Оглавление

Где могут развернуться события новой Assassin’s Creed?

Три потрясающих государства древности, которые идеально подойдут для приключений скрытного и опасного убийцы

Еще во время появления первых слухов об Assassin’s Creed: Origins прозвучала информация, что Ubisoft готовит трилогию в античных декорациях. Assassin’s Creed Odyssey, события которой развернулись в Древней Греции, подтвердила эту версию, а ее успешные продажи позволяют с очень высокой вероятностью говорить, что и третья часть не за горами. Так что самое время пофантазировать, где могут развернуться ее события.

Наиболее вероятный кандидат — Древний Рим. Одна из самых могучих и популярных держав античности практически гарантирует новой Assassin’s Creed внимание публики и хорошие продажи. Но можно и чуть-чуть соригинальничать: история знает и другие удивительные государства, в которых можно построить потрясающий сюжет.

Двор царя-отравителя



В I веке до нашей эры у восточных границ Рима существовало одно из самых экзотических царств древности — Понтийское царство. Это государство, расположившееся вдоль северного побережья нынешней Турции, родилось на стыке культур. Побережье по традиции облюбовали греки-колонисты, которые и основали столицу — Синопу. Знать предпочитала греческую культуру и язык, однако картина менялась даже не в глубине материка, а прямо на местном базаре. Греки перемешивались с персами и племенами из глубины Анатолии, колорита добавляли торговцы и пираты всех мастей.



Еще интереснее становилось, стоило уйти от моря буквально на десяток километров. Здесь жили скифы, небольшие иранские и кавказские народы. Их крепости в глухих горах защищала сама природа, а образ жизни часто напоминал первобытные племена. Скажем, моссинойки, «воинственные и невежественные», как их характеризовали, жили в домах, строившихся на помостах в рододендроновых лесах, и имели скверную привычку прыгать с этих деревьев на голову зазевавшимся путешественникам, «подобно обезьянам-убийцам». Другой народ, халибы, покажется знакомым фанатам современного фэнтези: эти варвары были признанными кузнецами, жили глубоко в горах, добывая и обрабатывая металлы, в вечном труде, закопченные от своих печей.

Понтийское царство не отделишь от личности его самого известного правителя — Митридата Евпатора. Это был изумительно разносторонний человек. Помимо увлечения военным делом и интригами, он имел еще несколько страстей. Например, Митридат был токсикологом-любителем. Он смешивал в самых разных пропорциях известные ему яды и зелья, и сам принимал в малых дозах разнообразные отравы, чтобы выработать иммунитет — кстати, не самое плохое качество для того времени. Его отец умер от яда, и юный царь, оттертый от управления страной, на годы бежал из столицы с небольшой группой друзей. Митридат не просто разъезжал по дебрям Малой Азии, он старался заручиться поддержкой мелких правителей.

Выполнив свою миссию, Митридат вернулся в столицу, арестовал или убил соперников и на какое-то время заключил союз с Римом. С его поддержкой Митридат присоединял все новые земли, не чуждаясь лично участвовать в дерзких акциях. Скажем, одного из царей-конкурентов он зарезал прямо на переговорах маленьким кинжалом, который принес привязанным к самой нежной части тела.



В своих походах Митридат добрался даже до Крыма, но в итоге такая политика стоила ему жизни. Римляне решили избавиться от чрезмерно усилившегося союзника и организовали серию великих походов против Понта. Война не была легкой — один раз понтийцы, например, организовали тотальную резню римлян в Малой Азии. Другой подвиг Митридата был символическим: союзный римлянам Хиос разбогател на работорговле, и когда Митридат сумел взять город, он продал в рабство всех жителей.

Правда, все это в конечном счете не помогло. Царство Митридата было слишком рыхлым и непрочным по сравнению с Римом. Его загоняли все глубже, и в конце концов он принял смерть в крымской крепости. Напоследок Митридат помучился из-за собственного ноу-хау: он не смог отравиться. Напившись яду, он бегал по своим покоям, и в конце концов велел слуге заколоть себя.

В ИГРЕ: для ассасина Понт и Анатолия времен Митридата — самое благодатное место. Этот царь и убийцы просто созданы друг для друга: яд и кинжал значили тогда не меньше, чем копья фалангитов, а шпионские игры велись с размахом и без сантиментов.

Эвпатриды теплых морей



Античное пиратство по масштабу не уступало эпохе флибустьеров. После того, как развалилась империя Александра Македонского, ее осколки продолжили дробиться. Одним из таких осколков стал Коракесий — крепость, на месте которой сегодня находится курорт. Вскоре эти места облюбовали пираты-киликийцы, благо район превосходно подходил для морской базы. С суши защищали горы и непроходимые леса, а множество бухт и заливов помогало укрывать суда и устраивать засады. Наконец, в зоне прямой досягаемости лежали Средиземное и Эгейское моря — главные торговые узлы тогдашнего мира.



В те времена прежние могущественные державы уже были разрушены. Карфаген лежал в руинах, империю Македонского знали только по рассказам, царство Селевкидов катилось к упадку, а новая мировая держава, Римская, еще не набрала силу. Так что пиратство распространялось, вовлекая в этот бизнес все новые области. Римлянам происходящее не нравилось, но поделать они ничего не могли. Республика вела множество войн на разных фронтах, и не могла выкроить силы еще и против пиратов. Средиземное море стало вотчиной морских разбойников, а Эгейское было покрыто густой сетью баз и тайных укрытий. Пираты быстро богатели, иногда они даже демонстративно золотили мачты, а на берегу швырялись монетами.

В 76 году до н.э. пираты захватили корабль, шедший на остров Родос. На борту оказался молодой человек по имени Гай Юлий Цезарь. Когда юноша услышал сумму выкупа, назначенную за него, он расхохотался и сказал, что стоит больше. В плену Цезарь немало позабавил своих тюремщиков: он требовал слушать написанные им поэмы, ругался и устраивал с пиратами соревнования в атлетике. Те были настолько заворожены обещанным гигантским выкупом, что сносили все его выходки, хотя Цезарь сулил их распять после возвращения из плена. Когда же корабль с выкупом пришел и пираты получили деньги, Цезарь прибыл на нем в город Милет… и тут же снарядил карательную экспедицию, захватив собственных тюремщиков, беспечно оставшихся на том же месте. Впрочем, судьба Цезаря была исключением, связанным с огромной суммой выкупа. Обычно если пленник пытался давить на статус римского гражданина, пираты разыгрывали целую комедию: падали на колени, умоляли о пощаде, а когда жертва расслаблялась, ее выкидывали в открытое море.



Последней каплей стал налет на Остию, торговую гавань собственно Рима. После этого великий римский полководец Помпей провел грандиозную карательную акцию. В поход на пиратов отправились 20 легионов (для сравнения, завоевывать Галлию Цезарь ходил с четырьмя) и 500 кораблей. Помпей нарезал на секторы все доступные моря, от Черного до побережья Испании, и за несколько месяцев прошел эту огромную акваторию из конца в конец, закончив дело там, где все начиналось — в крепости Коракесий. Пиратские флоты были полностью уничтожены, а в плен попало двадцать тысяч разбойников. Помпей обошелся с пиратами милостиво, отправив на кресты лишь несколько сот главарей. Остальным выделили несколько городков в разных концах Римской державы.

В ИГРЕ: «Пиратская» Assassin’s Creed: Black Flag — один из лучших экспериментов в истории серии. Так почему бы не повторить его? Тем более, что античный период для этого подходит не хуже: там можно найти много мест для морских приключений и интересных сюжетов для сухопутных путешествий.

Оболганный город



Впрочем, воды Средиземного моря бороздили не только пираты, но и торговцы, чаще всего принадлежавшие к необычному и, как ни странно, довольно мирному государству — Карфагену. Этот город в нынешнем Тунисе был в IX веке до нашей эры основан финикийцами, которые покинули родную Палестину, спасаясь от суперхищника тех времен — Ассирии.



Карфагенскую цивилизацию породили купцы, поэтому чего здесь всегда хватало, так это внутренних интриг. Корабли торговых кланов проникали по всему Средиземному морю, выхватывая друг у друга ценные колонии. Сам город был настоящим мегаполисом с огромной гаванью и такими же титаническими храмами. В культуре и религии смешивались финикийские, этрусские, африканские мотивы, а боги, как бывало в таких местах, сливались. Например, Мелькарт, параллельно роли божества «исполнял обязанности» греческого героя Геракла — правда, хватило его всего на девять подвигов вместо двенадцати.

До наших времен дошла лишь обрывочная информация о культуре Карфагена — римляне обрушили на это государство всю мощь своей пропаганды, придумав, например, миф о совершавшихся в городе людских жертвоприношениях. Римляне же уничтожили и абсолютно всю литературу Карфагена, за исключением особенного ценного трактата по сельскому хозяйству.

На деле же карфагеняне редко воевали. Они предпочитали строить торговые фактории, а их корабли доходили даже до дельты Нигера, и заплывали далеко за край тогдашней карты. Ну, а на западе Средиземного моря у них до поры не было соперников — собственно, это и стало причиной конфликта с Римом.

Гибкость и децентрализованность стали силой и слабостью Карфагена одновременно. В африканском мегаполисе было слишком много внутренних противоречий. Шпионскую миссию, колонизацию территории или даже войну мог вести не Карфаген в целом, а конкретный клан. Такие кланы обладали своими землями, и личными вооруженными силами. Однако при этом полководец находился под неусыпным наблюдением местного сената и олигархов, которые ревностно следили, не слишком ли много влияния он приобрел.



В войске местные граждане предпочитали не служить, набирая наемников. Так что, когда Карфагену пришлось столкнуться с имом, африканцы мало что могли противопоставить сплоченности квиритов. Карфагенский полководец Ганнибал был одним из лучших военачальников древности, но он вел войну почти самостоятельно, как лидер рода Баркидов. Его блестящие таланты позволили карфагенянам перемолоть несколько армий подряд, но его сил не хватало на то, чтобы уничтожить весь Рим. Когда же в карфагенском сенате его посланник Магон показал мешок перстней, снятых с трупов римских воинов, ему ответили, что раз Ганнибал побеждает, помощь ему и не нужна.

Все это привело к тому, что некогда великий город потерпел поражение, был унижен римлянами, а затем и окончательно добит. Последняя осада длилась три года: карфагеняне вывели на стены всех, способных держать оружие, но было поздно. Великая цивилизация не просто была разгромлена. Победители методично разрушили все что могли разрушить, а затем постарались стереть саму память о городе.

В ИГРЕ: в качестве арены для подвигов ассасина Карфаген выглядит превосходно: мегаполис с непрекращающимися подковерными интригами, вокруг которого простирается грандиозная Африка — отличный фон для деятельности тайного агента и убийцы.

Как мы видим, вполне реально сделать игру, которая бы затрагивала Древний Рим, но была и не только про него. Узнать, какой сеттинг выберут разработчики для новой Assassin’s Creed, мы сможем следующей весной — обычно очередную часть серии разработчики анонсируют за несколько недель до выставки Е3.

Обсудить