Оглавление

Я мужчина, а не машина убийств

В последнее время принято оскорблять кого угодно: за расу, за ориентацию и, конечно же, за пол. В преддверии 23 февраля мы встаем на защиту мужчин от дискриминации

На днях случится профессиональный праздник каждого мужчины: неважно, служил ты или нет — крем для бритья и пару ненужных носков ты заслужил биологически. 23 февраля — День защитника отечества, но так как парикмахера должен кто-то стричь, а повару кто-то должен готовить, сегодня мы встанем на защиту мужчин. А точнее, на защиту их прав от жестокого и вероломного сексизма, который преследует мужских персонажей с момента создания игровой индустрии.

Мистер вселенная



Раньше мужчины в видеоиграх выглядели как звезды порно — вспомните Дюка Нюкема, который похож на сантехника, доставляющего девушке пиццу, пока парня нет дома. Сейчас же мужская половина представлена иначе — как романтическая фантазия среднестатистической девушки по результатам соцопросов. Высокий рост, каменный пресс, дорогая прическа, волевой подбородок, выдающиеся скулы и легкая небритость. В его образе обязательно чувствуется налет небрежности: помятая куртка, небольшая царапина на лице, потертые джинсы — он следит за собой, но ровно настолько, чтобы девушки-геймеры поняли: «не самодоволен». Он носит элегантную одежду, но без вульгарщины. Конечно, исподлобья виден его пронзительный взгляд, который не только выслеживает неприятеля, но в глубине души мечтает о встрече с той самой.



Герои задали такую высокую планку — и как реальным мужчинам соответствовать идеалам женщин? Мы не выщипываем брови, не ходим на педикюр, не записываемся к стилистам. Не можем отрастить красивую бородку без похода в барбершоп, но не пойдем в барбершоп из чувства гордости. К тому же, далеко не каждый из нас способен открыть бутылку пива, засунув ее между кубиками пресса. Мы не куски мяса, мы — личности! В идеальном мире, свободном от шовинизма, герои видеоигр должны выглядеть так:



Провожают по уму



А за пронзительным взглядом, как правило, скрывается пустота: мужской герой, который обречен сценаристами на спасение мира, не может думать ни о чем другом. Мужчине нельзя дать слабину, пустить слезу, опереться на чужое плечо. Даже банально поныть нельзя: там, где Лара, свалившись с большой высоты, проведет не меньше минуты в истерике, поддавшись накатившей слабости, Нейтан Дрейк отпустит второсортную шуточку и попрыгает дальше по своим геройским делам. Где же мужчины, которые сомневаются, смогут ли они обеспечить семье достойное будущее? Где самоедство о том, что не везет с девушками, где рассуждения о кризисе среднего возраста? Всего этого нет и не будет. Зачем прописывать глубокого и разностороннего персонажа, когда он может просто сломя голову перестрелять армию рандомных солдат? МУЖЧИНА НЕ ПЕРЕЖИВАТЬ, МУЖЧИНА СПАСАТЬ!



Глубокий смысл на дне бутылки



Но если и добавить в мужского персонажа нотку шероховатости, которая придала бы ему глубины — это обязательно проблемы с алкоголем. Мужику известен только один способ решить все его внутренние проблемы: хорошенько их проспиртовать. А там уж и душу излить, но не раньше — таков он, путь настоящего алкоголика. О более актуальной проблеме женского алкоголизма почему-то принято молчать — но все легко объясняется: женский алкоголизм выглядит по-настоящему страшно, а мужской — ПРИВЫЧНО. Это оскорбительно!



Геройство под каблуком



Мужчину на подвиги мотивируют только две вещи: близость конца света и… конечно же, женщины. Дело в том, что сколько бы Марио не находил принцессу — ее все равно похитят снова. И снова. Пич держит водопроводчика на коротком поводке, и не собирается ничего менять — зачем ей брать на себя ответственность, если усатый герой всегда защитит ее от неприятностей.

Ада Вонг (Resident Evil) и Мона Сакс (Max Payne 2) достоверно показывают, как легко крутить мужчиной, пользуясь его чувствами. Айзеком Кларком (Dead Space) манипулирует даже мертвая подружка, а Итан Уинтерс (Resident Evil VII) приезжает вызволять девушку из кошмара, который она сама и устроила. Да, формально, она сказала герою не приезжать сюда ни в коем случае — но какой парень бы не отправился на спасение девушки? Ведь парням так легко внушать собственные мысли.

В 2010-ом месседж стал даже более очевидным, с выходом Enslaved: Odyssey to the West. Суть его проста — «вы — рабы, девушки имеют над вами полный контроль». Неужели мы встречаем закат эпохи сильных и независимых мужчин?

Пушечное мясо



Говоря о других пороках мужчин, стоит упомянуть, что они виноваты во всех бедах человечества. Иначе как еще объяснить, что в 9 из 10 играх мы убиваем только представителей этого пола? В каждом милитари-шутере (кроме толерантного Battlefield 1) в расход идут только мужики. Почти в каждой РПГ большинство агрессивно настроенных NPC — мужского пола. Даже в Grand Theft Auto, самой эксцентричной и провокационной игре современности, 90% бандитов и копов — мужчины, а если нас и вынуждают причинить вред женщине — она, скорее всего, проститутка. Значит ли это, что мужчин ставят в один ряд с проститутками? Выводы делайте сами.

Мужчина не человек, а лишь расходный материал. Выцеливая в мушку неприятеля-женщину, вы думаете: «бедняжка, как она до такого докатилась?», а целясь в мужчину: «он сам виноват». Но даже в случаях, когда персонаж не является отрицательным — все равно статистика не на его стороне. Так, например, ближе к концу эпизода «Новый день» The Walking Dead перед игроком встает выбор: спасти девушку-репортера Карли или парня-программиста Дага. Telltale Games, подсчитывая статистику, обнаружили, что 75% игроков выбрали Карли, отдав Дага на съедение ходячим. Вы можете возразить: мол, дело было совсем не в соблазнительной возможности разделить суровые деньки постапокалипсиса в компании симпатичной красотки, просто у нее был пистолет! Это, как ни крути, более выгодная партия. Но, с другой стороны… вспомните, кого вы оставили умирать на Вермайре. Отнюдь не большеглазую брюнетку с пухленькими губками, не так ли?



Корень всех проблем



И, к слову о расходных материалах — вспомните, кто представляет собой главных злодеев в видеоиграх последних лет. Нет, в видеоиграх вообще. В чью агрессию легче всего поверить? Чьи коварные мотивы гораздо более предсказуемы? К чьей голове проще приставить пистолет, чтобы наконец спустить курок?

В списке самых лучших злодеев по версии Dorkly — 1 женщина на 19 мужчин. 7/30 на Gamesradar. 6/100 на Ranker. Мужчины обиженно мстят, устраивают теракты, захватывают принцесс, уничтожают мир. Неужели женщины не способны на злодеяния? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте попробуем вспомнить самых злых женских персонажей за историю видеоигр.

Большинство топов возглавляют Глэдос и Шодан, но это искусственный интеллект, так что человеческое самосознание и четкая половая принадлежность отсутствуют. Отметаем этих кандидатов.

Где-то неподалеку обычно располагаются Милина, Керриган, Харли Квин и Ада Вонг. Но назвать их злодейками в полноценном смысле этого слова получается с трудом: скорее, они являются жертвой обстоятельств и могут занимать разные стороны в зависимости от ситуации. Они в большей степени нейтральны, чем злы. Приспешница Джокера так и вовсе присоединилась к команде Бэтса на неполный рабочий день в недавнем Injustice 2.

В последние годы мы смогли застать сразу двух безусловных злодеек — это Оливия Пирс из Doom и Фрау Энгель из Wolfenstein 2. Но они злы просто потому что они злы — в то время как антагонистами мужского пола движут куда как более низкие и в большинстве своем мелочные мотивы: ревность, жадность, самодовольство.

В сухом достатке нам остается Далила из недавнего Dishonored 2 и куда как более культовая Альма Уэйд из F.E.A.R. Здесь уже не поспоришь — это прекрасно поставленные злодейки с проработанными мотивами, которые вполне могут потягаться со злодеями из лагеря мужчин — если бы не одно «но»… Каждая из них ведома злостью за то, что совершили их отцы. Уэйд-старший ставил над дочуркой опыты, а Далила была бастардом императора Колдуина, который вышвырнул ее мать и ее саму на улицу, чтобы никто не узнал о его похождениях на сторону. Выходит, даже за самыми лучшими злодейками в видеоиграх стоит еще более злой и коварный мужчина.



Время выбирать



В последние годы под давлением феминистской волны в качестве альтернативы стали появляться женские персонажи — даже в тех играх, которые изначально были ориентированы исключительно на мужчин. Так в маскулинном Battlefield 1 разрешили выбрать солдата-женщину. В игре про убийства средневековыми мужчинами средневековых мужчин Assassin's Creed с части Syndicate появилась возможность выбрать девушку (и частично это унаследовал Origins). В Dishonored 2 учтивые толерантные разработчики догадались сделать второго играбельного персонажа-девушку, не менее проработанную, чем Корво.

Так почему же мужчины не могут получить такой же альтернативы в играх с центральным женским персонажем? Почему единственный вариант мужского персонажа в серии Tomb Raider предлагает посредственный Guardian of light, да и тот — бесхарактерная тысячелетняя ожившая статуя? Почему я вынужден играть за Сеную без возможности выбрать какого-нибудь Семена? Почему, наконец, нет намеков на то, что Фейт Коннорс идентифицирует себя, как мужчину? Ответов на эти вопросы разработчики не дадут, пока не признают существование крайней степени дискриминации мужчин.



Итоги



Борьба за права кого бы то ни было в последнее время все больше похожа на клоунаду: все пытаются сочинить самое нелепое обвинение, которое впоследствии будет хорошо цитироваться в прессе. Феминистки по всему миру проделали огромную работу: благодаря им в играх присутствует интересное разнообразие поднимаемых тем и персонажей, благодаря им появились на свет Лара Крофт, Элой, Сенуа, Элли, Клементина, Фейт, Элизабет и многие, многие другие. Однако те, кто сегодня зовется феминистками, зачастую не имеют с ними ничего общего, и вместо того, чтобы бороться с сексизмом, порождают еще больше распрей, а также обратный сексизм. Выход есть — нам надо перестать оскорбляться, перестать создавать почву для скандалистов. Играйте только в те игры, которые вам нравятся — благо, в современном мире всему есть альтернатива.

Обсудить