небо улетало целое состояние, а ценнейший ресурс превращался в дым и пепел. «Разве смогут версальские развлечения тягаться с нашей затеей?» – саркастически произнес Граммон, не понаслышке знакомый с королевскими приемами.

Психология дознания



Большинство пиратов, конечно, предпочитали таким театральным жестам богатую добычу, но обыватели по понятным причинам совсем не горели желанием расставаться с кровно нажитым добром. Чаще всего информацию о том, где спрятано золото, приходилось добывать силой, но встречались среди морских разбойников и настоящие знатоки человеческой натуры, которые умели добиться желаемого без пыток.

Такими были, например, Жан-Бернар де Пуанти и Жан Дюкасс, королевский морской офицер и губернатор Санто-Доминго – очередного прибежища французских пиратов. В апреле 1697-го эти двое во главе 1850 солдат и флибустьеров овладели испанским городом Картахена. Практически сразу встал извечный вопрос – как заставить местных жителей расстаться с припрятанным золотом.

Спустя несколько дней после взятия города французы объявили жителям – всякий, кто сдаст ценности добровольно, получит назад десятую часть. Тем, кто донесет на укрывающих добро – достанется десять процентов от изъятого. Ну, а те, кто будет упорствовать, будут обобраны до нитки.



Золото тут же потекло рекой. Живущие в Картахене испанцы были наслышаны о пиратских рейдах, и отлично понимали – сохранить ценности все равно удастся немногим. Тех же, кто считал, что грабителей получится обмануть, сдавали соседи.

Самые хитрые, правда, попробовали спрятать золото в монастырях. Обычно такая тактика не работала, потому что грабеж как раз начинался с церковных богатств. Но в этот раз город успел сдаться на условиях неприкосновенности подобного имущества. Увы, де Пуанти быстро раскрыл уловку, и объявил, что по вине самих испанцев соглашение соблюдаться не будет, а монахам лучше бы добровольно вернуть спрятанное у них, а не то будет хуже.

На это пошла далеко не каждая церковь, и французы послали отряды, чтобы добыть золото силой. Каждую команду сопровождал флотский капеллан – как выразился де Пуанти, «чтобы случайно не прихватить то, что принадлежит церкви». На самом деле пиратские священники преследовали другую цель. Они лучше знали церковную архитектуру – и, как следствие, места, где могли быть спрятаны драгоценности.

При помощи хитрости и обыска в монастырях была собрана серьезная добыча. Пиратский флот покинул Картахену в июне 1697 года, увезя в трюмах не меньше 8-9 миллионов ливров.

Жизнь морского разбойника редко была долгой, а добыча, даже самая богатая, как правило мгновенно спускалась в головокружительной оргии пьянства, разврата и азартных игр. Жертвам пиратов приходилось еще горше – мало кому пожелаешь жить с мыслью, что все заработанное может быть в любую секунду отобрано группой морских головорезов. Но, как видите, случались тогда и действительно интересные истории, герои которых проявляли настоящую хитрость, лихость и даже своеобразное чувство юмора. Так что, хоть Sea of Thieves и не слишком правдоподобная игра, малая толика исторической истины в ней все же есть.

Обсудить