Оглавление

Игры про Россию, которых нет

Бескрайняя Сибирь и жестокий Кавказ — какие игры про Россию мы хотим увидеть

У нашей страны богатая и интересная история, но разработчики этого будто бы не замечают. Если Россия и появляется в играх, то в основном в качестве Советского Союза времен Второй мировой, современного государства-агрессора или полуразрушенной постапокалиптической пустоши. Мы решили представить, какие замечательные игры могли бы получиться, если бы кто-то захотел совместить незатертые эпизоды из русской истории и возможности проектов с открытым миром. Ну а чтобы было нагляднее, мы выбрали два конкретных сеттинга — периоды покорения Сибири и Кавказа.

Почему «песочница»?



Игровая индустрия переживает расцвет концепции открытого мира. Многие ААА-проекты или прямо основаны на ней, или используют элементы «песочницы» — по такому пути пошел даже хоррор The Evil Within 2. Причем открытые миры становятся все больше: в Assassin's Creed: Origins уместили целый птолемеевский Египет, а в Tom Clancy's Ghost Recon: Wildlands — Боливию с двумя десятками провинций. И пусть размеры игровых территорий все равно в десятки и сотни раз меньше стран-прототипов, масштаб карт вполне достаточен, чтобы создать иллюзию точного соответствия.



Причем создавать успешные проекты крупного масштаба могут не только гиганты вроде Ubisoft. Вспомните польскую студию CD Projekt RED. Сеттинг «Ведьмака» основан на славянском фольклоре, но, несмотря на экзотичность, серия стала успешной на Западе и разошлась совокупным тиражом в 25 миллионов копий.

Гипотетическая попытка русских разработчиков сыграть на том же поле могла бы оказаться вполне успешной, вот только никто не хочет рисковать. Понять их можно. Бюджеты игр с открытым миром исчисляются десятками и сотнями миллионов долларов, при этом никто не гарантирует, что проект исключительно про Россию окупится и принесет прибыль. Прибавьте к этому неопытность отечественных разработчиков в жанре, и станет ясно, что масштабных и качественных исторических экшенов от российских разработчиков в ближайшие годы можно не ждать. Ну а раз так, давайте о них хотя бы помечтаем.

Просторы Сибири



Наших предков издревле тянуло на восток. Одна из причин — густые леса, населенные пушными зверьками. «Мягкая рухлядь» ценилась высоко, и жители Новгорода активно торговали мехами с Европой еще до монгольского нашествия. В конце XI века они уже доходили до Урала с определенной целью: завоевать местные племена, обложить их «пушной» данью и продавать шкурки за рубеж, чтобы получать гарантированный доход. Бизнес шел хорошо. К 1391 году один только Лондон закупил 350 000 белок, что неудивительно — на костюм королевского уровня уходило до 10 тысяч шкурок. Но в XV веке англичане стали массово разводить овец, и к середине столетия беличий мех был вытеснен шерстью. Объемы новгородской торговли упали, город стал терять влияние и в 1478 году вошел в состав Московского княжества.

Однако это не был конец русской пушнины. Белка утратила былую популярность, но в лесах Сибири в изобилии водился соболь — зверь куда более ценный, дорогой мех которого совершенно не боялся конкуренции со стороны овечьей шерсти. Впрочем, до него еще требовалось добраться.

На пути в Сибирь у русских стояло Казанское ханство. Оно не полностью перекрывало доступ в богатый соболем регион, но именно через его земли лежали наиболее удобные маршруты, необходимые для надежного и регулярного сообщения. Ликвидировать Казанское ханство удалось лишь в 1552 году, но к тому времени русское государство уже не стремилось двигаться на восток — внимание царя заняли европейские проблемы.



Однако вскоре повод отправиться за Урал подвернулся сам собой. Примыкавшее к границам Русского царства Сибирское ханство погрузилось в гражданскую войну, завершившуюся в 1569 году. Существовавшая ранее система подчинения мелких князей была нарушена, и Кучум, новый правитель ханства, встал перед необходимостью укреплять авторитет. В примитивном полукочевом государстве для этого был лишь один способ — совершать успешные набеги на зажиточного соседа. И таким соседом оказались русские.

Пограничными землями Русского царства ведало не государство, а купцы Строгановы, занимавшиеся солеварением. Не справившись с набегами своими силами, они наняли 600 волжских казаков во главе с атаманом Ермаком. Но вместо того, чтобы просто прогонять незваных гостей, казаки решили сами устроить набег на Сибирское ханство.

1 сентября 1581 года флотилия Ермака отправилась в путь. Результат похода оказался неожиданным — набег превратился в завоевание. Сибирские племена, разрозненные, уступавшие казакам технически и организационно, оказались не в состоянии противостоять даже сравнительно небольшому отряду. Стало ясно, что перед русскими раскинулась колоссальных размеров страна, заселенная отсталыми в военном деле народами и богатая драгоценной пушниной.



Сибирь стала русским Эльдорадо. Инициативный и отчаянный мог сколотить здесь состояние, и именно такие авантюристы сюда и шли. Казачьи отряды, служилые люди и промысловики быстро занимали хорошие места, поэтому новым желающим приходилось двигаться дальше — каждый хотел открыть неосвоенные, кишащие соболем земли. К 1639 году русские уже достигли побережья Тихого океана, но захват новых земель продолжался до конца петровских времен.

Сибирь эпохи покорения была бы идеальным сеттингом для игры в открытом мире. Наиболее любопытно смотрелись бы временные рамки второй половины XVII века, ведь именно тогда определялись границы, черты и облик русской Сибири. С одной стороны, уже были заложены многие остроги (деревянные крепости), постепенно перераставшие в города. С другой, земли еще не были по-настоящему освоены, а тонкая ниточка цивилизации, хоть и была протянута, тонула в дикости и хаосе. Сибирь того времени — это идеальный фронтир вроде того, что мы видели в Assassin’s Creed 3, но даже более интересный.

В рамках этого сеттинга можно рассказать много захватывающих историй. Внутренние разборки между служилыми людьми за место, скажем, воеводы? Легко. Эпопея царского курьера, одного из смельчаков, поддерживающих связь между Москвой и отдаленными острогами? При серьезном подходе поблекнет даже знаменитый «Михаил Строгов» Жюля Верна. Выслеживание беглых пленных поляков, в изобилии населявших сибирские просторы? Игроки любят расследования с детективными элементами. Столкновения с коренными народами? В Сибири тоже найдутся свои ковбои и индейцы.



А может, нужны разбойники? Стоит вспомнить про отбившихся от рук казаков, и дезертиры из третьего «Ведьмака» покажутся нерешительными младенцами. Ведь последние никогда не проходили несколько сотен километров по незнакомой территории и под прицелами луков местных племен, да еще и горсткой в пятнадцать-двадцать человек. Для чего? Чтобы совершить открытия и заслужить царское прощение за убитого воеводу, доставшего своими строгими требованиями.

В игровой Сибири найдется место и для масштабных событий. Например, можно показать две осады Албазина китайскими войсками. Прибавьте к этому величественную природу региона и возможность охотиться на диких зверей — все, можно начинать жалеть, что идея подобной игры так и не пришла в голову к хорошему разработчику.

Кавказская эпопея



Не могла пройти Россия и мимо Кавказа. Равнины Кубани были одними из лучших доступных земель для сельского хозяйства, но пшеничные поля и цветущие сады подвергались постоянным набегам. Кавказские племена стремительно спускались с гор, грабили русских и молниеносно исчезали в возвышенностях. Единственно надежным способом противостоять им было занять сами горы, ведь именно в узких проходах, а не на широкой равнине, проще сдерживать мобильные группы конных налетчиков.

Попытки закрепиться в Кавказских горах русские предпринимали с конца XVI века. Весной 1594 года в поход на Тарки (ныне — поселок в Дагестане) из Астрахани вышел отряд в 2,5 тысячи человек. Однако дело закончилось провалом. Взяв столицу Тарковского шамхальства, наши предки попали в осаду и с боем были вынуждены отступить. Спустя 10 лет, при царе Годунове, попытку повторили, но еще более неудачно — посланный отряд почти полностью разбили. И лишь после столетнего перерыва, уже при Петре I, русские вернулись и подчинили себе Кавказ, в том числе и Тарковское шамхальство.



Весь XVIII век политика Петербурга по отношению к горцам сводилась к формуле «дешевле платить, чем воевать». Это, вкупе с присутствием военизированных поселенцев-казаков, уменьшило число набегов, но не предотвратило их. Из-за большого числа разрозненных кавказских племен держать всех под контролем было трудно. Но поспособствуй Россия их объединению под одной сильной рукой, дело могло обернуться еще хуже — волевой и решительный правитель мог потребовать слишком много.

К началу XIX столетия ситуация на Кавказе совсем ухудшилась — усилия России давно были обращены в Европу, регионом никто не занимался, и горские вожди стали потихоньку наглеть. В первой половине 1810-х годов русскими делами здесь заведовал генерал Николай Ртищев. Раздававший горцам щедрые подарки, в их глазах он выглядел слабым человеком, поэтому уровень грабежей неуклонно рос. Нет, налетчикам следовало не платить, их нужно было подчинить — и у Александра I имелся подходящий для этого человек.

Генерал Алексей Ермолов прибыл на Кавказ в октябре 1816 года. Он тут же принялся наводить порядок огнем и мечом — русские войска продвигались вперед, завоевывая одно мелкое княжество за другим. Что самое главное, был введен новый принцип: постепенно занимать и надежно контролировать территорию, а не бесцельно метаться туда-сюда в надежде получить ничего не значащую клятву верности от очередного вождя.

Ермолов беспощадно карал налетчиков. Так, аул Дади-юрт, забитый награбленным у русских добром, был стерт с лица земли. Впрочем, генералу не было чуждо и сострадание. В руинах Дади-юрта был подобран трехлетний мальчик, впоследствии отданный в Петербургскую академию художеств. Воспитанный под именем Петра Захарова, он стал хорошим живописцем.



Ермолова отстранили от командования на Кавказе весной 1827 года. Новый император Николай I подозревал генерала в симпатиях к декабристам, да и для предстоящих войн с Персией и Турцией больше подходил его соперник, Иван Паскевич. Победы над двумя азиатскими империями расслабили русских, и тактику Ермолова позабыли. Почувствовав меньшее давление, горцы подняли голову и погрузили край в длительную войну, завершившуюся в 1864 году. Причем побеждать в ней русские начали лишь после того, как вернулись к ермоловским методам и стали постепенно брать территорию Кавказа под контроль.

Итак, у нас есть красивейший, но политически неустойчивый регион, населенный разнообразными народами. Кроме горцев и русских, на Кавказе присутствовали Персидская и Османская империи, а также грузинские царства. Последние к XIX веку переживали далеко не лучшие времена, но имели самобытную культуру и давние традиции государственности. Разные народности позволят насытить игру множеством фракций, каждая со своим лицом и со своими претензиями ко всем другим.

Решившие взяться за Кавказ разработчики могли бы пойти по примеру Assassin’s Сreed и ввести в игру исторических персонажей — генерала Ермолова, знаменитого имама Шамиля и даже посещавшего регион императора Николая I. Заслуживают игрового воплощения и личности вроде популяризированного Толстым Хаджи Мурата. Несколько раз сменивший сторону, прославившийся отчаянными побегами и погибший в лучших традициях Дикого Запада (после долгой конной погони с перестрелкой), Хаджи — настоящая находка для хорошего сценариста.



Есть простор и для побочных квестов — от банального замирения бунтующих территорий до охраны или грабежей караванов. Последние, кстати, были обыденностью на Кавказе XIX века. Хотите запутанное расследование? К вашим услугам истории кровной мести, из-за которых подчас вымирали небольшие аулы — одно из необязательных заданий может подробно осветить этот вопрос. Для любителей шпионских приключений можно сделать отдельную миссию в Персии и связать ее с убийством Грибоедова в 1829 году. Русские дезертиры массово шли на службу к азиатским властителям — игрок может получить задание вжиться в шкуру одного из них, чтобы добыть ценные сведения. Например, можно поступить к Шамилю в качестве специалиста по артиллерии — имам обожал этот вид орудий, но из горцев артиллеристы были никудышные.

Природная красота, культурное разнообразие, коварство и экзотичность Кавказа могут сделать игру про него не менее интересной, чем любая из частей Far Cry или Assassin’s Creed.

Список потенциальных сеттингов для «русского открытого мира» не ограничивается Сибирью и Кавказом. Феодальная Русь периода раздробленности, Гражданская война, да хоть та же Великая Отечественная, только не про Сталинград и взятие Берлина, а про «партизанские районы» — когда нацисты были отвлечены на крупные сражения, эти мини-республики существовали в немецком тылу месяцами, там функционировал комсомол и школы по советскому образцу. У нашей истории можно позаимствовать немало интересных сеттингов, которые при правильной реализации будут интересны не только отечественному, но и западному потребителю.

Обсудить