Оглавление

Как история Севморпути может вдохновить разработчиков игр

Невероятные открытия и отважное выживание на одной из главных транспортных магистралей страны

В 2022 году особенно часты разговоры, что России надо делать больше «своих» игр — причем не просто разработанных в стране, но и основанных на нашей истории и культуре. Некоторые темы для таких игр лежат на поверхности — например, Вторая мировая или освоение космоса. Но ими все не ограничивается: наша страна настолько многогранна, что обладает практически бесконечным запасом источников вдохновения для авторов игр.

И один из источников — история освоения нашей страны. В том числе – эпопея освоения Северного морского пути. Начавшись более сотни лет назад, она не завершена до сих пор – но в конце этого грандиозного предприятия ждет очень заманчивый приз. И, возможно, сегодня до него не так уж и далеко.

Суровый регион



Северный морской путь проходит вдоль, очевидно, северных границ России и насчитывает около 5 600 километров. Немалая, на первый взгляд, величина – но все познается в сравнении. Тут нам помогла эллиптическая форма Земли – на крайних севере и юге дорога из конца в конец короче, и можно хорошо срезать.

Так, добраться из Владивостока в Санкт-Петербург по Севморпути можно в полтора раза быстрее, чем через Суэцкий канал. А уж если не пользоваться каналом и огибать Африку, тогда разница вообще выходит более чем двукратной.

Северный морской путь притягателен не только выигрышем времени и стоимости доставки – он меньше зависит от политических вихрей. Какая бы ни оказалась обстановка в мире, Севморпуть проходит вдоль российских берегов. Его легче прикрыть сетью военных баз, а следующие по нему корабли и суда легче и быстрее получат помощь от наших структур. Используя Северный морской путь, мы ни от кого не зависим – наоборот, от него будут зависеть все те, кто будут пользоваться им наряду с нами. А это и удобно, и приятно.

Но суровый арктический регион не готов даться в руки так легко. Освоению мешает холод, удаленность от «цивилизации», и, конечно, могучие льды. Зимой они сковывают артерии Севморпути, грозя в лучшем случае заблокировать, а худшем – раздавить не успевшее «проскочить» вовремя судно.



Жители Северного полушария давно подозревали о наличии коротких морских путей по северным оконечностям Евразии и Северной Америки. Англосаксы, например, долго искали среди льдов Северо-западный проход, позволяющий обойти Америку с севера. Это получило отражение и в видеоиграх – туда во время одного из побочных квестов попадает главный герой Assassin’s Creed 3, события которой происходят в XVIII веке.

В России о гипотетической возможности существования Севморпути задумались еще раньше — в XVI веке. Тогда по северным морям активно плавали поморы – такие северные русские, которое потом сыграли выдающуюся роль в покорении Сибири. В этом им также помогли мореходные умения – ведь этот богатый пушниной край осваивался поначалу в большей степени речным путем.

Эпоха дерзновений



Попытки подступиться к Севморпути то с одного, то с другого конца, заняли не одно столетие. Большая их часть не приносила успеха, но каждая прокладывала дорогу будущим поколениям – на картах становилось все меньше белых пятен.

К концу XIX века наконец-то появилась техническая возможность всерьез приступить к освоению Севморпути. Русский адмирал Степан Макаров грезил идеей прорыва к полюсу. И умело двигал ее среди элиты Российской империи. Его девиз звучал коротко и броско – «к Северному полюсу напролом!».



Макаров смог пролоббировать постройку гигантского, по тем временам, ледокола с невиданной для судов такого класса мощностью в 12 тысяч лошадиных сил. До этого ледоколы могли только продлевать навигацию в портах. Но «Ермак», достигающий в длину сотни метров и с водоизмещением в почти 9 тысяч тонн, мог ломать собой толстый арктический лед.

Макарову так и не было суждено отправиться на первом линейном ледоколе к вожделенному Северному полюсу – «Ермак» получил повреждения на испытаниях в арктической зоне при попытке с разгона ударом проломить заведомо толстую льдину. Дело было вполне поправимое, но об истории узнали в газетах. Информационная шумиха поставила крест на этих планах. Но понимание, что теперь можно продлевать навигацию и в суровом арктическом регионе, появилось.

И освоение Арктики резко ускорилось.

Не все идет идеально



Российская империя пала. Наследовавший ей Советский Союз полюбил Арктику еще больше. Имеющие отношение к северу были героями страны в 20-е и 30-е годы, эдакими рок-звездами своего времени. Пролетевший через Северный полюс Валерий Чкалов натурально собирал восхищенные стадионы в Соединенных Штатах. Это был расцвет эпохи дизельпанка. В его лучших традициях советские ледоколы, работавшие на Севморпути спасли потерпевшую крушение экспедицию Умберто Нобиле на дирижабле «Италия» в 1928 году.

В 1932 год ледокол «Александр Сибиряков» впервые прошел весь Севморпуть за одну навигацию – до этого надо было обязательно рассчитывать на зимовку потому, что льды запирали смельчаков прежде, чем они успевали «выскочить» наружу, в открытое море. Сам факт наличия такой обязательной зимовки сводил на нет все преимущества Северного морского пути в расстоянии. Поэтому веха была важной.



Но расслабляться было рано – Арктика ошибок не прощала. В следующем году льды раздавили пытавшийся пойти по стопам «Сибирякова» пароход «Челюскин». Экипаж и пассажиры жили в палаточном лагере во льдах. Спасти людей смогли полярные летчики – невзирая на погоду и удаленность от цивилизации, они сумели сесть рядом с лагерем и постепенно вывезти оттуда всех людей. Именно они и стали первыми Героями СССР.

Севморпуть заинтересовал и немцев в годы Великой Отечественной. Летом 1942 года они пытались устроить набег на советские коммуникации в Карском море. Целью стали конвои ленд-лиза, проводимые по Севморпути.

Основной ударной силой выступил «карманный линкор» «Адмирал Шеер». Вооруженный 283-мм орудиями, он был практически неуязвим – советское командование совершенно не ожидало, что крупные корабли немцев рискнут появиться так глубоко на Севморпути.



Тем не менее, «Шеер» в силу плохого планирования операции не сумел поймать ни одного из нескольких конвоев, на которые был нацелен. Правда, он утопил «Александра Сибирякова» – да-да, тот самый ледокол, который первым прошел Севморпуть за одну навигацию. За исключением этого, немцы были вынуждены покинуть Северный морской путь несолоно хлебавши.

Сила атома



После войны страна получила две технических новшества, значительно упростивших работу на Севморпути. Одним из них стали вертолеты. Способные к вертикальному взлету и посадке, они сильно упростили доставку срочных грузов в тяжелых арктических условиях. Также экипажи вертолетов сильно облегчили ледовую разведку – теперь крупный ледокол мог самостоятельно запускать и принимать авиацию и спокойно выбирать наиболее оптимальный для себя путь во льдах.



А в 1959 году в строй вступил ледокол «Ленин» – первое в мире надводное судно с атомной силовой установкой. Это был прорыв. Во-первых, реактор давал ледоколам недоступную ранее мощь, которая позволяла штурмовать еще более толстые льды, чем раньше.

Но куда важнее было другое. Раньше время работы ледокола во многом ограничивалось запасами топлива. Причем в арктических условиях часто было недостаточно просто подогнать к нему танкер – надо было еще обеспечить его проводку через льды. Поэтому чаще всего, выработав какой-то процент дизеля, ледокол возвращался в порт на дозаправку. Атомная энергия во многом решила эту проблему. Она наделила ледоколы невиданной до этого автономностью, резко повысив эффективность их работы.

Сегодня ледоколы «Росатома» сосредоточили в работе на Севморпути беспрецедентное количество атомной энергии. В строй входят все новые суда, самые мощные в мире размером и водоизмещением с линкоры времен мировых войн. Им на смену придут еще более мощные и крупные ледоколы.



Сейчас самые совершенные ледоколы в России (а значит, и в мире) — это суда проекта 22220 «Арктика». Они могут как пробивать трехметровый лёд в морях, так и работать на великих (но мелководных по сравнению с морем) российских реках вроде Енисея. Для этого новые ледоколы могут изменять осадку при помощи балластных цистерн. Ядерная силовая установка позволяет им находиться в море с потрясающей автономностью, срок которой достигает семи лет .

На Дальнем Востоке уже строится еще более мощный ледокол серии «Лидер». Он уже сможет бодро идти через лед толщиной более четырёх метров. Когда он войдет в строй в 2027 году, то потеснит «Арктики» с пьедестала мощнейших, превзойдя их по этому показателю аж в два раза.

Ледоколы — не единственное достижение «Росатома», способное облегчить покорение Севморпути. В голову еще приходит, как минимум, атомный лихтеровоз «Севморпуть», способный проделывать себе и другим дорогу в двухметровых льдах.

А еще в «Росатом» пристально смотрят на плавучие АЭС, извлекая опыт из такой станции под названием «Академик Ломоносов», и нацеливаясь на создание целой линейки таких мобильных АЭС. Дешевая и автономная энергия всегда благо для любого развития, и Севморпуть тут исключением не будет (слово для конкурса: Беккерель).

Большие перспективы



Севморпуть – одно из магистральных направлений развития России, ему уделяется серьезное внимание и в него вкладываются значительные средства и ресурсы. Создается портовая инфраструктура в Арктике, по дну северных море прокладывается кабель высокоскоростного интернета.

Развитие Северного морского пути опирается на разработки полезных ископаемых, и эта здоровая рыночная основа дает соответствующий результат. На пике СССР, в 80-е годы, по нему перевозили почти 6 500 тысяч тонн грузов в год. Геополитическая катастрофа 1991 года обрушила эти объемы. Они были превзойдены в 2016 году – тогда было доставлено более 7 200 тысяч тонн грузов. А к 2021-му количество доставленных грузов выросло в несколько раз, достигнув 34 850 тысяч тонн.



Севморпуть привлекает и партнеров за пределами России. И тут есть положительная динамика. Так, за летне-осеннюю навигацию 2020 года по нему прошло 65 иностранных судов. В 2021 году этот показатель достиг уже 86 единиц. Причём особый интерес проявляют такие державы, как Китай и Индия.

Сегодня же, в непростой геополитической обстановке, значение Северного морского пути будет только расти – России нужна контролируемая морская трасса, доставка грузов по которой не будет зависеть от прихоти политиков недружественных стран. Поэтому можно смело предположить, что эту великую арктическую магистраль ждет большое будущее.

Растущие возможности требуют и новых подходов в управлении. В 2022 году отвечать за перспективный и важный маршрут стало Главное управление Северного морского пути — новая структура госпкорпорации «Росатом», совместно с которой мы подготовили этот текст. Задача «Главсевморпути» — в условиях роста потока грузов повысить эффективность маршрута и свести до минимума количество чрезвычайных происшествий.

А что же игры?



Арктика сурова. Но то, что в материальном мире создает трудности и испытания, в духовном порождает романтику. А что такое игры, как не духовное? Как любое произведение искусства, видеоигры зависимы от сюжета, идеи, от сеттинга, в конце концов. И тут Севморпуть предстает для нас неисчерпаемым источником вдохновения.

Вам нравится эстетика Frostpunk или «Лиги выдающихся джентльменов»? Тогда добро пожаловать в эпоху, лежащую перед серьезным освоением Севморпути. Экспедиции на парусных судах с усиленной обшивкой в духе какой-нибудь «северной части» Assassin’s Creed – например, Rogue.

Или вы фанат дизельпанка? Создать его воплощение с русским колоритом проще, чем кажется – вдохновляетесь опытом полярников вроде Папанина или Водопьянова, насыпаете артефактов эпохи, и выходит не менее сильно, чем BioShock.



Вдохновляют шестидесятые-семидесятые? Тогда можно отдать должное эпохе атомных ледоколов. Кто знает, быть может, вторая часть Atomic Heart пройдет как раз в «арктических» декорациях. Ей бы пошло.

Причем игры можно создавать на любой вкус, жанр и бюджет разработки. Начиная от 2D-квестов или визуальных новелл и заканчивая чем-то вроде продвинутого симулятора капитана ледокола. Если в свое время людям зашел Snowrunner, чем хуже его морской вариант? Или, например, экономическая стратегия по развитию Севморпути. Или симулятор выживания в небольшом арктическом поселке, отрезанном стихией от цивилизации.

Сомневаться, что такие игры рано или поздно появятся, не приходится, ведь экономика и политика говорят нам, что Севморпуть будет долго жить и активно развиваться. А это значит, что он неизбежно продолжит оставлять за собой культурный след, который, согласно особенностям наших времен, обязательно отразится и на видеоиграх.

Следите за новостями ГК «Росатом»:






Обсудить