Оглавление

Как вернуться в Rainbow Six: Siege и не сойти с ума

К старту нового сезона рассказываем, как изменилась игра за пять лет, и зачем вообще тратить на нее время

В декабре 2015 года свет увидел Tom Clancy's Rainbow Six: Siege — несбалансированный и забагованный сетевой шутер, который спасла любовь поклонников. Фанаты не бросили игру, а помогли Ubisoft исправлять основные ошибки, и уже примерно через год в Siege стало комфортно играть. Рассказываем, как один из главных сетевых экшенов современности изменился за 5 лет, и стоит ли в него возвращаться.

Rainbow Six Siege — игра со сложной судьбой и уже успела дважды восстать из пепла. Сначала она была сюжетным шутером под названием Rainbow Six: Patriots: в сети даже публиковали один из уровней. Но в 2014 Ubisoft приняла решение ее отменить и полностью переделать. Так появилась идея полностью мультиплеерного экшена 5v5, в котором участники будут действовать как слаженное подразделение: прикрывать друг друга, делиться информацией и убивать врагов по наводке напарников.

Rainbow Six: Patriots


Многим игрокам концепция тактического шутера с настолько высоким уровнем взаимодействия казалась мертворожденной. Ubisoft позже и сама признавалась, что финальный результат все же отличается от технического демо, которое показывали на Е3. Даже команды из пяти друзей сейчас не обмениваются таким количеством информации, как планировалось изначально, а на пафосный дебютный ролик сложно смотреть без смеха. Но геймплейное ядро не изменилось: одна команда проникает в здание и выполняет задачу, а вторая находится внутри и пытается остановить противников.

Дебютный трейлер Rainbow Six: Siege — к релизу игра сильно изменилась


Одной из главных особенностей Siege стала проработанная разрушаемость. Многие стены, полы и потолки можно простреливать и даже частично уничтожать, поэтому в прямую перестрелку иногда вступать необязательно. Разведка с помощью дронов и камер тоже играет важнейшую роль: без нее легко умереть от притаившегося врага сразу после начала штурма. Погибшие члены команды могут управлять камерами и ставить на врагов метки — так оппонента можно убить даже через пару стен.

Освоиться в Siege было сложно с самого начала: количество нюансов в игре зашкаливает, а первые 20 часов каждый раунд заканчивается словами «Ого, можно и так!». Сначала новичку надо выучить карту, потом узнать, где находятся камеры, затем — разобраться с оперативниками их способностями. И это только начало: потом оказывается, что защитники могут выбегать на улицу или стрелять в атакующих через окна и двери прямо на респауне. Или закладывать взрывчатку под полом.



Геймплей Siege легко полюбить и еще проще возненавидеть. Некоторые игры требуют от участников умения стрелять, другие — быстро принимать решения, а третьи — хорошо знать карту. В «Осаде» приходится делать все и сразу. Каждая игра — напряженная смесь из тактического мышления, разведки, меткой стрельбы, обмена информацией и непредсказуемых ситуаций. Иногда тут надо на минуту замереть и целиться в один пиксель, иногда — забить на предосторожности и пронестись через все здание.

Ubisoft долго пыталась решить ключевые проблемы шутера, но со временем их накопилось слишком много. Спустя пару лет после релиза игра плохо регистрировала попадания, оперативник Blitz мог в одиночку разделаться со всей вражеской командой, а персонажи вылетали за пределы карты и с помощью определенных действий становились бессмертными. Высокий порог входа, читеры, баги и проблемы с балансом привели к тому, что компания даже отказалась от одного сезона и в 2017 анонсировала знаменитую Operation Health: большое обновление, которое должно было решить исправить главные ошибки и изменить баланс. Патч действительно исправил ряд недостатков, но стал мемным — новых багов хватало.



С помощью фанатов и топовых стримеров Ubisoft со временем все же поправила игру. Убийства на респаунах решили редизайном карт, а количество новых локаций стали сокращать: чтобы новичкам было проще освоиться. За стрельбу по своим, которая бесила всех игроков, начали наказывать только спустя годы: теперь нанесение урона включает режим, при котором урон получает атакующий. Но возвращение в Siege после приличного перерыва все равно сопровождается постоянным чувством ужаса. Карты выглядят иначе, вокруг трещат незнакомые гаджеты, стены разваливаются причудливыми фигурами, а напарники с криками просят прекратить делать то, что работало полгода назад.

Ростер оперативников с релиза вырос с 21 до 59, поэтому пропуск даже пары сезонов приводит к тому, что в бою становится сложнее ориентироваться. Способности новых героев обычно легко понять, но комбинации с другими персонажами порой выходят неожиданными. Еще Ubisoft много критикуют за то, что фантазия создателей иссякла: новые оперативники частично дублируют старых, а сценарии их применения куда сложнее. Но попытку компании держаться в рамках реалистичного сеттинга пока можно считать удачной, хотя в игре уже есть лазерные лучи и бегающие голограммы.



C релиза Siege делится на два основных режима: казуальные бои до трех побед и рейтинговый режим, где сражения иногда длятся до 5 выигрышей. Стандартный режим позволяет размяться и протестировать новые стратегии, а вот в рейтинге обычно все серьезно: игроки часто общаются и просят союзников пользоваться микрофоном. «Казуал» все еще остается для многих любимым: там игроки больше экспериментируют и дурачатся, что помогает хоть немного скрасить нервный геймплей «Осады».

Рейтинговому режиму не помогает и то, что к фазе выбора точки возрождения на карте добавились еще две: выбор карты и бан оперативников, во время которой обе команды блокируют по два персонажа на весь матч. В теории это решение должно было сделать игры комфортнее: игроки сами решают, где играть и каким составом. Но запуск матча теперь занимает целую вечность, а гарантий по поводу качества команд нет. Если в казуальном режиме можно потерпеть странных напарников минут 10, то в рейтинге можно на добрый час застрять с неадекватными игроками.



За годы вокруг Siege сформировалось преданное сообщество стримеров, и каждого из них любят за определенный стиль игры. Godly, например, убивает врагов с молниеносной реакцией, а Macie Jay поражает зрителей гениальными тактическими схемами. Трюки кумиров пытаются повторить и игроки: после трансляций нередко можно подловить в матче врага на уже увиденном приеме и написать ему в чат ехидное «Я тоже смотрел стрим!».

Спустя пять лет сошел на нет и главный игровой мем, связанный с российским оперативником Александром Сенавьевым, он же Tachanka. Талант героя позволял ему размещать мощный стационарный пулемет, но в игре, где важнее всего мобильность и знание позиции соперника, не покидающий своей позиции персонаж обычно был бесполезен. И все же игроки почему-то относились к бойцу не с раздражением, а с юмором, как к волшебному покровителю игры. В знак особого уважения к его прозвищу добавляют слово «лорд» — популярный в английском языке синоним «бога». В специальном материалы мы рассказали, как Tachanka стал героем многочисленным мемов и кумиром фанатов.



Ubisoft признавалась, что понимает необходимость изменений героя, но не хотела убивать игровой мем. И все же в 2020 переработала оперативника: позволила ему таскать пулемет с собой, вставать после ранения и выдала крутой гранатомет. Теперь героя нельзя назвать слабаком, но и энтузиазм фанатов на его счет убавился. Хотя иногда игроки все же дурачаться: буквально вчера член команд закричал «Пощади, лорд!», упал передо мной и ползал так до начала основной фазы раунда.

В марте стартует первый сезон шестого года, но Rainbow Six Siege не изменится. Она останется сложной, требовательной игрой, в которой даже для небольших успехов надо много и упорно учиться. За это ее и любят фанаты: в «Осаде» всегда есть куда стремиться, а возможности перехитрить врага, кажется, никогда не закончатся.

Ещё по теме:


Обсудить