Оглавление

Как перфекционизм перессорил косплееров

Любители переодеваться в персонажей игр обнаружили, что стремление сделать костюм хорошо — это иногда расизм

Многие заметили, что в последние годы игровым медиа все сложнее уклоняться от тем расизма и толерантности. Однако не все в курсе, что в косплей-сообществе полыхают скандалы не менее яростные, пусть и по чуть другим поводам. Очередной «косплейгейт» привлек внимание коллег из игровой индустрии, поэтому стоит объяснить, что же произошло.

В начале июня Мария Рихтер из Москвы опубликовала собственное фото в образе персонажа Коги из японской браузерной игры Touken Ranbu. Все герои этой игры — хуманизация холодного оружия, в частности Коги — хуманизация клинка тати, одного из видов самурайских мечей.



В комментарии к публикации пришла Миидза Химе — косплеер африканского происхождения — похвалила костюм Марии и выложила собственное фото в том же образе.



В ответ Мария написала, что у Коги должна быть бледная кожа, и поэтому образ Miiza Hime неканоничен, причем умудрилась использовать н-слово. После этого отыграть назад оказалось невозможно: Марию мгновенно обвинили в расизме.



Другие пользователи заявили, что часто видят расизм в словах наших соотечественников.



Затем иностранцы обнаружили, что Мария Рихтер с ее бледной кожей делала костюм Интегры из аниме-сериала Hellsing, и ради него изменила цвет кожи на темный.



Российское комьюнити пыталось объяснять, что на самом деле имела в виду Мария, но в ответ высказавшихся самих обвинили в том, что они расисты.



Нашлись и соотечественники, однозначно осудившие Марию.



В этом месте, пожалуй, стоит прекратить пересказ событий и cосредоточиться на сути — почему вообще возник весь этот конфликт.



Конечно, совершенно ясно, что ни в коем случае нельзя использовать в отношении чернокожих американцев n-слово, и совершенно бессмысленно оправдываться, если уж случайно его употребил — не стоит даже объяснять, почему.

Однако сам скандал не так прост, как может показаться на первый взгляд, и дело отнюдь не в бытовом расизме русских и нетерпимости к нему американцев.

Дело в том, что российское косплей-сообщество тяжело больно страстью к перфекционизму. Не все, но многие косплееры считают, что костюмы и образы обязаны быть максимально точными, и наряжаться в любимого персонажа просто ради фана — страшный грех. Каждая складочка, каждая заклепочка, каждая пуговка должны быть правильной формы, правильного цвета и абсолютно такая же, как на картинке. Разумеется, внешность и фигура также должны идеально соответствовать персонажу, и что нельзя исправить макияжем или накладками, дорисовывается в Photoshop. В претензиях Марии ключевой момент — не слова о цвете кожи, а фраза про канон. Перфекционистам важен не только и не столько цвет кожи — им важны все детали. Например, девушка с большой грудью, решившая примерить костюм Джинкс из League of Legends, — точно так же «не канон».



Стремясь к идеальному сходству с персонажами, российские косплееры часто используют грим. Если кожа у персонажа — темная, свою кожу надо делать темнее, и тут внезапно появляется проблема Blackfacing. Дело в том, что такое использование грима — расизм с точки зрения любого американца (в годы сегрегации белые актеры в театре мазали себя ваксой, чтобы изображать темнокожих). Ситуация не имеет решения: если ты хочешь сделать костюм темнокожего персонажа, то либо мажешься гримом (и тогда тебя ненавидят на Западе) или не мажешься (и тогда над тобой смеются в России). Есть еще вариант очень сильно загореть, но иностранцы могут не поверить в загар и все равно заклеймить тебя расистом.

Отчасти именно поэтому ситуация с Марией вызвала неоднозначную реакцию в комьюнити. С одной стороны, расизм — это плохо. С другой стороны, наши косплееры подчеркивали, что любой расизм плох, в том числе и обратный расизм (оскорбления или притеснение белокожих; на Западе часто говорят, что его не существует). Ведь завтра те же зарубежные критики примчатся с вилами и копьями к светлокожему косплееру, заметив, что он использовал темный грим в образе Эсмеральды.



Опять же, все эти скандалы были бы неважны в глобальном масштабе, если бы не еще одна тонкость. Топовые российские косплееры известны за рубежом, у них сотни тысяч подписчиков в Instagram. Существенная часть пожертвований на Patreon приходит от зарубежных фанатов. Российские косплееры хотят, чтобы их продолжали приглашать на зарубежные фестивали. Поэтому они просто не могут себе позволить ввязываться в расистские скандалы.





Оскорблять действительно плохо, но существует ли разумный компромисс, который бы позволил избежать скандалов в принципе? Казалось бы, напрашивается простое решение: изображать тех персонажей, которые более-менее похожи на косплеера без дополнительных ухищрений. Но и тут есть пара нюансов. Подавляющее большинство героев игр, аниме и кино — светлокожие, у афроамериканцев выбор невелик, и это кажется нечестным. Примерно по этой причине, кстати, во втором сезоне Stranger Things темнокожий подросток не хочет косплеить Уинстона из «Охотников за привидениями» — его просто бесит, что у его друзей выбор персонажей шире, а для него есть только один вариант. Еще один нюанс — косплеем увлекается сравнительно немного парней, и зачастую мужские роли (кроме совсем уж маскулинных Ведьмака или Кратоса) берут на себя девушки, что еще больше все запутывает. Напомню, что персонаж Коги, с которого начался скандал, — мужчина (на самом деле, еще меч и лисица, но это не так важно), а изображавшая его перфекционистка Мария Рихтер — женщина.

Такой вот канон с тщательной спрятанной грудью. Такие вот интернациональные страсти, интриги и скандалы на тысячи ретвитов бурлят вокруг милого, красивого хобби, о котором вы обычно узнаете из галерей с подборками лучшего косплея и пышных конкурсов на игровых выставках.

Обсудить