Оглавление

Как герои видеоигр берегут природу (и не всегда берегут людей)

Что общего у ежика Соника и экоактивистов, чем вдохновлялись создатели Final Fantasy VII, придумывая радикалов из Avalanche, и как вервольфы стоят на страже лесов

Экологический активизм становится популярнее с каждым годом. Илон Маск обеспокоен энергоэффективностью майнинга, Грете Тунберг предлагают роль в игре, экологи нападают на консоли, а SEGA пропагандирует упаковку из вторсырья. Игровые сюжеты и вовсе рассказывают о техногенных катастрофах уже не одно десятилетие — и речь не только про Fallout. Приведем в пример несколько игр, герои которых противостоят потенциальным угрозам окружающей среде.

Zen: Intergalactic Ninja





Многие геймеры 90-х наверняка помнят эту захватывающую и сложную игру 1993 года от Konami для NES. Искусственно выращенный синекожий ниндзя Дзен спасает Землю от Лорда Контаминуса, который мечтает превратить весь мир в свалку.

Рожденный из ядерных отходов Контаминус — олицетворение наплевательского отношения людей к природе и наказание за бездумное потребление. Стив Штерн и Дэн Коут, создатели оригинальных комиксов Zen the Intergalactic Ninja, не скрывали своей озабоченности состоянием экологии. Само имя Дзен отсылает к одному из направлений буддизма, которое авторы считают лучшим руководством для жизни в гармонии с собой и окружающим миром.



В конце 80-х повышенное внимание к экологическим проблемам охватило весь мир, и комиксы Штерна и Коута — одно из проявлений тенденции. В 1990 году организаторы Дня Земли связались с авторами, чтобы обсудить возможное участие Дзена в мероприятиях, направленных на популяризацию заботы об экологии. Так в 1993-м появился специальный выпуск Zen, Intergalactic Ninja Earth Day Annual. Сегодня его можно купить на интернет-аукционах.

Sonic the Hedgehog





Экологическая повестка конца 80-х захватила умы не только создателей синекожего ниндзя Дзена, но и авторов не менее синего ежа Соника. В основе сюжета Sonic the Hedgehog лежит противостояние лесных жителей доктору Айво Эггману Роботнику. Гениальный ученый мечтает превратить весь мир в Эггманлэнд, населенный покорными ему роботами, и использует для достижения цели всевозможные машины, попутно похищая животных и уничтожая природу.

Гейм-дизайнер Юдзи Нака в интервью говорил, что на команду повлиял рост экологической осведомленности и озабоченности людей сохранением природы. Противостояние Соника и Эггмана задумано как конфликт природы и промышленности, животного мира и мира машин. Синий еж символизирует борьбу против бездумного разрушения окружающей среды заводами и механизмами.



Новые игры о борьбе зверей и роботов выходят регулярно, но уже много лет не могут добиться того же, что и во времена SEGA MegaDrive. В 2021 году франшиза празднует 30-летие, в честь чего были официально анонсированы ремастер Sonic Colors, выходившей на Nintendo Wii и DS, а также полноценная новая часть. Возможно, на волне экологической сознательности разработчики смогут наконец-то переизобрести формулу Соника и вернуть ежу былую славу.

Final Fantasy VII





Хрестоматийный пример обострения экологической проблематики в видеоиграх. Сюжет первых глав Final Fantasy VII рассказывает, как главный герой вместе с группой экотеррористов Avalanche противостоит корпорации Shinra. Компания выкачивает из недр земли жизненную силу планеты вместе с душами и памятью умерших. Эту субстанцию — Lifestream («Поток жизни») — перерабатывают в мако-энергию, которая в мире игры питает все механизмы и освещает города.

На середину 90-х годов XX века, когда создавалась культовая ролевая игра, пришелся один из пиков борьбы Greenpeace с чрезмерной добычей нефти. В 1995-м произошел резонансный инцидент на нефтяной платформе Brent Spar. Он повлек за собой падение акций Shell, ряд нападений на заправки этой компании и даже подрыв зажигательной бомбы на одной из них. Но своей цели — отменить затопление платформы — активисты все же добились.



Эта акция, вызванная ею шумиха в СМИ и последствия, среди которых — обвинения «ненасильственной» Greenpeace в подстрекательстве к нескольким уголовным преступлениям, отчасти нашли свое отражение в FF VII. Борьба Avalanche за свои идеалы привела к разрушению мирного района и человеческим жертвам. В ремейке 2020 года на этом еще сильнее заострили внимание, посвятив последствиям атаки на реактор продолжительный эпизод в самом начале игры.

Metal Gear Solid 3: Snake Eater





Взаимоотношения человека с окружающим миром — лишь одна из многих тем, которые поднимает в своих играх Хидео Кодзима. Примером может быть недавняя Death Stranding с ее постапокалипсисом и похожей на нефть черной жижей из параллельного измерения. Но еще в Metal Gear Solid 3, вышедшей в 2004 году, Кодзима рассказал историю не о совмещении миров живых и мертвых, а о попытке предотвратить настоящую ядерную войну между государствами.

В августе 1964 года Снейк десантируется в Целиноярске (вымышленный город где-то в Таджикской ССР), чтобы предотвратить Третью мировую войну. Для этого агенту необходимо остановить разработку супер-танка, несущего на борту баллистическую ракету и способного выпустить ее прямо на ходу. Весь проект «Шагоход» — отражение страхов перед потенциальной опасностью гонки вооружений между США и Советским Союзом. Буквально — физическое воплощение ядерной угрозы всему человечеству.




Не случайно события игры разворачиваются в 60-х — наиболее напряженный период Холодный войны, когда Берлинский и Карибский кризисы едва не привели к обмену ядерными ударами между Америкой и Россией. Последствия в перспективе могли бы сделать экологию планеты непригодной для дальнейшего развития цивилизации в ее существующем виде.

Werewolf: The Apocalypse – Earthblood





Игра, в которую никому не стоит играть, но которая настолько прямолинейно и с детской непосредственностью говорит о проблемах экологии, что не упомянуть о ней нельзя. Werewolf: The Apocalypse – Earthblood вышла зимой 2021 года, в разгар пандемии и на фоне многочисленных переносов крупных проектов. Игра создана на основе известной франшизы ролевых игр World of Darkness и посвящена борьбе с нефтедобывающей компанией.

В сеттинге «Мира Тьмы» оборотни очень озабочены состоянием родных лесов и всячески пытаются подорвать деятельность промышленных корпораций. В случае с Werewolf: The Apocalypse – Earthblood такой корпорацией является нефтяная компания «Эндрон». Насколько она злая и как герой с ней борется всю игру, можно узнать из рецензии.

Как в реальности добыча нефти вредит экологии, игра, посвященная этой самой экологии, не говорит. Просто запомните, что выкачивать нефть — это плохо, понятно? А убить кучу народа во имя идеи и мести — это, судя по всему, хорошо. Во всяком случае, так думают авторы Earthblood (если это не поощрение экотерроризма, то что?).




Если задаться целью притянуть экологический активизм за уши, проблемы отношений человека с окружающей средой можно найти чуть ли не в каждой второй игре. Не придется даже разбирать сюжет The Last of Us, где природа настолько очистилась, что среди поросших буйной зеленью городских руин бродят жирафы.
В книге «Playing Nature: Ecology in Video Games» Аленда Чанг утверждает, что видеоигры могут научить пониманию естественных процессов, а среди примеров можно найти GTA. По мнению автора, реалистичный игровой мир способствует развитию знаний о мире и уважения к нему.

Мы постарались выбрать те игры, в которых тема экологии лежит на поверхности, не перечисляя все истории про постапокалипсис, от Wasteland и Fallout до современных симуляторов выживания. Если вы знаете другие примеры — рассказывайте в комментариях.

Обсудить