Оглавление

Fallout IX века

Евгений Норин о том, почему Англия Темных веков с ее бесконечными войнами и интригами - отличный сеттинг для новой Total War

Анонсированная недавно Total War Saga: Thrones of Britannia посвящена на первый взгляд странному месту и времени. Король Альфред и викинги в Англии – c одной стороны, это тема аддона еще к первой Medieval, с другой – а что там вообще может быть интересного? В действительности, это отличная эпоха для большой стратегии.



В Новое время Англия редко подвергалась нашествиям, однако в Темные века ее не завоевывал только ленивый. После крушения Рима из Шотландии, Ирландии и с континента в Англию пришли племена предков нынешних шотландцев и ирландцев. Именно дикие саксы – главные противники короля Артура из легенд. О нравах пришельцев говорит портрет одного из их эпических героев: желая произвести впечатление на дам, он пришел к ним с девятью головами в одной руке и десятью в другой, и как говорится в легенде, имел при этом «дивный и кроткий облик». Вторжение племен превратило Англию в бурлящий котел. Столетиями ее никто не мог объединить, через выжженные равнины перекатывались племена захватчиков, которые оседали на новом месте и вскоре сами становились жертвами очередных колонизаторов. Этот мир походил на средневековую версию Fallout: пустоши с редкими островками цивилизации, оставшимися в основном от прежнего, технологически развитого мира, в данном случае – римского. Оплотом разума оставались разве что христианские монастыри, где собиралась основная масса грамотных людей. Постепенно размах войн и набегов уменьшался, но тут появились викинги.



Скандинавия того времени стала неиссякающим источником пиратов и завоевателей. Климат и почва не позволяли ее жителям широко заниматься земледелием, так что все, кого не получалось прокормить, садились на корабли и отправлялись в набеги. В случае удачи они возвращались с добычей и рабами либо оседали на новом месте, а в случае провала, по крайней мере, переставали создавать проблемы на родине.

Поначалу викинги просто грабили те места, куда добирались, но вскоре принялись строить колонии. В Англию они начали устраивать набеги огромными флотилиями. Даже местных жителей, привычных к насилию, поражала жестокость язычников. Скажем, ирландцев шокировала привычка ставить после победы котлы с едой на тела побежденных врагов и втыкать в них вертела. Сами пираты не понимали, что в этом такого, заявляя: «Они поступили бы с нами также, если бы победили».

Британия, несмотря на внутренний раздрай, была для нищих скандинавов удивительно богатым местом. Ватага викингов чаще всего не сражалась с воинами прибрежных королевств, а высаживалась там, где можно было взять легкую добычу. Правда, это тоже не всегда заканчивалось благополучно. Именно в Англии сложил голову Рагнар Лодброк, еще не ставший героем сериала. Победивший его король Нортумбрии посадил пирата в яму с ядовитыми змеями, и тот умер, изрыгая проклятия и обещания мести.

Та последовала много лет спустя – в Англию во главе огромного флота явились сыновья Лодброка. Как уверял летописец, при известии о смерти Рагнара один из его отпрысков стиснул древко копья так, что на нем остались следы, а другой поочередно покраснел, посинел и побелел. Кроме памяти родителя их толкало вперед желание завоевать себе корону. Поначалу они сносили английские королевства как костяшки домино. Королю, убившему их отца, согласно легенде, вырезали «кровавого орла» - вскрыли ребра и достали легкие руками.



Однако вскоре им предстояло встретиться с королем Уэссекса Альфредом. Поначалу норманны предали его земли огню и мечу, и будущий великий король партизанил в болотах. Альфреду даже приходилось иногда самому ходить в разведку под видом менестреля. В общем, жил он, как Робин Гуд. Викинги постепенно увязли в Англии. Они поселились на новом месте, и быстро поняли, что устраивать набеги и контролировать территорию – не одно и то же. К тому же, успехи расслабили завоевателей. Многие из них предпочитали уже не сражаться, а пьянствовать и нежиться в гаремах, составленных из местных жительниц. Армии викингов изначально были хрупкими альянсами независимых ярлов, и теперь далеко не все они мечтали о продолжении войны. Благо, у норвежцев не считалось зазорным работать на земле, и удачливый пират легко становился мирным крестьянином, а земля Англии с их точки зрения была раем.

Так что Альфреду удалось если не уничтожить, то сильно ослабить расслабившихся и передравшихся захватчиков. Он несколько раз нанес им болезненные удары. Среди прочего саксы захватили легендарное знамя с вороном. По преданию, если викингов ждала победа, ворон должен был размахивать крыльями прямо на стяге. Англичане внимательно изучили трофей, обнаружили, что крыльями птица не машет, и пришли к выводу, что войну они выиграют. И правда - в решающем бою саксы нанесли викингам поражение. Одним из условий мира стало крещение побежденных. Правда, свирепые завоеватели часто шли на этот обряд только чтобы подтвердить твердость намерений. Один из викингов даже заявил, что его крестят неправильно: он, мол, уже переходил в христианство раз двадцать, и знает, как нужно. Викингам оставили «Область датского права» - край, где они жили по своим законам. Опасность на время миновала Англию. Однако теперь предстояло ужиться с обосновавшимися на новом месте пришельцами. Альфреду предстояло не просто отстроить страну. Ее приходилось восстанавливать буквально из пепла, а крупные районы остались без законных владельцев.

Альфред по сути создал Англию с нуля. У страны не было настоящего войска, и именно он перешел от ополчения к отрядам профессионалов – танов. Предшественники будущих рыцарей получали землю, и являлись на службу с конем, оружием и маленьким отрядом. Правда, ничего похожего на постоянное войско Альфред все же не имел – кроме танов он опирался на карлов (пеших воинов без надела), отряды, вооруженные церковью и «бурговых людей», живших в крепостях. Другой задачей Альфреда стало восстановление образования. Дело в том, что норманны разгромили многие монастыри и церкви, и в целых графствах могло не быть ни одного грамотного. Король сам делал переводы текстов с латыни на язык англо-саксов. Наконец, Альфред построил флот, которого у Англии до тех пор не было. Одичание страны удалось остановить, но Англия постоянно жила как на вулкане – с одной стороны норманны продолжали устраивать то набеги, то масштабные походы, а из Шотландии и Ирландии постоянно покушались на власть короля.



Мир Альфреда и норманнов не означал спокойствия для Англии. К тому же, король не мог диктовать условия всем. Отдельная группа норвежцев, например, поселилась на Оркнейских островах у берегов Шотландии и принялась нападать оттуда... на берега самой Норвегии, благо, туда многие возвращались с добычей. Тогдашние скандинавы вообще не считали грабеж чем-то зазорным, даже когда грабили своих же собратьев. Многие другие стали наемниками – и опять-таки не испытывали никаких угрызений совести по поводу войны против соплеменников на стороне местных королей.

За пределами земель, которыми непосредственно управлял король, правили бал местные шайки и вожди. Лондон, Кентербери, Оксфорд – города, которые в наше время ассоциируются с «доброй старой Англией», разорялись самым недобрым образом. Правда, чаще всего налетчики брали выкуп и уходили: страсть к разрушению уравновешивалась пониманием, что сожженный и вырезанный до последнего жителя город нельзя будет ограбить снова. А вот завоевать остров уже толком не получалось. Только конунгу Кнуту Могучему в XI веке удалось завладеть практически всей Англией. Интересно, что именно этот остров он считал своей главной базой: в родной Дании и Норвегии правили наместники. Сама Англия превратилась в базу для заморских походов. Поэтому ценности постоянно циркулировали по острову – да, города и монастыри разорялись, но тратить свое золото и викингам, и местным вождям приходилось там же, а из Франции привозили новые сокровища.

А вот для шотландцев эта бурная эпоха стала далеко не худшим временем. Именно тогда Кеннет мак Элпин стал первым королем единой Шотландии, объединив кланы. Кеннет I неустанно подавлял восстания отдельных кланов, отбивался от норманнов и сам ходил на англосаксов. Его потомки создали нынешнюю Шотландию, отобрав у англичан Эдинбург. Правда, шотландских королей тяготили проблемы на домашнем фронте: с середины Х до начала ХI века на троне побывало восемь человек, и ни один из них не умер своей смертью. С одним расправились викинги, с другоим англичане, еще шестеро королей пали жертвами внутренней борьбы за власть. Шекспировский Макбет действительно убил короля Дункана и захватил престол, чтобы через четырнадцать лет самому погибнуть от рук сыновей своей жертвы.

Хотя совсем избежать встреч с норвежцами и датчанами Шотландии не удалось. Попытки завоевать полуостров предпринимались постоянно. Кстати, битвы между пришельцами и аборигенами далеко не всегда представляли собой просто сражение двух отрядов. Скажем, некий Сигурд Могучий дрался с шотландским вождем Мелбригди по определенным правилам – каждый должен был прийти на назначенную заранее площадку в сопровождении сорока воинов. Правда, Сигурд привел вдвое больше, и, пользуясь этим преимуществом, отрубил Мелбригди голову, но как уверяет сага, наслаждался победой недолго: осматривая трофей, Сигурд якобы поранился о зуб, заболел и умер. Сага, пожалуй, поэтизирует обстоятельства смерти, но само по себе клятвопреступление было обычным делом, да и курган, где погребли этого викинга, вполне реален. В итоге шотландцам не удалось сбросить пришельцев в море, но они благополучно их ассимилировали. Скандинавы и кельты перемешались, так что и в наши дни в жилах коренных обитателей Шотландии течет немало крови потомков Одина и Тора.



Ирландия также не избежала нашествия. Страна получила удар, от которого не могла оправиться столетиями. Все монастыри были разрушены, а вместе с ними исчезли и почти все грамотные люди, причем конунги даже использовали церкви для языческих ритуалов. Рабов вывозили во все стороны света, ирландцы трудились по хозяйству даже в Гренландии, ими торговали аж на Руси. Курс был щадящим: за ребенка – три коровы. Ирландские невольники добрались вместе со своими хозяевами-викингами и до Америки. Правда, викинги быстро перемешивались с местным населением, порождая странные норвежско-ирландские кланы. Они быстро перенимали обычаи пришельцев, и в походы ходили уже пираты скандинавско-ирландского происхождения. «Ирландские викинги» добирались даже до африканских берегов.

Правда, в такой глубокой интеграции были и свои недостатки: ирландцы тоже быстро открыли для себя прелести набеговой экономики, и сами начали при случае разорять поселки викингов. Однако избавиться от захватчиков они не могли долго – вести о богатой гостеприимной земле доносились до Норвегии постоянно, и в гавани Ирландии нетрудовые мигранты шли сплошным потоком.

Ирландию викинги разорили до основания, но десятилетия спустя там им тоже пришлось познать горечь поражения. После гибели множества скандинавских воинов в один день от рук короля Бриана Бору, «не было тогда порога, который не подметал бы пленный датчанин, и не было мельницы, где не молотила бы зерно женщина-датчанка». Однако к этому моменту викинги настолько плотно переняли кельтские обычаи, что один из норвежских конунгов, приплывших пограбить остров, запомнился больше не своими ратными подвигами, а тем, что носил килт. Это было не единственное заимствование: саги обоих народов с тех пор стали иметь много общего.

Надо сказать, даже нашествие не привило ирландцам любви к сильной центральной власти. Они предпочитали жить сравнительно небольшими общинами, с которыми приходилось считаться королю. Парадоксально, но именно этот раскол считают одной из причин устойчивости острова: ни собственные правители, ни внешние вторжения не могли поразить какой-то общий для всей страны нервный центр. Правда, это означало, что кланы вовсю выясняли отношения между собой.



Зримое свидетельство сложной истории острова – сохранившиеся до наших дней каменные круглые башни. Такие убежища позволяли пережить набег небольших банд. Дверь сооружалась на высоте 2-3 метров от земли. Во время нападения люди сбегались внутрь и втягивали лестницу. На верхушке обычно висел колокол, которым подавали сигнал о нападении. Тараном вышибить дверь на такой высоте было сложно, а серьезных осадных орудий у штурмующих не было. Такое средневековое убежище, тоже, кстати, отдаленно напоминающее по назначению бункеры из Fallout, было примитивным, но очень действенным способом защиты.

Война на британских островах IX-XI веков действительно была тотальной, это было царство дикой жестокости и безумной храбрости. Действие игры заканчивается в 1066 году, когда в события на островах вмешались нормандцы. Незадолго до их победы и установления в Англии новой власти, в Англии пал конунг Харальд Суровый, считавшийся последним великим викингом. Он умер как положено – сражаясь за трон, стоя в полный рост и сжимая меч в руках. А всего три недели спустя закончилась история не только Англии викингов, но и Британии англосаксов – нормандский правитель Вильгельм Бастард при Гастингсе убил последнего короля прежней Англии Гарольда Годвинсона, и начал совершенно новую страницу в ее истории.

Обсудить