Оглавление

Четыре невероятных танковых истории

Немецкая паника, внезапная атака в Испании, смертельные ловушки под Москвой и стелс-миссия на танке в реальной жизни

Мужской праздник — отличный повод вспомнить про мужские игрушки. Если кто не понял, то мы сейчас о танках: пока критики рассуждают о том, что они больше не нужны, бронированные гиганты продолжают активно участвовать во всех боевых конфликтах, оставаясь одним из главных инструментов любого защитника отечества. Да и в играх без них не обходится: серия Battlefield, World of Tanks, Armored Warfare — список можно продолжать долго. Поэтому сегодня мы решили собрать несколько самых невероятных танковых историй.

Дебют



15 сентября 1916 года. Сражение на французской реке Сомме длится уже два с половиной месяца — позже его, кстати, признают одним из самых кровопролитных в Первой мировой. Стремясь выйти из позиционного тупика, англичане бросили в бой свою новейшую разработку — десятиметровые гусеничные машины Mark I, вооруженные пушками или пулеметами.



У самых первых танков было полно проблем. Скорость по пересеченной местности составляла лишь несколько километров в час, да и проходимость оказалась так себе — танк мог застрять даже после небольшой ошибки механика-водителя. Были проблемы с надежностью, а экипаж из восьми человек ютился в тесном внутреннем пространстве танка, где ему приходилось терпеть сорокаградусную жару и вонь механизмов. Но стальной монстр мог делать главное — прорываться через линии траншей неприятеля, невзирая на грязь, вражеские пули и воронки от снарядов, сделавшие поле боя непроходимым для обычных бронеавтомобилей.

Сентябрьским утром на немцев пошли 32 Mark I — еще 17 танков не смогли выйти на рубеж атаки из-за поломок. В ходе наступления поломались еще девять боевых машин, а пять застряли в болоте. Но даже тех танков, что дошли до позиций врага, хватило, чтобы повергнуть немцев в панику. Никогда не слышавшие о танках, пехотинцы будто столкнулись с исчадиями ада — гигантскими бронированными чудищами, лязгавшими гусеницами и почти неуязвимыми. Обычные пули на них не действовали, а бронебойных было мало, как и артиллерии на переднем крае — основу обороны составляли пулеметы.

При этом сами танки щедро одаривали оборонявшихся градом пуль и снарядов. Именуемые «самками» пулеметные танки идеально подходили для зачистки траншей. Въехав на траншею, танкисты могли обстреливать ее в обе стороны от себя — и двигаться дальше. Ну а вооруженные двумя 57-миллиметровыми пушками «самцы» брали на себя наиболее укрепленные точки в обороне врага.

Моральный эффект от атаки был грандиозен — немцы массово бросали окопы, и в ужасе убегали. В итоге за пять часов англичанам удалось продвинуться на несколько километров на участке фронта шириной в 10 километров. Позиции, атаки на которые не приводили ни к чему, кроме высоких потерь, были, наконец, захвачены.



Правда, англичане пожертвовали самым дорогим — эффектом неожиданности. 20 ноября 1917 года началось наступление при Камбрэ, первая комбинированная атака в истории. На поле боя взаимодействовали пехота, артиллерия, авиация, и почти пятьсот танков. Однако сюрпризом для немцев они уже не стали: танкисты напоролись на грамотную противотанковую оборону. Их ждали модифицированные для стрельбы прямой наводкой длинноствольные орудия, и пулеметные засады перед гребнями холмов. Переваливая через них, танки на некоторое время открывали незащищенное днище и безжалостно прошивались изо всего подряд. Англичане понесли тяжелые потери, и наступление закончилось ничем — немцев потеснили, но они вернули все контрударом, потеряв намного меньше людей, чем неприятель.

Испанские каникулы



Проходившая с 1936 по 1939 год гражданская война в Испании разделила страну на два лагеря — республиканское правительство в Мадриде и националистов-консерваторов во главе с генералом Франко. Положение первых ухудшилось осенью 1936 года — франкисты уверенно наступали на столицу. Советский союз не желал победы мятежников, и усердно накачивал республиканцев специалистами и военной техникой. Полтора десятка танков Т-26 под командованием латыша-коммуниста Поля Армана прибыли в Испанию 13 октября 1936 года. Предполагалось, что бойцы Красной армии будут только учить испанские экипажи, но враг настолько быстро подошел к Мадриду, что танкистам пришлось пойти в бой самостоятельно.



Ранним утром 29 октября танки Армана выдвинулись для поддержки пехоты в деревню Сесенья. Все делалось в спешке, что привело к ошибкам. Например, разведчики сообщили, что противник покинул Сесенью после обстрела, и в ней находятся уже республиканские солдаты. Но на въезде в деревню их ждала готовая к бою пушка. Ситуацию спасло лишь замешательство противника — бойцы Армана были одеты в испанскую форму, которой пользовались обе стороны, плюс противник ожидал подхода собственных танков, поэтому стрелять не спешил.

Арман сориентировался быстро — по улицам Сесеньи разгуливали марокканские солдаты, которые сражались только на стороне Франко. Требовалось выиграть время, чтобы растянувшаяся колонна собралась в готовый к бою кулак. Поэтому Арман тут же принялся орать на расчет — мол, нечего целиться в его танк. Вскоре на крики прибежал франкистский подполковник с намерением разобраться, что происходит. Такой возможности ему не дали — колонна уже подтянулась и разворачивалась в боевой порядок. Вот как Арман описывал произошедшее позже: «Боевая машина с ревом рвётся вперед — через подполковника, двух его офицеров, орудие и артиллеристов. Танк весит 10 тонн, подполковник, хотя и тучный, значительно меньше, он не выдерживает тяжести танка. За ним под гусеницы следуют офицеры и солдаты».



Т-26 двинулись по Сесенье, давя и уничтожая все на своем пути — людей, орудия, машины и даже лошадей. Вскоре к этому списку прибавились лошади — улицы в городе были очень узкими, и внезапно налетевшие на танки кавалеристы не успели спешиться или отступить. «Всадники сбиваются в кучу, получается каша. А чтобы каша была полная, я подаю команду «Вперед!», и двенадцать танков прокатываются по двум эскадронам кавалерии» — продолжает описывать свои приключения Арман.

Произошедшие дальше события показывают, что даже самые умелые танкисты мало чего значат без пехоты. Атака Т-26 выбила гарнизон из деревни, после чего Арман принял решение наступать в сторону городка под названием Эскивиас. Увы, но республиканская пехота, которая должна была занять освобожденные позиции, шла до них слишком долго — поэтому выбитый гарнизон Сесеньи вновь занял боевые позиции, и отбил атаку республиканских солдат. При этом был убит экипаж одного из Т-26, оставшийся на окраине деревни чинить поврежденную ходовую.

Основной отряд Армана тем временем громил уже гарнизон Эскивиаса. Помимо прочего, танкисты разнесли на куски две итальянских танкетки CV-33, успешно проведя, таким образом, первый для себя танковый бой. При этом был совершен и первый в истории танковый таран — одну из танкеток попросту столкнули с возвышенности. Не обошлось без потерь и у Армана — город обороняли 65-мм пушками, одной из которых удалось уничтожить Т-26.



Дальше наступление остановилось. Два часа Арман собирал своих танкистов: на большинстве машин не было раций. Параллельно он пытался выяснить, где же республиканская пехота. Разозленные танкисты поехали обратно, намереваясь повторить утренний разгром. Но теперь франкисты были готовы к появлению Т-26, заготовив немалые запасы бутылок с зажигательной смесью, одной из которых им почти удалось сжечь машину Армана. Особой помощи со стороны пехоты тоже не было, поэтому танкисты отступили. Впрочем, их рейд отвлек на себя значительные силы противника, что сыграло свою роль в обороне столицы. Мадрид в те дни не пал, и войне предстояло продлиться еще два с половиной года.

Мастер засады



Опыт Дмитрия Лавриненко, как танкиста, начался еще с 1938 года, когда он, недавний выпускник Ульяновского танкового училища, участвовал в Польском походе Красной армии. В первые же месяцы Второй мировой Лавриненко показал себя умелым командиром танкового взвода, организуя одну успешную контратаку за другой.



Но действия одного офицера не могли остановить общее отступление, поэтому 19 октября Т-34 Лавриненко оказался в Серпухове, из-за пробок на дороге отстав от других танков бригады. Оборона города трещала по швам, и вскоре появилась информация о подходящем батальоне немецкой пехоты с тремя орудиями. В самом Серпухове остались лишь плохо подготовленные части, наскоро собранные из местных жителей. Против немцев шансов у них не было.

Так Т-34 Лавриненко стал последним шансом для целого города. Танкисты заняли позицию на опушке леса, откуда открывался хороший обзор на дорогу, по которой двигался враг. Скоро показались немцы, самонадеянно двигавшиеся сплошной колонной безо всякого дозора. Лавриненко тут же наказал их за беспечность, начав обстрел из 76-мм пушки. Уничтожив два орудия из трех, танк ринулся вперед, просто тараня грузовики врага — нельзя было дать время немцам развернуться в боевые порядки. Следом подошли бойцы городского гарнизона, которые и завершили разгром.

Опыт засад Лавриненко использовал и по возвращении в свою 4-ю танковую бригаду, перед которой поставили задачу оборонять шоссе Волоколамск — Москва. Советские и немецкие танкисты сражались ожесточенно, нанося друг другу огромные потери. Во время одной атаки группа из шести танков, в которую входил и Т-34 Лавриненко, атаковала почти два десятка немецких танков, подбив семь, а остальных заставив бежать. Но и сама группа была уничтожена почти полностью: остался лишь Т-34 Лавриненко, а также более легкий БТ-7, который было решено отправить в штаб. Сам Лавриненко вывел свою машину к шоссе, по которому шла колонна немецких танков. Засада получилась идеальной: Т-34 уничтожил головную и замыкающую машины, «заперев» врага, затем еще некоторое время обстреливал колонну, и отступил прежде, чем немцы смогли организовать оборону. Немцы не досчитались шести танков.

Дмитрий Лавриненко был невероятным танкистом. В случившимся чуть позже бою у деревни Гусенево его Т-34 подбил сразу восемь наступающих немецких танков. А когда вышел из строя механизм пушки, то Лавриненко выскочил наружу с пистолетом — добивать вылезавших из подбитых танков немцев. Экипажу с трудом удалось убедить своего командира вернуться на место.

Смелый и отчаянный танкист, не раз горевший в своей машине, погиб даже немного нелепо: 18 декабря 1941 года Лавриненко после боя шел с докладом к командиру и был убит осколком разорвавшейся мины. Но даже за несколько месяцев войны Лавриненко стал самым результативным танкистом Красной армии, уничтожив 52 танка врага.

Грек в турецкой шкуре



В июле 1974 года к власти в республике Кипр пришли радикальные греческие националисты. В дело тут же вмешалась Турция. Анкара опасалась последствий для турецкого населения острова, и решила провести военную операцию. Началось турецкое вторжение на Кипр.



Момент вторжения был выбран удачно. Греки-киприоты уступали туркам практически во всем, а помощи им ждать было не от кого — в Греции как раз случился очередной политический кризис. Киприотам приходилось выкручиваться смекалкой. Широко известно морское сражение у Пафоса, когда разведка использовала неприятельские коды и заставила турецкую авиацию бомбить свои же эсминцы. Нечто подобное провернули и танкисты.

К началу вторжения киприоты смогли собрать лишь 18 танков Т-34/85, причем уже изрядно потрепанных временем и постоянно ломавшихся. Турки же выставили 165 современных М47 и М48. Их экипажи презирали кипрских танкистов, и не рассматривали всерьез угрозу танкового боя, предпочитая заполнять боеукладки преимущественно фугасными снарядами. А зря.



15 августа 1974 года турки решили попробовать на зуб деревню Скиллура, отправив на ее штурм 2 батальона десантников и 34 танка. Оборонявшиеся имели лишь один танк. Правда, это был бывший турецкий М47, захваченный в одном из прошлых боев. Его экипажем командовал сержант Константин Дросос.

Знавший местность сержант сманеврировал, зайдя в тыл наступавшим туркам. Его М47 буквально «слился» с танками врага: конечно, Дросос мог бы сразу начать давить пехоту и жечь танки, но тогда его бы быстро вычислили и уничтожили. Так что сержанту приходилось тщательно высчитывать момент каждой атаки, чтобы остаться незамеченным. И это получилось — так и не обнаружив себя, Дросос уничтожил 7 неприятельских машин. Турки поняли, что несут слишком большие потери, и отступили. Штурм Скиллуры провалился.

Обсудить