Оглавление

День позора: атака на Перл-Харбор и ее след в поп-культуре

Почему японцы напали на США, как им удалось обхитрить американцев, и какие игры посвящены атаке на Перл-Харбор

На рубеже XIX и XX веков Япония представляла собой типичный пример великой державы, опоздавшей к дележу наиболее «вкусных» территорий. Как и Германия, она «проснулась» ближе к концу колониальной эпохи, когда самые прибыльные части мира были уже заняты. На фоне собственного подъема в экономике и индустрии японцев обижало то, что им ничего не досталось, и они всячески пытались это упущение исправить. Страна восходящего солнца сумела обзавестись заморскими территориями в ходе Русско-японской и Первой мировой войн, но этого ей оказалось мало. Поэтому Япония стала активно вмешиваться в гражданскую войну в Китае — в конце 20-х годов ввела туда войска, а позже и прямо отгрызала от него куски вроде Маньчжурии. Последняя превратилась в марионеточное государство, которое просуществовало с 1932 по 1945 год.



В 1927 году в Японии разразился финансовый кризис. В тяжелой экономической ситуации погоня за колониями выступала и способом отвлечь подданных от внутренних проблем, и методом их решения. Считалось, что доход от эксплуатации захваченных территорий поможет наладить обстановку в стране, но на деле такая политика лишь ухудшала положение. В 1937 году Япония прекратила размениваться на мелочи, вроде откусывания территорий от Монголии или Китая и развязала большую войну против последнего. Китайцы отставали технически, организационно и не были едины, но зато их было много — и японцы завязли. С фронта массово прибывали больные и раненые, в стране ухудшалась ситуация с продовольствием. Война заходила в тупик.

Эмбарго



Сопротивляться Японии китайцам помогала заграница. СССР поддерживал коммунистов, а Штаты — партию Гоминьдан, поставки для которой шли через Французский Индокитай. В 1940 году немцы разгромили Францию, и японцы не преминули этим воспользоваться. Они набросились на французские колонии — и чтобы поживиться, и чтобы прервать линию снабжения. Однако это не понравилось США, где на рост новой восточной империи смотрели без особого энтузиазма. К тому же американцы теряли выгодные контракты в Китае.



Рузвельт обрушил на Японию ряд эмбарго. Сперва под запрет попали авиапромышленные товары, а летом 1941 года и поставки нефтепродуктов. Последнее оказалось ударом ниже пояса, ведь Страна восходящего солнца всецело зависела от американской нефти. Это эмбарго было последней попыткой американцев мирно вразумить японцев, рвущихся к господству в Восточной Азии.

Япония оказалась перед сложным выбором. Пойти на попятный, отступить из французских колоний и из Китая, означало потерять лицо. Это было чревато ухудшением внутренней ситуации и, возможно, даже гражданской войной. В итоге, Япония выбрала войну внешнюю. Она решила захватить нефтяные месторождения Голландской Ост-Индии, чья метрополия, как и французская, была оккупирована Третьим рейхом.

Но японцы полагали, что Штаты не позволят им и дальше захватывать колонии побитых немцами европейских держав, поэтому в Токио разработали план превентивной войны. Нужно было нанести ошеломительный удар по американскому тихоокеанскому флоту, чтобы парализовать волю Вашингтона. Параллельно следовало молниеносно захватить стратегически важные территории вроде контролируемых американцами Филиппин и ряда архипелагов в Тихом океане — это создало бы мощный оборонительный периметр. Преодолеть его стоило бы США слишком дорого, поэтому они подписали бы унизительный для себя мир.



Оптимизм относительно быстрой победоносной войны с США разделяли в Японии не все. Командующий флотом, адмирал Ямамото, утверждал, что страна сможет победить, только если ее войска дойдут до Белого дома – в противном случае американцы будут продолжать сражаться. При этом адмирал понимал, что шансов на такое завершение конфликта не было – преимущество противника в промышленности было тотальным.

Подготовка удара



Именно Ямамото спланировал атаку на Перл-Харбор, или «Жемчужную гавань». Работая над планом, он находился под впечатлением от налета на Таранто в 1940 году — успешного удара британской палубной авиации по защищенной гавани итальянского флота. Англичанам удалось тогда потопить один и тяжело повредить два неприятельских линкора, что коренным образом изменило баланс сил в Средиземном море. Теперь адмирал хотел повторить то же самое, но в большем масштабе, и повернуть ситуацию в Тихом океане в пользу Японии.

Для этого пришлось решить ряд мелких технических задач. Например, считалось, что в Перл-Харборе невозможно применять торпедное оружие — слишком мелко. Японцы установили на торпеды специальные плавники, чтобы те не ныряли глубоко. Расчет оправдался: американцы, полагавшие, что в Перл-Харборе торпедные атаки будут малоэффективны, пренебрегали противоторпедными сетями, и в день налета сильно об этом пожалели.

Внезапность



В Вашингтоне понимали, что будет война, и ожидали удара со стороны Японии. Но в случае с Перл-Харбором неприятелю удалось добиться тактической неожиданности — в США полагали, что японцы атакуют базы на Филиппинах, а не более удаленные Гавайи. Конечно, на столы начальников ложились рапорты разведчиков, предсказывающие нападение именно на «Жемчужную гавань» — некоторые из них за месяцы до атаки. Сегодня мы знаем, что эти предостережения были верны, но в 1941 году тревожных сообщений была масса, и в каждом указывалось новое место и время удара. Распознать грядущее нападение на Перл-Харбор, само по себе неочевидное при наличии тех же Филиппин, было невозможно.



Ударное соединение императорского флота покинуло базу в Куре несколькими группами между 10 и 18 ноября. Для обеспечения секретности членам экипажей выдавали теплое обмундирование — вражеский шпион решил бы, что целью похода является Аляска (японцы и правда заглянут на Алеутские острова летом 1942-го), а не Гавайи. Кроме того, выходившие из порта корабли прекращали радиосвязь, в то время как остававшиеся в Куре учащали передачу сообщений между собой. Американская разведка в Перл-Харборе зафиксировала, что в этом радиообмене отсутствовали позывные двух соединений авианосцев, но начальство не придало этому значения.

22 ноября соединение подошло к курильскому острову Эторофу (сегодня — российский Итуруп). На этой практически безлюдной земле моряков ждали тысячи бочек с горючим — их принялись грузить. Утром 26 ноября корабли двинулись на Гавайи.

Сколько было бомбардировщиков?



Ударным соединением командовал вице-адмирал Нагумо. К Перл-Харбору двигались 6 авианосцев, 2 линкора, 2 тяжелых и 1 легкий крейсер, а также 9 эсминцев. На авианосцах находилось 450 самолетов — пикировщики, истребители и торпедоносцы (две трети из них несли бомбы, так как японцы не были уверены относительно торпед нового типа) — но в атаке участвовали лишь 354. Остальные использовались для разведки или находились в резерве на случай непредвиденных проблем. Кроме того, во время нападения японцы использовали 5 сверхмалых подлодок (на 2 человека каждая), но все они потонули, не причинив врагу ущерба.

Рано утром 6 декабря были получены сведения из Токио. Разведчики доносили, что в Перл-Харборе не замечено ни одного авианосца — американцы отправили их на учения. Правда, операция для японцев все еще имела смысл. Из крупных кораблей в гавани по-прежнему оставались 7 линкоров (на самом деле 8 — вероятно, один не заметили, так как он находился на ремонте в сухом доке) и столько же крейсеров.




7 декабря в 6 часов утра японцы запустили первую волну из 183 самолетов. 89 торпедоносцев «Кейт» должны были атаковать корабли, 51 пикирующий бомбардировщик «Вэл» — аэродромы, а 43 истребителя «Зеро» предназначались для воздушных боев и ударов по открытым стоянкам американской авиации.

Налет



Первая волна собралась воедино и добралась до Перл-Харбора к 7:30 утра. Военные на базе увидели самолеты на радаре, но один из офицеров принял их за группу американских бомбардировщиков В-17, возвращавшихся с материка. Заметили японцев и визуально — в виде маленьких пятнышек на высоте 2 километра. Американцы до последнего не могли поверить в настоящий налет, поэтому моряки Перл-Харбора решили, что это учения. Однако уже в 7:50 на их головы посыпались бомбы.

Момент для атаки был идеальный — корабли пришвартованы к причалам и представляют собой неподвижные мишени, три четверти экипажей находятся на берегу, на ходу всего один эсминец. Американцы поспешили поднять в воздух истребители, но для этого требовалось время — машины нужно было заправить и загрузить в них боеприпасы. В результате почти две сотни самолетов было уничтожено на аэродромах, и взлететь смогли лишь немногие.



Вслед за первой удачной волной на американцев обрушилась вторая из 171 палубника. В ней не было торпедоносцев — «горизонтальные» «Кейт» с бомбами атаковали аэродромы, а пикирующие «Вэл» занялись боевыми кораблями. Воздушную армаду сопровождало 36 истребителей «Зеро». В целом вторая волна повторила успех первой, но уже с большими потерями — опомнившиеся к этому моменту американцы открыли огонь изо всех орудий.

План операции предусматривал запуск и третьей волны, но Нагумо передумал — его тревожили возраставшие потери. К тому же, в Перл-Харборе не было вражеских авианосцев, а значит, они могли находиться где угодно. Палубная авиация врага в любой момент могла ударить по японскому соединению, и рисковать лучшей частью национального флота Нагумо не хотел. Было понятно, что американцы и так потерпели разгром, а цель операции выполнена — вице-адмирал со спокойной совестью скомандовал отступление.

Последствия



Японцы потеряли 5 сверхмалых подлодок, 29 палубных самолетов и 64 человека убитыми. У американцев все было куда серьезнее — 4 потопленных линкора и столько же поврежденных, по 3 выведенных из строя крейсера и эсминца, 188 уничтоженных самолетов и 2335 убитых. Кроме того, был уничтожен бывший линкор «Юта» 1909 года постройки. К моменту налета он уже не использовался как военный корабль, а служил учебным судном.

Для США это был серьезный удар. Лишившись разом нескольких линейных кораблей, американский флот на Тихом океане потерял структурную устойчивость. Закованные в толстую броню и вооруженные мощными орудиями, линкоры могли принять на себя удар или поддержать огнем высадку на побережье противника, а теперь их стало значительно меньше. Впоследствии американо-японская война стала войной авианосцев, но первое время после разгрома в Перл-Харборе американцы боялись применять корабли в полную силу. Еще одно такое поражение, и противостоять японскому флоту стало бы нечем.



Американцы были вынуждены ждать ввода в строй новых кораблей и ремонта поврежденных, что дало японцам время для их знаменитого блицкрига в Юго-Восточной Азии. После Перл-Харбора императорский флот захватил огромные пространства — Япония получила голландские колонии, о которых так мечтала, а также создала обширное кольцо оборонительных баз вокруг своих новых владений. Целых полгода японцы могли творить в Тихом океане что угодно. Они дошли до Новой Гвинеи и Алеутских островов, поставив под угрозу Австралию и Аляску. Но их время подходило к концу. Получившие такую обидную пощечину американцы уже строили новый флот — и их намерения были крайне серьезны.

Культурный след



«День позора», как охарактеризовал нападение Рузвельт, надолго остался в американской памяти. Про него снимали фильмы, вроде «Тора! Тора! Тора!» 1970 года, или «Перл-Харбор» 2001-го. Авторы некоторых картин пытались даже устроить японцам своеобразный реванш и переписать историю, как, например, создатели «Последнего отсчета» (1980). По сюжету фильма, современный авианосец «Нимиц» попал в 1941 год, что вылилось в воздушные бои между реактивными F-14 и японскими истребителями времен Второй мировой.



Не обошлось и без игр. Список проектов на эту тему довольно большой, так что мы ограничимся лишь несколькими примерами. Защищать или атаковать Перл-Харбор можно в тактических стратегиях Battlestations: Midway и Battlestations: Pacific. С панической беготни во время японского налета начинается Medal of Honor: Rising Sun. Ну, а если говорить о самом очевидном для темы жанре, об авиасимуляторах, то мы бы выделили Blazing Angels: Squadrons of WWII и Pacific Fighters. Даже отечественные разработчики не смогли пройти мимо этой темы, поэтому она встречается, например, в стратегии «Стальные монстры».

За годы войны с американцами японцам удалось ввести в строй 8 тяжелых и легких авианосцев. США, в свою очередь, одних только тяжелых авианосцев типа «Эссекс» выпустили 26 единиц, а ведь были и другие. При этом на Японию Штаты тратили лишь треть отпущенных Конгрессом на войну ресурсов. По промышленной мощи Америка невообразимо превосходила Страну восходящего солнца. В условиях индустриальной войны японцам не помогли ни самоотверженность пехотинцев, ни выучка флота, ни решимость камикадзе. Перл-Харбор был лишь началом — эффектным, красивым и хорошо спланированным. Но за ним неизбежно последовала большая война, в которой у азиатской державы не имелось ни единого шанса на победу.

Обсудить