Оглавление

Киберпанк и разграбленные гробницы — путь и наследие EIDOS

Вспоминаем историю легендарной британской компании, подарившей миру Thief, Tomb Raider и Deus Ex

Кого вы хотите удивить слиянием крупных компаний в мире, где несколько лет назад Activision объединилась Blizzard, а теперь они дружно уходят под крыло Microsoft? Платформодержатели устроили гонку за известными студиями и издателями — команда Xbox пока впереди, но Sony обещает нагнать конкурента. На этом фоне под шумок шведская Embracer Group, уже несколько лет скупающая культовые IP и вышедшие в тираж студии, приобрела у Square Enix основную часть ее европейского отделения. А именно — издательство Eidos с ее внутренними студиями и известными брендами. Самое время рассказать, что это за компания и какими играми прославилась.

Eidos PLC появилась в 1984 году в Лондоне. В США отгремел Atari-шок, японская Nintendo методично завоевывала западный рынок, а маленькая британская компания вообще не имела никакого отношения к играм. Она занималась разработкой систем сжатия видео. Однако ряд успехов соотечественников заставил руководство присмотреться к индустрии развлечений. Особенное внимание привлекла Domark, к концу 80-х создавшая несколько адаптаций фильмов о Джеймсе Бонде — мы уже писали об этом.

В 1995 году Eidos поглощает Domark и назначает гейм-дизайнера Яна Ливингстона председателем новообразованной Eidos Interactive. Человек, в середине 70-х создавший легендарную Games Workshop и культовый среди фанатов настольных варгеймов журнал White Dwarf, должен был направить Eidos по новому пути на новом для нее рынке.

Еще через год Eidos Interactive покупает Centregold PLC, одним из активов которой была U.S. Gold. Компания из Бирмингема показывала неплохие результаты в эпоху 8 и 16-битных консолей, выпуская спортивные симуляторы и издавая в Европе игры Capcom — в 1988 году даже получила Golden Joystick в номинации Software House of the Year.

К середине 90-х U.S. пришла в упадок, но еще имела козырь в рукаве — студию Core Design, которая также досталась Eidos и уже под ее крылом запустила свою главную франшизу. Речь о Tomb Raider — Лара Крофт стала локомотивом британского издателя в тот период. Что, конечно, не было поводом останавливаться на достигнутом.

Уже в 1997 году стремительно растущая Eidos Interactive заключает контракт с новой студией настоящей рок-звезды игровой индустрии — создателя DOOM Джона Ромеро. Десятилетний контракт с Ion Storm предполагал выпуск шести игр — и при этом издатель обещал команде полную творческую свободу. После затяжной разработки и провала Daikatana британцы наверняка пожалели, что потакали амбициям гейм-дизайнера. Но все же сотрудничество принесло и хорошие плоды — мир получил Deus Ex (2000) и Thief: Deadly Shadows (2004).

Игры культовые, но все-таки нишевые, продажами не способные тягаться с консольными хитами. Располагая некоторым количеством именитых и талантливых разработчиков, Eidos стремилась приумножить их число и присматривалась к студиям, выпускавшим хиты на PlayStation. И в 1998-м приобрела американскую Crystal Dynamics. Компания уже была известна платформерами Gex и Pandemonium, а также ролевой игрой Blood Omen: Legacy of Kain.

Именно из последней выросло выпущенное уже под крылом Eidos приключение Legacy of Kain: Soul Reaver, над которым работала небезызвестная Эми Хенниг (это ей мы должны быть во многом благодарны за серию Uncharted). Впоследствии этот опыт помог Crystal Dynamics перехватить и возродить серию Tomb Raider после провальной The Angel of Darkness. Причем студия сделала это дважды — в 2006-м с Tomb Raider: Legend и в 2013-м с глобальным перезапуском франшизы.

Хотя увлеченные геймеры знают Eidos именно по Deus Ex, Tomb Raider, Thief и Legacy of Kain, немалую прибыль на рубеже веков компании приносили Championship Manager 3 (55 000 копий в первые два дня продаж, что для 99-го было очень хорошо) и внезапно взорвавшая британские чарты 2000 года Who Wants To Be A Millionaire? на основе известной телепередачи. К январю 2001-го был продан уже миллион копий этой адаптации.

В последующие годы Eidos отметилась выпуском TimeSplitters — эксклюзива PlayStation 2, в одну эпоху с Halo: Combat Evolved изменившего представление о консольных шутерах и удобстве управления геймпадом в играх со стрельбой от первого лица. В сотрудничестве с датской студией IO Interactive британский издатель раскрутил франшизу Hitman, а также активно занимался выпуском японских игр на Западе и собственных — в Японии.

В портфолио Eidos — такие бренды, как Project Eden от все той же Core Design, популярные стратегии Praetorians и Warzone 2100, не слишком успешная коммерчески, но культовая дилогия Kane & Lynch, первые две части Just Cause и многие другие игры, в момент выхода бывшие на слуху и пользовавшиеся спросом. Но провалы Daikatana и Tomb Raider: Angel of Darkness и расставание с разработчиками Championship Manager в начале нулевых обернулись для Eidos финансовыми проблемами.

Запуск новых брендов и новые партнерства не приносили достаточно прибыли, а культовые франшизы вроде Deus Ex оставались имиджевыми проектами в нишевых жанрах. К 2004 году пошли разговоры о продаже компании. Среди потенциальных покупателей упоминались Electronic Arts и медиаконгломерат Time Warner Inc. (с начала 2022 года — Warner Bros. Discovery), но реальное предложение первым сделал Джон Ричителло, бывший исполнительный директор EA, и его инвестиционная группа Elevation Partners. Однако в итоге Eidos досталась британскому издателю SCi Entertainment — вы можете помнить его по кровавой гонке Carmageddon.

В 2006-м новый владелец заменил руководство оригинальной Eidos своими ставленниками. Еще через два года SCi Games переименовалась в Eidos. Новая компания под старым именем отказалась от множества нишевых игр и сосредоточилась на перезапуске популярных франшиз. Мир получил очень неплохие Tomb Raider Legend и Tomb Raider Underworld, а также качественный ремейк самой первой части. Но новых IP так и не появилось, успеха старых было недостаточно, и уже к 2008 году издатель вновь отправился искать нового хозяина.

В борьбу за бренд снова включились Time Warner и EA, но Eidos внезапно объявила о прекращении переговоров. Это привело акционеров в ярость, и вскоре все боссы компании покинули свои должности. Место исполнительного директора занял Фил Роджерс — он же запустил процесс реструктуризации, в результате которой издатель потерял 100 миллионов фунтов стерлингов по итогам 2008 года. В таком состоянии Eidos и была продана. Неожиданно — японской Square Enix.

Близкие отношения Eidos со Square начались еще во второй половине 90-х — задолго до объединения последней со своим давним конкурентом Enix. Не все уже помнят, но эксклюзивная для PlayStation японская ролевая игра Final Fantasy VII не была таким уж безоговорочным эксклюзивом. Меньше года прошло с момента консольного релиза, как JRPG вышла на ПК. Для портирования выбрали британскую компанию, так как ранее она уже доказала умение работать с железом консоли Sony, выпустив удачные версии Tomb Raider. Увы, с FFVII все пошло не так гладко, как хотелось бы.

Японская студия не смогла предоставить качественные рендеры фонов локаций и видеоролики в достаточно высоком разрешении, Eidos пришлось собирать игру при помощи костылей и изоленты. Попутно заметно ухудшился звук — оригинальная дорожка была сильно привязана к техническим особенностям консоли. Зато улучшились текстуры на персонажах и были исправлены ошибки английского перевода. Впоследствии эта версия игры стала основой для множества фанатских модификаций, не только исправляющих баги, но и обновляющих звуковое сопровождение, улучшающих фоны и полностью меняющих модели персонажей на более современные и детализированные.

В начале нулевых японская компания столкнулась с общим сокращением японского рынка в эпоху Xbox и PlayStation 2 и активным наступлением западных компаний. Этот же период совпал с ростом популярности Final Fantasy во всем мире — после седьмой части новые игры становились все больше, дороже и активно обсуждались в Европе и США. И покупались тоже: эксклюзивная для PS2 FFX к началу 2002 года продалась тиражом 4 миллиона экземпляров — тогда рекордный результат для выпущенных на этой консоли игр. Издатель обратил взор на западный рынок — и на западные компании.

В 2009 году Square Enix купила Eidos за $84 300 000 и объединила со своим европейским подразделением. Так Eidos Interactive слилась со Square Enix Limited в Square Enix Europe. И вроде даже получила творческую свободу для развития уже имеющихся собственных брендов.
Под крылом Square уже давно сложившиеся внутренние студии начали работать над возрождением культовых франшиз. Eidos Montreal занялась новой Deus Ex и перезапуском Thief, а Crystal Dynamics во второй раз в истории студии взялась за возрождение Tomb Raider. И поначалу казалось, что все хорошо. Приключения Лары Крофт 2013 года освежили игровой процесс серии, добавив элементы исследования больших локаций и прокачки в духе The Legend of Zelda и Metroid, а Human Revolution рассказала предысторию Deus Ex, задав новый стиль всей серии и доработав классический геймплей.

В какой-то момент Eidos Montreal получила в свои руки франшизу Final Fantasy — по примеру Capcom, Square Enix хотела показать «западный взгляд» на свой главный бренд. Многострадальная Final Fantasy XV провела в производственном аду десять лет, меняя названия и концепции. Она вполне могла оказаться игрой от канадской студии некогда британского издателя — слухи об этом ходили давно, но в мае 2022 их подтвердил арт-директор серии Deus Ex.

Возможно, мы лишились самой необычной и эпичной Final Fantasy, да еще и в нетипичном для серии сеттинге космооперы. С полетами по галактике, динамичными боями и обязательным любовным треугольником. В 2013 году президентом Square стал Ёсукэ Мацуда, политика компании изменилась — разработку игры по японской франшизе вернули в японскую студию и перезапустили.

Тогда же Square начала активно применять популярные на Западе методы монетизации, не всегда задумываясь об актуальности выбранных решений и их сочетаемости с конкретными играми. Из Deus Ex: Human Revolution вырезали сюжетную миссию и продавали позднее как DLC. Rise of the Tomb Raider почти год была консольным эксклюзивом Xbox 360 и Xbox One. Thief стала выхолощенным линейным стелс-боевиком, а не сложным иммерсивным симулятором — и в итоге не понравилась ни одной из двух целевых аудиторий.

Больше всего от попыток охватить все модные тренды пострадала Deus Ex: Mankind Divided. Игру распилили на DLC и снабдили микротранзакциями — наборы праксис, необходимые для прокачки аугментаций протагониста Адама Дженсена, продавались за реальные деньги. А финал вообще отрезали — планировалось, что историю закончат в третьей части. В итоге при отличном левел-дизайне и выверенных механиках игра вышла обрубком с обрывающимся в никуда сюжетом. Это повредило продажам, и издатель поставил крест на продолжении.

Апогеем погони за трендами стала игра Marvel's Avengers — игра-сервис с микротранзакциями и невыразительным игровым процессом. От студии, создавшей новую трилогию Tomb Raider с ее комплексным геймплеем, ожидали совсем других игр. На волне разочарования игроки проигнорировали яркую и действительно интересную Guardians of the Galaxy от авторов Deus Ex: Mankind Divided, что, по мнению некоторых экспертов, и стало одной из причин последующей продажи части западных активов Square.

В мае 2022 Eidos Montreal и Crystal Dynamics вместе с ключевыми IP и рядом других активов Square Enix стали собственностью шведского холдинга Embracer Group. Всего за $300 000 000 — на фоне сделок Microsoft c Bethesda и Activision Blizzard это все равно, что украсть. Видимо, такова ценность западных франшиз для Square Enix на фоне разочарования в проектах по лицензии Marvel.

В свою очередь Embracer уже говорит о возможном развитии культовых брендов и вообще заявляет о десятках и даже сотнях находящихся в разработке проектов. Проблема в том, что компания уже несколько лет скупает пришедших в упадок издателей и некогда популярные IP, обещая вот-вот наполнить рынок новыми хитами. Но до сих пор выпускает только нишевые AA-игры, не всегда оправдывающие ожидания. Например, Biomutant или недавнюю Elex II. Будет ли у Crystal Dynamics и Eidos Montreal достаточно ресурсов и творческой свободы, чтобы вернуть геймерам Tomb Raider и Deus Ex в самом лучшем виде — большой вопрос.

Обсудить