Оглавление

Far Cry 6 — партизанские вылазки, такса-инвалид и «белла чао»

Первые впечатления от одного из самых ожидаемых боевиков 2021 года. Спойлер: много нового, но пока непонятно, хорошо ли это

Из многих плодовитых интерактивных сериалов компании Ubisoft игра Far Cry — пожалуй, самая яркая. С третьей части за ней закрепилась слава боевика в духе панк-рока: с невероятными героями, отвязными боями и смелыми геймплейными решениями. В этом, собственно, и ее проблема: непросто брать такую высокую планку в ритме, прописанном в корпоративной стратегии долгосрочного развития. Долгие годы разработчикам это удавалось, но к пятой части серия словно споткнулась: несмотря на серьезную и удачную переработку игровых механик, в этой части игры были наиболее скучные злодеи и вообще сюжет. Шестая часть, видимо, была призвана стать реваншем: для этого авторы переместили действие из цивилизованных США обратно в более суровую местность — банановую республику Яра, которая пытается подняться с колен за счет поставок целебного сорта местного табака. Авторы привели и настоящего злодея — диктатора Антона Кастильо играет Джанкарло Эспосито, один из главных исполнителей ролей мерзавцев сериального Голливуда со времен сериала «Во все тяжкие». А еще авторы анонсировали изменения в общей структуре геймплея — даже несмотря на тюнинг в предыдущей части, стоит помнить, что его основы были заложены еще в Far Cry 2 2008 года.

Мы провели в дивном новом мире Far Cry 6 целую неделю: этого оказалось мало, чтобы объять весь полет фантазии авторов, но достаточно, чтобы рассказать о важных структурных сдвигах в серии. О них вы прочтете в этом материале, а наши итоговые впечатления мы опишем позже, в отдельной статье (тогда же опубликуем и оценку).




Шестая часть вступает мощным аккордом. Антон Кастильо выписан без пяти минут людоедом, латиноамериканским диктатором с африканским почерком. Открывающая сцена с ходу знакомит игроков с методами его работы: на улицах горят автомобили, за оскорбление действующей власти приговаривают к расстрелу на месте. Спустя четверть часа Кастильо лично расстреливает старушку, а затем приказывает утопить лодку, полную беженцев. Через несколько часов последует сцена, в которой дон Антон заставляет сына стрелять из винтовки по белым голубям и по собственному племяннику. Сынок тоже хорош: хоть и пытался сбежать из-под папашиной опеки в Америку, по птицам и кузенам стрелять не отказывается.

При этом Джанкарло Эспосито выступает ровно в том же самом амплуа, которое закрепилось за ним после сериала «Во все тяжкие» (а также «Мандалорца», «Пацанов» и т.д.) — мерзавца с каменным лицом и неограниченным влиянием. От этого становится особенно заметной ключевая роль сценариста в создании образа: человек с лицом, голосом и манерами расчетливого преступного гения Гаса Фринга в Far Cry 6 предстает настолько концентрированной мразью, что это почти похоже на карикатуру.

Антон Кастильо фашистским жестом делит жителей Яры на «истинных» и «фальшивых». Последних, конечно, следует отправлять на табачные плантации смерти, где они медленно и верно дохнут от смертельно опасных химикатов (всю правду об их ядовитости власти, конечно же, яростно и неумело скрывают). Сортировка граждан, судя по всему, идет полным ходом: улицы городов почти безлюдны, редкие фермеры не особо активно реагируют на звуки выстрелов, многие ходят среди дня нетвердой походкой и с мутным взглядом. На дорогах то и дело встречаешь горемык, умудрившихся рассыпать какие-нибудь дыни и теперь глядящих на них с самым беспомощным видом. Короче, в живых остался явно не цвет нации, да и тех немного.



Антон Кастильо назначает правителем целой области своего племянника, извращенца и садиста с милыми увлечениями вроде устройства персональных пыточных и внезапных убийств неугодных офицеров путем протыкания головы саблей. Антон Кастильо выгоняет селян из домов, чтобы устанавливать в их домах артиллерийские расчеты. Антон Кастильо заставляет своих наймитов крутить через громкоговорители бравурные пропагандистские речевки — круглые сутки, если потребуется, настоящая пытка!

Однако весь этот кровавый беспредел почему-то творится вдоль подконтрольных властям крупных поселений и магистральных трасс. Всю остальную обширную и преимущественно дикую территорию Яры испещрили партизанские тропы времен революции 1967 года, уничтожать которые с тех пор никому не пришло в голову. По ним, бодро и во весь рост, шагают партизаны, которые в своих лагерях гуляют совсем уж напропалую: устраивают петушиные бои и обычные пьянки. Авторы чуть ли не подчеркивают общую безнаказанность повстанцев: дороги к их убежищам и тайные схроны помечены ярко-синими знаками, которые видно издалека.

В одной из сцен лидер местного сопротивления Клара зажигает посреди лагеря синий фаер, чтобы произнести мотивационную речь и показать, что она хоть и боится, но настроена решительно. Речь начинается с реплики о том, что силы Кастильо прибудут на синий огонь фаера через 20 минут. В процессе речи каждый из присутствующих зажигает по синему фаеру в знак солидарности. Силы Кастильо в итоге так и не появляются.

Кроме того, на терзаемом латиноамериканским Гитлером острове в целом продолжается жизнь: жители удят рыбу, организуют подпольные гонки, охотятся на кабанов и уток. Местная пресса берет интервью у местной версии Бэнкси. Все в целом неплохо и с гендерным равноправием: на службе у диктатора женщин и мужчин примерно поровну, причем на всех ступенях карьерной лестницы. На улицах Яры буквально повсюду стоят бочки с бензином, ящики с медикаментами, разный металл и ценная фурнитура — то ли забирать уже некому, то ли в стране коммунизм. В общем, никто не будет возражать, если вы все это заберете для нужд Сопротивления. С теми же целями у местных можно «реквизировать» автомобиль, лодку, самолет и даже лошадку. Война спишет.



И все бы ничего: Far Cry всегда была территорией странностей, противоречий и общего неадеквата всех участников. Но в шестой части авторы явно хотели придать происходящему больше серьезности и как-то отойти от клоунских методов работы героев предыдущих серий. Та же Клара доверительно сообщает главному герою, что понимает: революция не решит проблем жителей страны, а на какое-то время их и усугубит, но другого выхода нет. Кастильо тоже не совсем уж маньяк, но также и расчетливый политик: высказывается против убийства местного харизматичного лидера, чтобы не допустить рост протестных настроений.

Гражданская война — традиционный фон и объяснение происходящему в Far Cry — в шестой части стала меньше похожа на кабацкую резню в масштабах целого государства. Правительственные войска в основном расставлены по укрепленным пунктам и больше не открывают огонь из всех стволов при появлении главного героя. Для этого надо вести себя прямо вызывающе: разгуливать рядом с солдатами с оружием наперевес или пытаться проникнуть на охраняемые периметры (отмечены на карте красным). Захват военных объектов (теперь это не только опорные пункты лоялистов, но и придорожные блок-посты и ряд других мест, где можно наделать шуму) приводит к тому, что присутствие сопротивления в регионе увеличивается, но правительственные войска не исчезают с местности совсем, как бы подчеркивая, что режим по-прежнему крепко стоит на ногах.

Вообще, авторы очень старались подчеркнуть партизанскую суть и образ жизни главных героев. Под эту концепцию пытаются прогнуть вообще весь геймплей, в результате чего Far Cry 6 во многих моментах разительно отличается от предыдущих. Взять хотя бы прокачку: традиционные навыки окончательно отошли в сторону, уступив место возне с экипировкой. За прохождение заданий по-прежнему начисляется опыт, но уровень игрока влияет все больше на доступное у торговцев оружие и апгрейды, а также позволяет сориентироваться в вопросе, насколько игрок может позволить себе наглеть. Каждая локация тоже имеет свой уровень, чем он выше — тем, соответственно, более жесткое сопротивление ожидает герилью.

Новое оружие выдают по сюжету сравнительно редко, а для апгрейда существующего нужны материалы — тот самый металлолом и бензин, а также порох и много чего еще. Все это нужно реквизировать на территории врага. То же касается и новых видов техники, которую надлежит угнать и передать партизанам.



Механика нападения на вражеские укрепленные позиции тоже значительно поменялась. Система уровней тревоги наподобие той, что есть в GTA, означает, что бесконечно наводить суету на отмеченных красным цветом территориях не получится — рано или поздно по душу героя вышлют спецназ. На объектах также появились офицеры, которые могут самостоятельно поднимать тревогу (вдобавок к тревожным кнопкам и камерам наблюдения) и вызывать подкрепления, а также усиливать находящихся рядом бойцов. Все это делает максимально уместной партизанскую тактику «бей-беги», когда можно лихо вырезать офицеров и ключевых бойцов, а если поднимется шум — скрыться в ближайшем кустарнике, переждать облаву и вернуться назад довершать начатое.

На атмосферу партизанской войны работают и новые типы брони и боеприпасов: устами профессионального партизана Хуана (между прочим, по его же признанию, ветерана Чечни — интересно, на чьей стороне он воевал?) разработчики настойчиво пытаются заставить игрока планировать вылазки. Существуют отдельные типы боеприпасов для врагов с броней и без, и хиленького офицера с пистолетом не так-то просто убить бронебойным патроном. Есть типы боеприпасов для техники, есть ядовитые пули… В один и тот же вид оружия можно зарядить разные патроны, но сменить тип можно только на походном верстаке — такие попадаются в каждом повстанческом лагере, да и просто расставлены там и сям, но все-таки довольно далеко от зон боестолкновений. А значит, опять-таки, надо пытаться готовиться к миссиям заранее или создавать более-менее универсальный комплект, периодически подгоняя его под особенности текущего региона и следующих запланированных заданий.

Far Cry 6 действительно выглядит и ощущается по-новому, и одно это стоит записать авторам в плюс: еще одну карусель с захватом вышек мы бы вряд ли смогли вынести. Однако Far Cry все равно остается Far Cry. Многие характерные черты серии авторы, очевидно, были изменить просто не в силах. Что-то они все же постарались развить, но с другими их идеями это сочетается, скажем так, своеобразно.




К классическим чертам следует отнести веселую, но в целом довольно бестолковую боевую систему. Искусственный интеллект — что у врагов, что у союзников — ведет себя максимально отчаянно и глупо, а иногда на него самым причудливым образом влияют баги. Так, в одной сюжетной миссии мне с союзницей требовалось прокрасться в особняк племянника дона Кастильо. Я решил тихо зайти с тыла, для чего пришлось слегка поплавать, но моя напарница решила, что это не для нее — и смело поперла в лобовую, переполошила всю охрану, быстро полегла под пулями в полусотне метров от меня — словом, пришлось перезагружаться и уже идти вместе с ней. А в другой миссии освобожденный из особо охраняемой тюрьмы беглец настойчиво пытался принять бой пустившихся в погоню сил противника, несмотря на их явный перевес по силам. Насилу ушли.

Говоря о подходе к выполнению миссий нужно сделать отступление и сказать, что с вариативностью в Far Cry, кажется, стало похуже. Во многом тому виной характерная архитектура Яры — здесь много больших домов в колониальном стиле, так непохожих на привычные бивуаки и каменюки из предыдущих Far Cry. Дома вроде бы невысокие, и кажется, что есть много мест, куда можно взобраться, но разработчики консервативно разрешают сделать это в строго задуманных ими местах. Бывает, видишь пирамиду из ящиков, а залезть на крышу по ней нельзя, потому что для этого авторами предусмотрена лестница в другом конце здания. А еще в зданиях бывает множество дверей, но зайти, опять же, можно только туда, куда разрешают. В результате неопытный игрок тыкается в углы и проемы, словно слепой котенок, и часто оказывается растерзан солдатами.



Но вообще перестрелки в Far Cry по-прежнему вызывают чувство азарта, вопреки, а иногда и благодаря чудачеству искусственного интеллекта и окружения — никогда не знаешь, что за чертовщина случится в следующем бою. Ну а помимо партизанщины на карте традиционно ждут десятки различных побочных заданий (все их мы пока не попробовали — на это требуется больше времени). Есть как по-настоящему интересные развлечения — вроде петушиных боев, оформленных как заправский файтинг — так и не совсем понятные штуковины, вроде партизанских миссий, на которые можно отправлять побочных унтер-офицеров и совсем уж безликих повстанцев. Они почему-то оформлены в виде коротких и скучных текстовых квестов и какой в них смысл, кроме не слишком щедрых наград, понять еще не удалось. Да, и еще: в соответствии с канонами современной игровой индустрии, в Far Cry 6 есть рыбалка.

Ну и наконец, в Far Cry сохранилась главная фирменная черта — экстравагантные, мягко говоря, герои и способы решения проблем. Сценаристы уверенными, но все же довольно редкими штрихами пытаются придать игре атмосферу серьезности, а в это время кто-то из соседнего департамента разработки добавляет в нее таксу в инвалидной коляске. Джанкарло Эспосито мелькает в роликах с неизменным каменным лицом, а в следующей кат-сцене другой персонаж шутки ради отпиливает голову аллигатору. Прямо в прологе герой лишается лучших друзей, но спустя полчаса ему выдают друга получше — весельчака и выпивоху Хуана с повадками и внешностью Салли из Uncharted. Он быстренько снабдит героя портативной ракетницей, а потом и специальным прыгучим ранцем, который позволяет поджигать землю под ногами врагов. И так далее.

При этом сами сюжетные миссии редко впечатляют: в большинстве случаев все сводится к тому, что надо куда-нибудь проникнуть и кого-нибудь убить. Или проникнуть и скачать данные с компьютера, по дороге кого-нибудь убив. Или угнать особо ценный автомобиль — тут, в принципе, можно никого не убивать, но вряд ли получится. Не хочется делать пессимистичных прогнозов, но кажется, с фантазией у нынешних дизайнеров заданий в целом похуже, чем у прежних (ну или это просто естественное ограничение в рамках базовых механик). Впрочем, доходит и до прямых самоповторов: есть, скажем, миссия, в которой надо жечь огнеметом поля ядовитого табака под задорную музыку. Только в этот раз вместо Скриллекса и Марли — кавер на «Bella Çiao».




Неделя в Яре пока не позволила понять, насколько цельным получится опыт от Far Cry 6 — игра получилась невероятно огромной и разнообразной, и недели явно недостаточно, чтобы понять, насколько хорошо ее составляющие работают вместе. Пока надо сказать, что неожиданно серьезные интонации в некоторых сценах и смелая попытка структурировать игру вокруг идеи партизанской войны довольно странно смотрятся на фоне безумных главных героев и безумного поведения вообще всех персонажей непосредственно в боях. Но не менее безумно интересно и узнать, чем все это закончится. То же касается новых механик с прокачкой через апгрейды, а также ранжиром врагов и их брони: пока не очень понятно, насколько это лучше того, что было в предыдущих сериях. Но главное: спустя почти два десятка часов в Far Cry 6 по-прежнему не скучно: если субъективно — то не так круто, как в Far Cry 3 и 4, но гораздо интереснее, чем в Far Cry 5.

Однако сравнивая различные части игры надо понимать, что Far Cry — это прежде всего огромная игровая серия, сделанная транснациональной корпорацией, заинтересованной в максимизации прибыли. Эту игру делают сотни людей с разных концов света — и тех, кто работал над ранними частями серии, среди них вряд ли много (вы можете убедиться в этом, сравнив список ключевых разработчиков хотя бы в «Википедии»). Поэтому контекст развития Far Cry как игровой серии включает в себя и то, что происходит с индустрией вообще и с Ubisoft — в частности. Франко-канадская компания, с одной стороны, находится в эпицентре бури из секс-скандалов и обвинения в неподобающем поведении разного рода; с другой стороны — ее же работники наносят на виртуальные амфоры изображения несуществующих девочек в школах древней Греции и прикрывают гениталии статуй листочками в «образовательном» режиме Assassin’s Creed Odyssey.

Все это странным образом рифмуется с противоречивой природой Far Cry 6, где можно демонстрировать крупным планом сцены с перерезанием горла, но нельзя сделать даже самого злостного злодея немножечко сексистом. Несмотря на всю верность традициям, перед нами явно новая игра, сделанная новыми людьми нового времени — и она огромна. Ждите рецензию с оценкой в ближайшие дни.

Обсудить