Оглавление

Игры, которые не отпускают

От сетевых шутеров до экшенов и стратегий старой школы

Destiny 2, World of Warcraft, Hearthstone, Dota 2, Counter-Strike: Global Offensive, Genshin Impact и множество других игр-сервисов — то, к чему возвращаешься регулярно после очередного выхода контентного дополнения или старта сезона. Однако у каждого найдутся и другие хиты, которые приятно навещать снова и снова. И это необязательно многопользовательские приключения — часто мы перепроходим одиночные игры, причем по несколько раз. Редакция PLAYER ONE вспоминает любимые игры, к которым возвращается время от времени.

Андрей Александров, главный редактор





Честно говоря, у меня очень короткий список – TES 5: Skyrim, Fahrenheit: Indigo Prophecy и самая первая часть Mass Effect. Еще есть несколько игр, которые всерьез намеревался пройти, но что-то сбило в середине. В первую очередь, это Assassin’s Creed Odyssey и Mass Effect Andromeda — я регулярно начинаю проходить их заново и каждый раз вновь отвлекаюсь на что-то.

В целом же пройденная игра — законченные впечатления, в которых поставлена точка. Играя во второй раз, ты рискуешь разочароваться — ты уже знаешь, чем кончится, и наверняка будешь обращать внимание на более мелкие детали, которые не факт, что понравятся. Плюс технологии развиваются очень быстро — и даже игра пятилетней давности сегодня выглядит устаревше.

Большое исключение здесь – онлайновые проекты. Я когда-то провел кучу времени в World of Warcraft и EVE Online, с обеими играми связаны отличные воспоминания. В классическую версию WoW я возвращался еще во времена пиратского сервера Nostalrius (Blizzard, прости!), а затем провел немало времени на официальных классик-серверах — не так хардкорно, как в 2005-м, но мне это было и не нужно. Классические серверы The Burning Crusade я пропустил (никогда не любил этот аддон), а вот если Blizzard решит повторить трюк с Wrath of the Lich King — то обязательно загляну. Если же говорить об EVE Online, то регулярно возвращаюсь на недельку-другую — выгоняю из ангара один из кораблей, а затем или делаю миссии на скорость, или ищу одиночного PvP (редкого, но очень увлекательного), или просто путешествую по «нулевым» секторам, пытаясь не попасться в лапы их обитателей.

Наталья Одинцова, заместитель главного редактора





Кто-то переигрывает, чтобы получить немного не похожий на предыдущий опыт — принять другие решения, посмотреть, что еще могут сделать персонажи. Я то и дело переигрываю одиночные игры, совершенно не вспоминая, что делала в прошлый раз, — мне просто нравится ощущение от самого приключения в целом, и поэтому мне нормально начать перепрохождение с нуля, заново открывать любимое оружие и так далее.

Мне нравится, например, возвращаться в Dragon’s Dogma: Dark Arisen (сначала она, конечно, была просто Dragon’s Dogma, а потом, с появлением дополнения, уже стала Dark Arisen). Во-первых, здесь одна из лучших боевок для action-RPG — рассчитанных именно на отряд, а не на героя-одиночку. Если вы хоть раз карабкались по мантикоре, это уже не забывается. Во-вторых, совершенно потрясающая атмосфера приключения — вроде бы всяких культистов из подземелий и в других играх постоянно выкуриваешь, но тут иллюзия присутствия просто отличная.

Еще я с удовольствием возвращаюсь к разным выпускам Bayonetta и Devil May Cry — например, не так давно освежала в памяти британский выпуск DmC, который на старте собрал, кажется, больше шишек, чем похвал. Битва в телебашне все так же крута, как и в 2018 году. Ну и, конечно, тактические RPG Fire Emblem очень располагают к тому, чтобы в них возвращаться. Например, до сих пор иногда запускаю Fire Emblem Three Houses, чтобы сыграть битву-другую.

Фазиль Джинджолия, редактор





Начиная с 2004-го, я завел себе традицию хотя бы раз в год перепроходить Vampire: The Masquerade — Bloodlines и пока ей не изменял. К Bloodlines мне хочется возвращаться снова и снова по многим причинам: я до сих пор так и не нашел RPG с более яркими персонажами, более крутыми диалогами и настолько же запоминающейся атмосферой. Лос-Анджелес мира Тьмы давно стал вторым домом, и, скорее всего, останется им навсегда.

Чувство комфорта вызывают у меня и другие, казалось бы, не самые комфортные игры. Речь в первую очередь о Bloodborne и ремейке Resident Evil 2. Bloodborne, как и вышеупомянутая VtM — Bloodlines, не отпускает благодаря запоминающемуся сеттингу, тогда как Resident Evil 2 периодически манит обратно в свой мрачный полицейский участок первоклассным дизайном. Шедевр Capcom на удивление интересно спидранить, открывая каждый раз новые оптимальные пути к финальным титрам.

Когда же возникает желание во что-то поиграть с друзьями, то на ум чаще всего приходит Warhammer: Vermintide 2. Да, я наиграл в нее уже более 1100 часов и давно открыл все, что только можно открыть, но Vermintide 2 отличается настолько крутым геймплеем, что нажимать на ее иконку на рабочем столе хочется уже не ради какого-то там гринда, а чисто, чтобы порубить крысолюдей. Надеюсь, долго ждать Darktide от этих же разработчиков — не придется.

Георгий Ядвидчук, редактор





Каждый раз, когда я встречаю человека, который полюбил Warzone 2100, у меня душа радуется. В стратегии Pumpkin Studios (с 2004 года игра поддерживается сообществом) можно собирать танки и самолеты из разных модулей: гусеницы (актуально для наземной техники), корпус, пушка или любое другое устройство.

Здесь можно забабахать пачку очень скороходных, но очень хрупких бронемашин, которые будут расстреливать базу противника из пулеметов. А есть вариант создать дивизию непробиваемых и медленных мортир или шустрых, но в меру крепких танков, вооруженных ракетницами. Прелесть в том, что никто не указывает, что делать. В Warzone 2100 гигантская сеть технологий, которая затрагивает каждый аспект игры.

Другая прелесть RTS — ее кампания. Сюжет, может, и простой, но его создатели постоянно играются со структурами миссий. Например, сначала вы отстраиваете базу и выполняете первые задачи. Когда все цели выполнены, размер мира увеличивается, постройки остаются на месте, но на игрока скидывают новые испытания. Позднее возникают миссии, когда нужно успеть решить проблему на время (от 15 минут до часа) и десантировать армию на неизвестную территорию.

Самый запоминающийся момент для меня — когда ИИ наносит орбитальные удары по моим войскам и постройкам по всей карте, пока я пытаюсь изучить жизненноважную технологию и отбиться от наземных и воздушных атак. Я до сих пор возвращаюсь в Warzone, чтоб отключиться от мира и помедитировать под очень простой и атмосферный саундтрек. Больше таких эмоций мне доставляли только «Герои 3 и 5» и Total War: Warhammer 2.

Илья Маховиков, руководитель новостного отдела





Обычно я не возвращаюсь к любимым играм слишком уж часто. Иногда боюсь, что обожаемая некогда история спустя годы окажется не такой уж захватывающей (BioShock Infinite), а иногда на это надо просто слишком много времени (привет, Persona 5 и «Ведьмак 3»). И хотя мои фавориты пока не разочаровывали, я все же предпочитаю лишний раз не рисковать.

Но у этого правила есть несколько исключений. Например, Max Payne 2. Ничего не могу поделать: люблю вторую часть больше других и почти каждый Новый год перепрохожу хит Remedy. Саундтрек, геймплей, сюжет, Late Goodbye в финальных титрах — вообще не надоедает.

Еще обожаю возвращаться в игры Uncharted (и каждый раз спрашиваю себя, почему никто не пытается сделать ее аналог). Тут вообще полный комплект: прекрасная картинка, отличный юмор, яркие персонажи и зрелищные сцены, которым позавидуют многие боевики. А еще постоянная смена локаций — будто в маленький отпуск отправился.

В онлайн-игры я возвращаюсь редко — обычно играю во что-то новое долго, а если уж надоело, то бросаю с концами. Но вот со Star Wars: Battlefront 2 расстаться не могу уже четыре года. Как захочется игровых «Звездных войн», так опять качаю и иду в сетевые битвы. В экшене попросту идеальное для меня сочетание тактики и безумного мяса: очень много динамики и сражений, но при этом без лишнего хаоса и несправедливых смертей, как в Call of Duty.

Андрей Швец, новостник





Я не любитель перепрохождений в одиночных играх, но есть среди всех жанров одно исключение — стратегии. Я обожаю их во многом из-за нового опыта, который они дарят. Среди таких игр есть две, в которые я стабильно раз в полтора-два года возвращаюсь. Первая из них — Medieval 2: Total War, классика серии и моя любимая игра в ней. Пускай я прошел ее где-то с полтора десятка раз, а графика и геймплей устарели, я всё равно возвращаюсь, чтобы сыграть за какую-нибудь новую фракцию или же в какой-нибудь новый или обновленный мод. Удивительно, но спустя 15 лет игра все еще получает их!

Еще одна стратегия, куда я забегаю при первом желании поиграть на хардкоре — They Are Billions. RTS с элементами tower defence стабильно дарит яркие эмоции после выигранной карты, на которую потратил несколько часов. Игра от малоизвестных испанцев из Numantian Games — лучшее, что выходило в жанре за последние 5 лет. Она сумела хорошенько встряхнуть его от спячки и породить несколько клонов.

В мультиплеерные игры я заглядываю нечасто. Но если делаю это, то стабильно выбираю самую зрелищную с точки зрения киберспорта и геймплея игру — Rocket League. 5 минут на матч — лучшее, что придумали в игровой индустрии за всё время. А совмещение «летающих» машин и футбола делает RL и вовсе уникальной.

Из других онлайн-игр чаще всего возвращаюсь в WoW (в том числе классику), обычно это бывает с выходом нового дополнения. Это единственная MMORPG, которая ностальгическим хэдшотом отправляет меня в середину нулевых, когда я ходил в школу.

Вячеслав Шутов, новостник





Super Mario Maker 2 для меня — одна из лучших игр всех времен. Я пропадаю в ней с головой и надолго каждый раз, когда возвращаюсь после небольшого перерыва. Во-первых, лучшего платформера, чем игры серии Super Mario, пока так и не придумали, а, во-вторых, SMM — источник бесконечного контента. Nintendo подарила игрокам конструктор, в котором каждый может сделать уровни своей мечты, а также сыграть в творения других людей со всего мира. Оказалось, что некоторые фанаты понимают, как правильно делать Super Mario, не хуже самой Nintendo. Головоломки, спидраны, классические приключения и даже The Legend of Zelda — лишь короткий список того, что можно найти на просторах «Вселенной уровней».

Еще одним любимчиком в списке оказались игры серии Devil May Cry. Особенно часто я возвращаюсь к третьей, четвертой и пятой частям. Последнюю игру серии так и вовсе прошел уже порядка 20 раз. Но даже несмотря на это, я стабильно возвращаюсь к сюжетной кампании раз в несколько месяцев. Бодрый экшен с лучшей боевой системой в истории жанра всегда подкидывает какие-то новые вызовы, даже после нескольких сотен часов, проведенных в компании Данте и Неро.

Из мультиплеерных игр каждый раз даю себе слово никогда не возвращаться в Rainbow Six Siege и каждый раз его нарушаю. У Ubisoft получилась сложная и в какой-то степени настолько заумная игра, что в нее почти невозможно играть ради веселья. Ты ходишь туда, как на работу, невероятно устаешь, но почему-то каждый раз возвращаешься.

Ренат Садыков, новостник





Оригинальная Half-Life навсегда завоевала мое юное сердечко в начале 2000-х. Она стала самой первой игрой, которую я увидел в первом (и единственном) компьютерном клубе своего захолустного поселка на краю Татарстана. Денег тогда было немного, и я практически всё то, что выделялось на карманные расходы, спускал на аренду игрового компьютера в том клубе — своего домашнего тогда еще не было. И приключения Гордона Фримена оставили невероятное впечатление.

Пока другие посетители заведения в основном рубились в сетевой режим «халвы» (или изучали Counter-Strike, тогда еще свежий мод к Half-Life), я поражался масштабам Черной Мезы, в очередной раз направляясь в вагончике к месту проведения эксперимента с аномальным материалом. В игре мне нравилось абсолютно все — от графики, анимации и звуков до истории и масштабного финала в мире Зен. Эта любовь сохранилась и сейчас. Black Mesa, ремейк игры на движке Source, пройден два раза (и я всерьез подумываю пройти его в третий раз), на VR-шлеме Oculus Quest 2 установлена специальная любительская версия игры в виртуальной реальности, а по вечерам субботы я нередко захожу в сетевой режим, который, как правило, до сих пор полон игроков.

Уже позже на своем первом домашнем компьютере я прошел не менее впечатляющую и революционную Half-Life 2, удивительную Portal, подсел на Counter-Strike и прошел еще больше сотни других игр всевозможных жанров. Но именно первая Half-Life с ее уникальным сеттингом до сих пор вызывает приступ ностальгии и я нередко, отбросив всё, сажусь в тот самый вагончик, который снова везет Гордона Фримена в сектор C.

Алексей Панков, новостник





Хотя в новом поколении я переехал на Xbox, почему-то чаще всего возвращаюсь к перепрохождению именно эксклюзивов PlayStation. Речь идет о двух играх: Marvel's Spider-Man и The Order: 1886.

Первая купила меня ощущением невероятной свободы. До сих пор ловлю себя на мысли, что вместо прохождения сюжетных заданий просто рассекаю по Манхэттену на паутине да ловлю голубей. А еще в предпоследней части приключений паучка получился невероятно живой и харизматичный главный герой. Играть за самого Паркера ничуть не менее интересно, чем за его альтер-эго. И финал… ради последней сцены с тетей Мэй я готов вновь и вновь тратить часы на прохождение кампании.

А вот «Орден» — игра совершенно другая. В ней нет того юношеского задора. «Орден» — вязкая игра. Ты продвигаешься по сюжету так же медленно, как и сэр Галахад по грязным, утопающим в крови улицам Уайтчэпела. И не верьте критикам, утверждающим, что игру можно пройти за 5 часов: «Орден» гораздо длиннее. Да, ее ругают за чрезмерную кинематографичность, но, на мой взгляд, это даже хорошо. История рыцарей Круглого стола — как любимый сериал, к самым интересным моментам которого возвращаешься раз за разом.

Евгений Лысенко, автор





В школьные годы времени было больше, игр выходило меньше, а до России доезжали и вовсе только избранные шедевры. Казалось логичным десяток раз пройти Sonic 3, пяток — оригинальную Final Fantasy VII, пару-тройку — Final Fantasy Tactics и, может быть, Metal Gear Solid.

За последние лет двадцать перепрохождение стало пустой тратой времени — вокруг так много игр на разных платформах и в разных жанрах, что даже на новинки времени не хватает, не то что на классику, прежних любимцев и мифический бэклог. Исключение: трилогия Mass Effect, Resident Evil 2 и все та же бессмертная Final Fantasy VII. И то — за счёт Legendary Edition и ремейков соответственно.

Тем не менее, есть игры, к которым люди возвращаются. Когда просто хочется, когда все достало или когда пора отдохнуть от блокбастеров от третьего лица в открытом мире и хайпа вокруг них. Например — разные части Civilization, Heroes of Might and Magic, SimCity или Mortal Kombat. Для меня такой игрой уже лет пять является Northgard.
Милая градостроительная стратегия со скандинавским колоритом, идеально воплощающая принцип «easy to learn, hard to master». Здесь можно найти в упрощенном виде отголоски The Settlers и еще ряда RTS, но собранные в уникальный коктейль, затягивающий на те самые «ну еще 15 минут — и спать».

Французская студия SHIRO Games продолжает развивать игру, добавляя новые кланы, корректируя баланс, улучшая интерфейс, хотя стратегия была отличной еще во время раннего доступа. Лично я настолько уверен в этой команде, что без опасений ожидаю Dune: Spice Wars, над которой они работают прямо сейчас. И которая, возможно, заменит мне Northgard на следующие пять лет.

Георгий Курган, автор





С содроганием окинув взглядом последнее, скажем, десятилетие (как быстро все пролетело!) я неожиданно понял, что чаще всего переигрывал в GTA V (в прошлом десятилетии, что характерно, на этом месте был San Andreas). Сначала на PS3. Потом на PS4. Потом еще раз на PS4. И в третий раз, но – в режиме от первого лица. И не подумайте, что речь идет про GTA Online – это место с атмосферой нескончаемой пьянки в поселковом клубе я старательно обхожу стороной. Речь именно про сюжетную часть, хотя дело и не в сюжете вовсе. Братья Хаузер, влюбленные в американскую культуру британцы, сотворили слепок идеальной Америки – идеальной именно с точки зрения не-американского подростка, видящего эту страну в основном с экранов.

Пугающе правдоподобные, но в то же время неописуемо гротескные Соединенные Штаты братьев Хаузер легко и естественно занимают в сердце место где-то по соседству с боевиками со Шварценеггером и Сталлоне, неподалеку от воспоминаний о вкусе первого «орбит-без-сахара», шоу на MTV и рестлинга на ТНТ с комментариями Николая Фоменко. GTA V запускаешь просто ради того, чтобы сесть в красную машину с открытым верхом и поехать по бульвару в направлении океана и далее – в закат, вполуха слушая по радио гангста-рэп, рекламу пива «Ссанина» («Pisswasser») и дурные предвыборные речи лживых политиканов в ток-шоу. Рауль Дюк и доктор Гонзо искали американскую мечту в Лас-Вегасе и ничего не нашли. Хаузеры оказались умнее – и воплотили мечту в собственной вселенной. С блэкджеком, шлюхами и ультранасилием, а как же иначе!

Тимур Шерзад, автор





В школьные и студенческие годы игры легко перепроходились сами собой по много раз. Тогда имелось куда больше времени, а большая часть игр была куда скромнее по размеру. Сейчас же больших игр в открытом мире среди крупных релизов стало больше, а львиная доля и вовсе превратилась в игры-сервисы, в которых при желании можно зависнуть навсегда.

Правда, я и сегодня нет-нет да перепройду что-нибудь. Отчасти виной этому ностальгия, отчасти голод вызывает снижение количества одиночных сюжетных игр. Да и слишком многие из тех, что есть, доверху набиты неприемлемым для меня культурно-политическим наполнением, которого не было раньше.
И среди всего перепроходимого можно выделить одну закономерность — это игры серии Assassin’s Creed. Несмотря на их прогрессирующую бездонность, схожесть и многочисленные недостатки, я вновь и вновь прохожу многие из них по 2-3 раза. По крайней мере, те, что вышли до Origins — для повторного прохождения последней тройки «Ассасинов» надо еще созреть.

Я люблю историю. И знаю, что изучать ее по «Ассасинам» крайне плохая идея. И не только из-за сюжета, построенного на теориях заговора, но и потому, что сценаристы подчас странно работают с богатейшим историческим материалом. Вырезают или низводят до десятка газетных строчек по-настоящему важные и лихо закрученные события, пытаются натужно выдумать судьбоносный исторический поворот там, где им и не пахло. Или комкают и упрощают то, что могло бы стать «вау-моментом» всей игры.

Но для меня все окупают созданные разработчиками «Ассасинов» миры, эти слепки эпох. За этих виртуальные путешествия по кипящим жизнью городам и полям сражений можно простить многое. И пускай тут тоже далеко не все идеально и исторично, картинка в целом выглядит завораживающе. Поэтому я обожаю скакать по крышам средневековой Венеции, Бостона XVIII века и Константинополя Нового времени, отыскивая все эти треклятые, расставленные разработчиками сундучки — эта медитация в далеких и навсегда ушедших от нас эпохах оправдывает для меня все остальное.

Роман Перов, автор





Я всегда был далек от киберспорта и не очень дружил с онлайном. Но так получилось, что двумя моими любимыми играми стали Counter-Strike: Global Offensive и Mordhau. Первая — чистый киберспорт, а вторая — исключительно онлайновая.

Я терпеть не могу разбираться в хитросплетениях достижений игрового аккаунта, скорее закрываю все окна с ящиками или скинами — если бы не это все, я бы любил CS:GO еще сильнее. Это одновременно олдскульный и вполне даже современный сетевой шутер, в котором нет ничего лишнего (кроме микротранзакций) и все работает как швейцарские часы. Ни в одном другом онлайн-шутере я так не чувствовал разницу между разными видами оружия и не погружался в перестрелку. Сначала пытаешься научиться быстро целиться, а потом понимаешь, что нужно еще и постоянно импровизировать, чтобы перехитрить врага. А уж фирменный трехмерный звук, хорошо работающий в любых наушниках, достоин отдельных похвал. Я регулярно захожу в Топ-3 дефматчей CS:GO, но киберспорт, серьезные соревнования и прочая обязаловка не для меня.

Однако больше, чем стрелять в качественном шутере, я люблю сражаться на мечах. Иногда возвращаюсь в Skyrim, чтобы поставить очередной набор модов, включая боевые, но надолго меня не хватает. Душа просит интересных, непредсказуемых дуэлей на холодном оружии, и первая игра в моей жизни, которая смогла эталонно перенести фехтование в виртуальное пространство — Mordhau.

Mordhau — единственная игра, которую я регулярно удаляю, чтобы не залипать в ней слишком много. И лучше местных дуэлей — лишь просмотр их записей в замедленном воспроизведении. Я каждый раз с восхищением наблюдаю, как клинки скользят друг по другу, высекая искры. И каждый раз забываю дышать во время очередной яростной дуэли с достойным фехтовальщиком.

Марк Кузин, автор





Для каждого наверняка существует целая категория игр, возвращаться к которым приятно или было бы интересно. Одним желанием ведь дело не ограничивается, нужно еще обладать технической возможностью. В моем случае, к счастью, все сильно проще: игры, которые я люблю, регулярно переиздаются, а некоторые даже получили полноценный ремейк, который тоже уже успел состариться и получиться свой ремастер. Так, на каждой из актуальных сейчас платформ есть Street Fighter II (в бесчисленных вариациях) и Final Fight — аркадная классика.

Но если говорить о той самой игре, к которой я люблю возвращаться по прошествии времени, то лучше назвать Resident Evil — и оригинал, и ремейк. В Resident Evil для меня впервые сработала магия Capcom, позволившая сформировать комплексный взгляд на видеоигры и выделить в них качества, наиболее ценные лично мне. Так, это во всех смыслах игра с сюжетом, персонажами и прочей нарративной составляющей, которая довольно искренне обходится с нелепостью и сюжета, и персонажей, и повествования как такового.

Несмотря на это, Resident Evil — в каком-то смысле соревновательная игра: есть условия, соблюдение которых делает повторное прохождение более азартным (и результаты можно сравнивать с другими). Скажем, использовать только нож, попробовать пробежать за определенное время или не использовать сохранения. Можно возразить, что тогда вторая часть должна вызывать больше интереса, но так получилось, что ремейк она получила лишь сравнительно недавно, а изолированность первого выпуска, декорации, монстры тут запомнились сильнее.

Александр Койнов, автор (пишет в соавторстве с братом-близнецом Андреем Койновым)





Мы с братом никогда не увлекались онлайном и из всего сетевого плотно гоняли только в мультиплеер нескольких частей Call of Duty да еще в SA-MP. Вот сингл — это другое дело: когда ты наедине с игрой, это сродни медитации. Собственно, синглов мы видели уйму, но из всего многообразия в душу запали только три игры, которые мы запускали не раз и, скорее всего, еще запустим.

С первым Bioshock мы познакомились еще на старте, в 2007 году, и это была любовь с первого взгляда. Нам вообще нравятся смешения различных жанров, особенно которые сложно представить, пока сам не увидишь. И тут — джазовый биопанк, пропитанный ретрофутуризмом. В подводном городе. Ну как остаться равнодушным и пройти мимо? В «Биошоке» подкупало всё: нетривиальный сеттинг, атмосфера павшей утопии, расплывчатая панорама «Восторга» за каждым окном и бормотание сплайсеров в залитых морской водой коридорах. Можно долго говорить о том, как Кен Левин защитил право игр называться искусством, но лучше это увидеть своими глазами.

Вторая игра, а точнее, сразу две — это первые части Thief: соответственно The Dark Project и The Metal Age. Для нас они так и остались самыми рафинированными из стелсов. Вор и не должен быть храбрым, тени — его единственный дом, и не следует никого убивать, ведь вор же, а не убийца. И когда играешь за Гарретта, хочется неукоснительно следовать этим негласным правилам. Thief можно любить за многое: лютый хардкор (вместо карты — малопонятные каракули), местный дизайн уровней (стоит вспомнить склепы Бонхарда и дом Константина) или безумно стильные ролики. Мы его любим за всё сразу.

Наконец, The Suffering, психологический хоррор, многими недооцененный. А он, между прочим, умеет давить на мозги не хуже Silent Hill, а порой и сильнее. Можно пересмотреть тонну фильмов ужасов, научиться не реагировать на скримеры — и всё равно The Suffering будет пугать до седых волос. Количество чертовщины на квадратный метр здесь превышает все пределы, и иногда кажется, что этот сон разума не закончится никогда.

Обсудить