Оглавление

«Дюна»: впечатления от фильма

Выхолощенная экранизация великой фантастики

Друзья! Эта статья находится в разделе «Игры» не по ошибке или прихоти редактора. Мы в PLAYER ONE придерживаемся мнения, что современные игры уже давно стали полноправной частью индустрии развлечений, они находятся под влиянием происходящих в ней событий и сами влияют на нее не меньше. Поэтому мы регулярно рассказываем о ключевых событиях, происходящих в индустрии развлечений. Выход «Дюны» — как раз такой случай.


«Дюну» по праву можно назвать одним из самых знаменитых фантастических романов, но все-таки несколько удивительно, что он получает уже третью экранизацию, тогда как многие другие известные книги не могут удостоиться хотя бы одной. Ведь при всем своем величии роман Фрэнка Герберта не слишком кинематографичен и ставит перед авторами адаптации немало трудностей. В романе достаточно сложный сеттинг и мифология, с которыми надо познакомить зрителя. Почти все события разворачиваются на пустынной планете и почти нет космоса, что для космической оперы несколько странно. Не изобилует «Дюна» и сражениями — куда больше внимания Герберт уделяет политическим интригам и диалогам, а также взаимоотношениям и развитию персонажей. А еще тут множество героев, требующих внимания, и философский посыл, без которого «Дюна» утрачивает изрядную долю своей индивидуальности. К сожалению, автор новой «Дюны», Дени Вильнев, не смог найти ключ к решению ни одной из сложностей, которые перед ним стояли.



Познакомить зрителей со вселенной авторы фильма честно пытаются, но получается у них это весьма неуклюже. На нас скороговоркой вываливают массу названий и терминов, но вот их раскрытием и вписыванием в контекст сюжета Вильнев сотоварищи себя особо не утруждают. Показательна в этом плане знаменитая сцена, открывающая роман, в которой Пола испытывает Преподобная Мать Бене Гессерит. В книге мы видим этот эпизод глазами юного Атрейдеса, автор дает читателю прочувствовать его боль и показывает важные черты характера юноши, а попутно начинает знакомить с тем, что такое Бене Гессерит — и продолжит это делать впоследствии. Вильнев вроде бы почти дословно воспроизводит ту же самую сцену, вот только со стороны испытание, которое сводится к засовыванию руки в коробку, едва ли способно впечатлить или тронуть. К образу Пола в фильме эта сцена ничего не добавляет. А сути и планам Бене Гессерит посвящают буквально несколько фраз, и по ходу следующих двух с лишним часов о них практически не вспоминают.



Вероятно, у зрителя, не читавшего книгу, после просмотра «Дюны» в голове останется каша вместо цельного представления о сеттинге. Разобраться в незамысловатом в общем-то магистральном сюжете будет не сложно. Но вот все остальное «погружение во вселенную» скорее всего покажется ненужным придатком, только растягивающим хронометраж и замедляющим и без того весьма неторопливое повествование.

К тому же в «Дюне» вовсю нарушается принцип «не рассказывать, а показывать» — то закадровый голос поведает о том, чем так ценен Арракис, то введение в культуру фрименов покажут посредством обучающего видео, которой смотрит Пол. Скорее всего потому, что как-то познакомить с ними зрителя надо, а до того, как фримены начнут играть в сюжете активную роль фильм не доберется, ведь картина охватывает события только первой половины романа.



Казалось бы, разбив «Дюну» на две части, Вильнев получил достаточно экранного времени, чтобы обстоятельно показать характеры, взаимоотношения и развитие персонажей. На деле же режиссер почти все внимание сосредотачивает на герое Шаламе — сильно злоупотребляя повторениями, показывает терзающие юношу пророческие сновидения, его сомнения в своем будущем и постепенно крепнущую веру в себя. Но вот уже отец главного героя удостаивается всего пары сцен, в которых за архетипом едва можно разглядеть черты живого человека, — приближенным герцога Лето, впрочем, не достается и этого. Удивительно, но если Герберту удавалось за сто с небольшим страниц создать весьма обширную галерею колоритных, оригинальных и живых персонажей, вызывающих искрение эмоции, то Вильневу не хватило для этого и двух с половиной часов экранного времени. Играют самого герцога и его сподвижников звезды первой величины, но воспринимаются их персонажи, как статисты, не пробуждающие ни интереса, ни сопереживания.

Не менее обидно, чем за приближенных Атрейдесов, и за барона Харконнена. Наверное, из-за его гротескной внешности часто забывают, что в книге он был по-настоящему умным и коварным злодеем, который за счет ловких интриг сумел добиться почти полной победы над домом Атрейдесов. Забыл об этом и Вильнев, показывающий барона просто мерзким чудовищем.

Почти не нашлось места в «Дюне» Вильнева и политическим интригам. Буквально в паре диалогов, да и в них почти между делом, озвучивается, что Император не доверяет Атрейдесам и назначение на Арракис было ловушкой (не сочтите за спойлер, ведь первоисточнику уже более полувека). И на этом в общем-то вся политическая составляющая фильма и заканчивается. Когда дело доходит до нападения на Атрейдесов, приходится гадать, зачем вообще было устраивать против них какой-то заговор. На словах подданные герцога Лето — великие воины, но когда дело доходит до битвы, не способны оказать врагу даже минимального сопротивления.



Отдельного разговора заслуживает визуальная составляющая «Дюны». Удалась ли она? И да, и нет. С одной стороны, Вильнев безусловно умеет создать впечатляющую картинку и вовсю демонстрирует это в фильме. Режиссер вовсю смакует суровые красоты и порывы стихии Арракиса, работу фантастической техники и каждое появление главного символа «Дюны» — песчаных червей. Определенно, полюбоваться в фильме есть на что. Но вот, если вы ждете зрелищного экшена, то тут вас ожидает разочарование. Единственная крупная битва невразумительна, скоротечна и скорее напоминает резню, чем борьбу двух сильных противников. Кроме того, нас ждет лишь несколько коротких поножовщин (кстати, почему холодное оружие используют в мире далекого будущего, незнакомым с книгой зрителям и не подумают объяснить). Причем выдающейся боевой хореографией или изобретательным подходом к постановке эти бои похвастаться не могут.

«Дюна» Вильнева получилось эдаким карго-культом книги Фрэнка Герберта. Вроде бы Вильнев очень тщательно воспроизводит оригинал, но на деле ограничивается только внешними элементами. По всей видимости искренне стремясь снять предельно близкую к первоисточнику киноиллюстрацию романа, Вильнев умудрился растерять практически все качества, которые делали «Дюну» выдающейся фантастикой, — в фильме не показаны политические интриги, неинтересно поданы персонажи, толком не раскрыт сеттинг и философская составляющая.

Обсудить