Оглавление

Как жили викинги в годы событий Assassin's Creed Valhalla

Исторический фон новой части Assassin’s Creed

Действие очередной части сериала Assassin’s Creed, судя по всем приметам, развернется в Англии девятого века, когда страну терзали нашествия викингов. Хотя северные воители — частые гости в играх, кино, сериалах и книгах, эпоха их нашествия на Британские острова большинству знакома куда меньше, чем, например, времена Великой французской революции или Ренессанса. Недаром, Бернард Корнуэлл, автор «Саксонских хроник» (популярнейшего книжного цикла о том периоде английской истории), рассказывал что взялся за работу потому, что в Британии эти события почти не изучают. Что уж говорить про другие страны. Поэтому мы решили рассказать об эпохе, которая послужит основой для новой Assassin’s Creed.

Люди Севера



Существует прочно укоренившийся в общественном сознании образ викинга как сурового затянутого в меха воителя, жаждущего битвы и славы. Примерно такими они предстали в дебютном трейлере Assassin's Creed Valhalla. И это представление, конечно, родилось не на пустом месте. С конца VIII века скандинавские мореплаватели стали частыми незваными гостями во многих странах Европы, разоряя поселение за поселением. Вдобавок религия викингов обещала привольную жизнь после смерти — с бесконечными чередующимися битвами и пирами в Вальгалле — только тем, кто храбро пал в бою. Так что война и набеги действительно были важной частью их жизни. Важной, но не единственной, что бы там не писали христианские хронисты, изображавшие северных язычников дикими и кровожадными варварами.

Прежде всего викинги были умелыми кораблестроителями и мореплавателями — пожалуй, лучшими в эпоху раннего Средневековья. Их драккары избороздили всю Северную Атлантику, не раз побывали в водах Средиземного, Черного и Каспийского морей, а к концу десятого века добрались и до Нового Света. И грабежи были отнюдь не единственной целью этих путешествий. Викинги вели активную торговлю с заморскими странами, то и дело выступали в качестве наёмников — например, в Византии, а также колонизировали приглянувшиеся им земли. И на них северяне, конечно, уже занимались не грабежом и кровопролитием, а вполне мирными занятиями вроде земледелия и ремесленничества. Этот, пусть и не самый броский аспект жизни викингов, найдет отражение в Assassin's Creed Valhalla, где, по словам разработчиков, большую роль будет играть развитие своего поселения.



А вот репутация викингов как выдающихся воинов несколько преувеличена. Они отнюдь не превосходили тех же англосаксов ни по тактике, ни по вооружению. Окажись современный наблюдатель, скажем, на поле боя при Эдингтоне, ему не так просто было бы отличить викингов от их противников. И те, и другие в сражениях использовали тактику «стены щитов» — бойцы смыкали щиты так, чтобы прикрывать себя и частично соседа. При столкновении двух таких построений главной задачей было удержать «стену». Стоило строю сломаться, как давшая слабину сторона превращалась из армии в толпу, где каждый сам за себя, и становилось легкой добычей для более стойкого противника. И англосаксы не раз демонстрировали, что вполне могут не только на равных противостоять викингам в таких сражениях, но и выходить из них победителями.

Впрочем, зрелищными и кинематографическими такие «бодания» двух армий назвать сложно, поэтому не удивимся, если в Assassin's Creed Valhalla сражения будут не вполне соответствовать исторической действительности. Как, например, то, которое было показано в дебютном трейлере.

Пожалуй, главным козырем викингов в их набегах были все те же драккары и мореходное искусство. Они обеспечивали северянам мобильность, которой не могли похвастаться их враги, что позволяло наносить удары по уязвимым целям и избегать столкновений с сильным противником.

Великое языческое нашествие





Рейды викингов на британские острова начались в конце VIII века, а в числе первых жертв оказался монастырь на острове Линдисфарн, который считался одной из главных святынь Англии. Монастыри сулили богатую добычу и минимум сопротивления, так что были излюбленной мишенью для северных налетчиков. В набеге на Линдисфарн участвовало всего три корабля и едва ли больше сотни воинов. Вскоре викинги вошли во вкус и к началу IX века размер экспедиций возрос сперва до десятков, а затем и до сотен кораблей. Для одних родной гаванью была Дания, другие отправлялись из Швеции и Норвегии, но англосаксы привыкли именовать своих противников данами вне зависимости от того, откуда те на самом деле происходили.

Англия того времени была разделена на несколько самостоятельных королевств. В числе крупнейших — Уэссекс, Мерсия, Нортумбрия и Восточная Англия. Как нередко бывает между соседями, уживались они отнюдь не мирно, и ради сиюминутной выгоды англосаксы подчас вступали в союзы с данами, чтобы воевать с другими англосаксами.

На протяжении первой половины IX века викинги регулярно вторгались в земли Англии, но представляли угрозу скорее для ее жителей и их собственности, чем для королевств, и подчас встречали жесткий отпор и бывали биты. Однако в 865 году на смену грабителям пришли завоеватели — «великая языческая армия» во главе с Иваром и Хальфданом, которые согласно скандинавским текстам приходились сыновьями легендарному Рагнару Лодброку.

Были они отпрысками полумифического скандинавского героя или нет, но их успехи в Англии оказались поистине достойными саг. Викинги разграбили и подчинили себе Восточную Англию, затем двинулись в Нортумбрию, захватили ее столицу Йорк и в битве при нем уничтожили цвет нортумбрийской знати. Согласно преданию, в плен попал король Элла, некогда казнивший Рагнара, и сыновья последнего отомстили за смерть отца, использовав полулегендарную и очень жестокую казнь «кровавый орел». Рискнем предположить, что если в Assassin's Creed Valhalla будет показано начало вторжения Великой языческой армии, без этого эпизода не обойдется. Да и из лидеров армии могут получиться очень яркие персонажи — особенно из Ивара, прозванного Бескостным то ли из-за небывалой ловкости, то ли из-за какого-то физического недостатка.



После завоевания Нортумбрии, на трон которой даны посадили марионеточного правителя, пришел черед и Мерсии с Уэссексом. Но если первая, как и другие королевства Англии, попала под власть викингов, то Уэссексу удалось до поры отделаться малой кровью и выплатой дани.

На сей раз северяне не просто обрушились на Англию, но пришли, чтобы остаться и за девять лет под их властью оказалась практически вся восточная и центральная часть острова. Точная численность Великой языческой армии остается темой для споров, но по наиболее авторитетным оценкам она насчитывала несколько тысяч человек — по тем временам весьма солидное полчище. И его оказалось вполне достаточно, чтобы по одному покорять разобщенные англосаксонские королевства.

Альфред Великий и объединение Англии





Альфред, единственный английский король, вошедший в историю под прозвищем «Великий» станет одним из основных антагонистов Assassin's Creed Valhalla. Именно Альфреда мы видим в дебютном трейлере игры, где он говорит, что пришла пора нанести данам ответный удар. В большинстве историй о той эпохе король Уэссекса выступает как положительный персонаж и для англосаксонской истории он, безусловно, фигура героическая. Впрочем, стоит учитывать, что основные исторические источники о его правлении были написаны близкими к самому Альфреду людьми, так что они едва ли могут претендовать на беспристрастность. Поэтому сценаристы игры вполне могут по-своему интерпретировать известные события и показать нам иную точку зрения на Альфреда.

Еще в детстве Альфред посетил Вечный город (вполне вероятно, что в мире Assassin's Creed именно тогда у него появились связи с предшественниками тамплиеров), и работы римских историков, посвященные расцвету Империи, оказали на будущего короля Уэссекса значительное влияние. Уже став правителем, Альфред изрядное внимание уделял развитию законов и образования, а также покровительствовал наукам и искусству. Впрочем, главной заботой короля на протяжении большей части его правления была борьба с северными завоевателями.
Первые годы правления Альфреда были относительно спокойными — даны были заняты подчинением недавно захваченных территорий и не слишком сильно тревожили Уэссекс. Когда же это происходило, молодому королю удавалось с помощью денег или локальных военных побед обезопасить свои владения.



Ситуация резко изменилась в 878 году, когда возглавлявший викингов Восточной Англии конунг Гутрум решил приступить к полноценному завоеванию Уэссекса. Зимой боевые действия в ту эпоху почти не велись, но Гутрум начал вторжение в январе, и совершенно не готовый к этому Альфред был вынужден бежать и скрываться в болотах Сомерсета. Этот период его жизни стал по-настоящему легендарным. Потеряв трон, он избавился от прежде свойственной ему заносчивости, смог сплотить вокруг себя простых людей, начал тревожить викингов партизанскими вылазками, а затем одержал решительную военную победу над Гутрумом.

Таким образом, Альфред вернул себе королевство, после чего начал решительно укреплять свои позиции. Он провел военную реформу, создав некий аналог постоянной армии, которая могла быстро реагировать на вторжения, построил флот, возвел в стратегических пунктах страны укрепления, а также выдал свою дочь за короля Мерсии. Когда в последнее десятилетие IX века на Уэссекс обрушилось новое вторжение викингов, то королевство смогло отразить этот натиск с минимальными потерями.

Но, конечно, причиной успехов Уэссекса в борьбе с викингами была не только таланты Альфреда. «Великая языческая армия» прекратила существование, а ее вожди, которые обзавелись богатыми владениями, теперь нередко враждовали друг с другом, а не с англосаксами. Вдобавок, завладев землями, которые требовалось возделывать и защищать, северяне отчасти лишились своего прежнего козыря — мобильности — и стали уязвимы для ответных ударов противника. Кроме того, северяне постепенно перенимали традиции и религию новых соседей. Впоследствии многие из них приняли власть сына и внука Альфреда, которые продолжили его политику и постепенно объединили под своим скипетром всю Англию. Впрочем, объединение Англии скорее всего останется за рамками игры. А вот то, как Альфред, едва не потеряв все, вернул себе власть над Уэссексом и начал планомерно теснить викингов, почти наверняка будет тесно переплетено с сюжетом игры.



С большой вероятностью одной из тем игры станет столкновение между язычеством и христианством, ведь во вселенной Assassin's Creed боги — отнюдь не мифические персонажи. Мы уже встречали представителей греко-римского пантеона, которые были представителями Первой Цивилизации, благодаря своим технологическим достижениям воспринимались людьми как боги и даже после гибели продолжили влиять на жизнь человечества. Едва ли ошибемся, предположив, что к Первой Цивилизации принадлежали также Один, Локи, Фрейя и другие скандинавские боги, и они будут вовлечены в события Assassin's Creed Valhalla.


Эпоха, выбранная для Assassin's Creed Valhalla, во многом уникальна для серии. С одной стороны, как и предыдущие, она обладает узнаваемой и привлекательной визуальной стилистикой. С другой — о событиях, происходивших в то время, историки подчас имеют лишь самое общее представление. А это открывает перед авторами куда больший простор для творчества, чем давали более изученные временные периоды, которым были посвящены предыдущие части Assassin’s Creed.

Читайте также


Обсудить