Оглавление

Игра престолов в период Сэнгоку: как японские феодалы за титул сегуна бились

От блестящих военных побед до предательств

Гражданские войны в Средневековье могли длиться столетиями и нести беды целым поколениям. Но в то же время они порождали множество закрученных сюжетов. Временные союзы, предательства, хитрые заговоры и внезапные развязки – куда там тому же Мартину. Не стала исключением и Эпоха воюющих провинций в Японии, продлившаяся более века. Не забыли ее и геймдизайнеры – вышедшая 13 марта Nioh 2 показывает именно то время. Что происходило в те годы в стране, кому из самураев удалось возвыситься, а кого заклеймили предателем на много веков вперед — расскажет этот материал.

Иллюзия власти



Традиции и сохранение легитимности очень важны для японцев. Взять хотя бы императора — формального главу государства: он утерял реальную власть за много столетий до XVI века. Но его упорно сохраняли как живой элемент давней традиции, и даже подумать не смели о том, чтобы на него покуситься.

Вместо императора реальным управлением страной занимался сёгун – дословно, «полководец». Сёгунов с XII века «назначали» императоры – по принципу «кто сильнее и контролирует столичный город Киото». Но к концу XV века власть сёгунов заметно ослабла.



Сила сёгунов базировалась на праве отнимать и раздавать земли, с которых кормились феодалы. При этом они не обладали какой-то исключительной армией, позволявшей завоевать все и сразу. Во внутренних распрях это не сильно мешало. Когда какой-то даймё (то есть, крупный феодал) отбивал у соседа провинцию, сёгун это утверждал своим указом. Победители были довольны такой «нотариальной» деятельностью и слушались сёгуна.

Но иногда эта практика давала осечку. Например, во время вторжения монголов в XIII веке: одержавших победы феодалов требовалось наградить, но земли для них не было – монголы ее с собой не привезли. Это подкосило власть сёгунов. Какое-то время им удавалось на что-то влиять за счет искусной политики, но вечно так продолжаться не могло.

Нерешительность хуже всего



Род сёгунов Асикага правил еще с XIV века. Но в 1460-х годах с ним случилось самое худшее, что могло случиться в Средние века, – склоки за право наследования. Феодалам было не привыкать жениться по расчету ради заключения союзов и договоров. И сёгун Асикага Ёсимаса свою жену ненавидел. Настолько, что заранее назначил преемником младшего брата.

Но внезапно нелюбимая жена родила сына. И, заручившись поддержкой влиятельных родственников, повела активную кампанию за то, чтобы сделать наследником его. Асикага эту ситуацию вовремя разрулить не успел, и в итоге дело закончилось многолетней войной, во время которой сражающиеся армии успели, в частности, разнести столицу Японии.



Что намного хуже, очевидность промаха стала понятна всем. Если до этого сёгун еще мог на что-то влиять, то теперь окончательно превратился в марионетку тех, кто имел достаточно силы, чтобы до него дотянуться. В отличие от императора, сёгун имел шансы быть убитым.

Опасаясь за свои жизни, сёгуны перешли на полукочевой образ жизни: принялись разъезжать туда-сюда по землям лояльных феодалов, чтобы недругам было сложней организовать покушение. В результате они стали еще сильнее зависеть от союзников и утратили былой авторитет.

Начавшийся хаос, конечно, тут же распространился на всю страну. Усилился накал и количество междоусобиц. Лишившись дееспособной центральной власти, Япония превратилась в класс, из которого вышел учитель. Только вместо перестрелки бумажками феодалы принялись увлеченно резать друг друга.

Резкий, как выстрел аркебузы



В таких условиях старые кланы утрачивали влияние. На арену выходили новые бойцы: еще вчера мелкие дворяне, в неспокойный период Сэнгоку они определяли судьбы всей Японии.

Ода Нобунага, родившийся в 1534 году, был как раз одним из таких персонажей. По меркам времени Нобунага был редкостным чудиком. Демонстративно презирал традиции (для японца это как убить родную маму), отрицал все божественное, и, главное – подбирал людей не по знатности происхождения, а по их надежности и способностям.

Например, он возвысил до «генеральского» уровня простого крестьянина, который после всех головокружительных взлетов карьеры станет известен на всю Японию под именем Тоётоми Хидэёси. И еще не раз появится в нашем материале.



Правда, за все эти взлеты требовалось платить. Нобунага был человеком предельно конкретным: требовал, чтобы говоривший не ходил вокруг да около, а сразу говорил все по сути. Но если суть ему не нравилась, он вполне мог разъяриться и внезапно зарезать собеседника. Ну или прилюдно отдубасить знатного подручного веером по голове – это, кстати, в итоге сыграет с ним злую шутку.
После смерти отца в 1551 году Нобунага встал во главе клана Ода. Он отлично умел воевать. И начал со своей же провинции Овари с 1556 года, когда младший брат заручился поддержкой недовольных Нобунагой родственников и поднял мятеж. Брата наш герой разбил, но убивать не стал. Зря – тот принялся готовить новый мятеж.



Узнав об этом по своим каналам, Нобунага прикинулся смертельно больным. Брат обрадовался, что все так удачно сложилось, и приехал навестить «умирающего». Так требовали традиции. Это и привело к кровавой развязке – по одним источникам, Нобунага зарезал гостя сам, а по другим отдал команду самураям.

Как бы то ни было, внутри клана больше никто не хотел связываться с Нобунагой. Тогда он взялся за соседние провинции.

Военная удача



Будучи решительным, умным, и везучим командиром, Нобунага преуспевал в завоеваниях. Помогала и зловещая репутация – в июне 1560-го на земли Ода вторглась армия давних врагов из рода Имагава, превосходившая все наличные силы Нобунаги минимум в 4 раза. Любой другой заперся бы в самом сильном замке и принялся бы неистово молиться. Нобунага же, взял пару тысяч воинов, и отправился искать приключений. Но шел он не «в никуда». Глава клана Ода искусно использовал лазутчиков и отлично знал местность. Выяснилось, что возглавляющий поход Имагава Ёсимото не просто растянул силы, оставив свой шатер почти без прикрытия. По одной из версий, он еще и уселся в этом шатре смотреть пьесу — уж слишком сильно верил в собственное превосходство.



А тут еще и сильный дождь зарядил. Это помогло отряду Нобунаги тихонько выйти к ставке Ёсимото. Тот, заслышав звуки битвы, даже не понял, что происходит: решил, что это какая-то свара между своими же людьми. Когда вышел посмотреть, что происходит, тут же попал под копье.

Дальше было проще – в средневековых армиях личность командира значила очень много. Оставшись без лидера, деморализованные люди Имагава тут же отступили.

Вскоре их земли были завоеваны Нобунагой. За 4 года он овладел почти двумя десятками провинций и всерьез подумывал об объединении всей Японии под своей властью. Благо, силы у него теперь имелись.

Поиски управы



В 1568-м году Нобунага завоевал и столичный Киото. Он удачно использовал ситуацию: помог наследнику убитого другим кланом сёгуна удержать титул. Тот принялся узаконивать завоевания Нобунаги, приближая его к окончательному объединению страны.
Правда, новый сёгун был вовсе не рад зависеть от столь малоприятного человека. Он принялся втихую подговаривать влиятельные кланы что-то сделать с Нобунагой, пока тот не подмял под себя всех.

В результате против Нобунаги собралась целая коалиция, во главе которой встал сильный клан Такэда, славящийся тяжелой кавалерией. В январе 1573-го Нобунагу даже крепко побили, но ему повезло. Умелый полководец противника Такэда Сингэн не вовремя умер от болезни всего через полгода А разбить его наследника в битве при Нагасино (июнь 1575) оказалось не так уж и сложно.



Нобунага не ограничивался одними конкурирующими кланами. Например, он не стеснялся брать монастырь за монастырем, безжалостно вырезая всех, кто внутри. Уж слишком независимы были храмы, чтобы позволять им и дальше проводить свою политику – и дальше вести, не делясь, громадные бизнес-процессы.

Буддийские монахи в средневековой Японии – далеко не только безобидные медитирующие дядечки. Имелась большая прослойка монахов-воинов, больше напоминавших радикалов-головорезов, чем безобидных служителей культа. Они нередко крепко побивали самураев, и немало намучившийся с ними Нобунага прибег к суровым мерам — сжег дотла монастыри на горе Хиэй (за что был прозван демоном).

В итоге Нобунага разбил почти всех своих врагов и изгнал из Киото пошедшего против него сёгуна. Весной 1582-го был окончательно разгромлен клан Такэда – дело завершилось групповым сэпукку для верхушки. Все вроде бы шло хорошо, но в июне 1582 года Нобунагу предал один из его доверенных людей — Акети Мицухиде. Заговорщики взяли штурмом киотский храм Хоннодзи, в котором остановился глава клана Ода с небольшой свитой. Оказавшись в западне, Нобунага был вынужден совершить сеппуку. Мотивы Акети до сих пор — повод для обсуждений. Одна из версий – те самые публичные унижения, которым Нобунага регулярно подвергал военачальников.

Близок сёгунат, а не возглавишь



Перейдя Рубикон, убийца Нобунаги пожаловал к императору – не преминет ли живое божество назначить его сёгуном? Божество ничего против не имело, и предатель взошел на трон.

Правда, долго править ему не довелось. В Киото во главе своих армий уже мчались наперегонки два сильных союзника почившего Нобунаги – Токугава Иэясу и Тоётоми Хидэёси. Победил последний – тот самый крестьянин, совершивший головокружительную карьеру благодаря привычке Нобунаги ставить на первое место талант, а не происхождение.

Мицухиде наголову разбит и вскоре убит. Хидэёси стоит в Киото и командует императором. Но пойти по традиционному пути, став сёгуном, не может – ведь он рожден простым крестьянином. Восстать против традиций – на ровном месте настроить против себя общественное мнение. Что делать?



Хидэёси выкрутился – если сёгуном не будет он, то не будет никто. А он удовлетворится должностью главного министра при императорском дворе и будет править, продолжив дело Нобунаги – то есть, добьется объединения Японии. Токугава, который чуть-чуть не успел в Киото, признал себя вассалом Хидэёси, но выторговал себе хорошие земли и право не поставлять воинские контингенты. И принялся ждать.

Централизация



Хидэёси после долгих лет постоянной войны все-таки объединил Японию в 1590 году. И тут же принялся страховаться, чтобы страна вновь не погрузилась в пучину междоусобиц, царивших в Японии уже более сотни лет.

Для начала он ввел кастовую систему. Да, сам Хидэёси поднялся из простых людей, но считал, что лучше навеки закрепить крестьян и прочих в рамках их сословий, чем дать социальной мобильностью возможность феодалам быстро набирать армии. Во-вторых, отобрал у населения оружие — по той же причине. И, в-третьих, начал масштабные гонения на христиан – так уж получилось, что те воевали на стороне его врагов.



А потом (в 1592-м) Хидэёси помчался завоевывать Китай. Судя по всему, новый глава Японии считал, что ничто не объединит феодалов так, как сильный внешний враг. Правда, идея с треском провалилась: высадившиеся в Корее японцы попали в неожиданно упорную партизанскую войну. Да и знаменитый корейский адмирал Ли Сунсин со своими средневековыми броненосцами помог сократить количество японских войск. В общем, с материка пришлось уйти.

Но за несколько месяцев до этого, в сентябре 1598-го, Хидэёси умер, оставив после себя малолетнего наследника и регентский совет.

Побеждает хитрейший



И тут настал час хитрого Токугавы. Все эти годы, пока другие феодалы воевали в Корее, он тихо сидел на своих приносящих доход хороших землях и набирал силу. И после смерти Хидэёси, который фактически уже всё объединил, оставалось только несколько ходов.

В октябре 1600 года состоялась битва при Сэкигахаре. Ее Токугава выиграл и тем самым разобрался с остальными претендентами на власть. Оставалось только пожаловать к императору и сделать себя сёгуном – Токугава проблем с хорошим происхождением не испытывал и причин обделять себя не видел.



В 1603 году он основал новый сёгунат в городе Эдо – сегодняшнем Токио. После этого оставалось лишь потихоньку «закручивать гайки». Убить на всякий случай наследника почившего Хидэёси, отобрать у самураев землю, чтобы у тех не было возможностей бузить, и обеспечить надежное наследование. После того, как все эти преобразования были завершены, Япония успокоилась вплоть до падения сёгуната Токугава, а до этого оставалось еще целых 250 лет.

Как видите, быть японским феодалом в эпоху воюющих провинций чрезвычайно опасно, но совершенно точно не скучно. Такая возможность есть и у вас, благодаря компьютерным играм, причем можно не только помогать Хидэёси, как в той же Nioh 2, но и лично завоевать разделенную Японию. Хоть за клан Ода, хоть за Такэда, хоть за Токугава – и не только. Достаточно лишь запустить Total War: Shogun 2 – и вперед, убивать непокорных даймё и сжигать замки бунтовщиков. А если вам больше по душе экшены, чем стратегии (и не смущает некоторая неправдоподобность и засилье красивых самураев), то легенды об эпохе прекрасно отражены, например, в Samurai Warriors от Koei и в Sengoku Basara от Capcom.

Читайте также:



Обсудить