Оглавление

Круче Jagged Alliance: самые отчаянные наемники в истории

Безумные авантюры, на которые шли наемники в два прошедших века. И даже иногда побеждали

Сегодня выходит Jagged Alliance: Rage!, продолжение некогда известной тактической серии о том, как небольшой отряд наемников сменяет власть в очередном государстве третьего мира. Разумеется, у идеи Jagged Alliance полно реальных прототипов: история знает немало случаев, когда наемники шли против государств — как успешно, так и не очень. Мы отобрали три очень ярких примера.

Вот и поиграли



Майк Хоар — легенда современного наемничества. Он много лет воевал в Африке, разгромив среди прочих приехавший туда отряд кубинских революционеров Че Гевары. Чего ему недоставало, так это собственного удела. Хоар откровенно завидовал сопернику по славе среди наемников — Бобу Денару, который успешно устроился на Коморских островах и крутил тамошним правительством как хотел. Так что и «Бешеный Майк» решил завоевать собственный тропический рай.



Таким раем стали Сейшельские острова, где наемник уже раз бывал и даже попал в приключение — его яхта потонула, так что солдат удачи насилу спасся. Местный премьер, а по сути диктатор Рене хорошо вписался бы в любую из частей Tropico. Он позакрывал газеты, рассадил недовольных по тюрьмам и обзавелся мощным для этих краев силовым аппаратом — более тысячи военных и полицейских.

Но у Рене, как и у любого диктатора, были соперники, бежавшие от него на континент — с ними и связался Майк, предложив устроить переворот. Бюджет акции составил полмиллиона долларов, а в операции задействовали более полусотни наемников, для которых закупили партию АКМ (это оружие еще сыграет свою роль). Коммандос планировали приехать в страну под видом туристов, поднять бунт среди местного населения, посадить своего человека в президентский дворец и дальше действовать по обстановке.

Отряд приехал на Сейшелы в ноябре 1981 года. Таможенный досмотр проводился «блестяще» — первые несколько наемников поодиночке легко прошли контроль со спортивными сумками, внутри которых лежали автоматы. Основная масса бойцов ехала под видом команды по регби. Казалось бы, что может пойти не так.



Что может пойти не так, выяснилось все в том же аэропорту. Один из наемников перед ответственной задачей напился и пошел по «красному» коридору таможни — тому, где идут туристы с товарами, подлежащими обязательному декларированию. Вообще-то местные раздолбаи-таможенники верили туристам на слово, но тут, увидев такую законопослушность, начали досматривать сумку, где и нашли «Калашников». Удивительно, но поначалу стражи границ подумали, что перед ними подводное ружье, и начали оформлять штраф. Но тут подошел таможенник, все-таки знавший, как выглядит боевой автомат. Он и поднял тревогу, после чего все пошло наперекосяк. В аэропорту началась перестрелка, а подразделения армии и полиции были подняты по тревоге.

Люди Хоара все-таки захватили аэропорт, но прорваться в столицу не получилось. На подъезде к аэропорту они сожгли броневик правительственных войск, затем попытались напасть на армейские казармы, но там уже были готовы к бою. Стало ясно, что попытка захвата государства провалилась, поэтому горе-революционеры захватили севший в аэропорту индийский авиалайнер и сбежали на нем в ЮАР. Там Хоар отсидел три года за угон самолета, а после отошел от дел, уединившись во Франции.

Ненастоящий полковник



12 сентября 1860 года Уильям Уокер стоял у стенки в безвестном городке Гондураса и смотрел на расстрельную команду. После того, как грянул залп, он еще дышал, и живучего американца добили из пистолета. Так закончилась жизнь одного из самых ярких авантюристов даже по меркам американского XIX века.

Уокер родился в респектабельной американской семье, но душа просила чего-то более яркого, и вскоре он оказался на Западном побережье, а затем двинулся южнее, где дела обстояли куда веселее, чем в США. Ради славы, денег и победы Уокер был готов поставить на карту все. Сначала он обзавелся группой товарищей и попытался устроить революцию в мексиканской Калифорнии. Захватить власть не удалось, но у авантюриста вскоре возник новый план.

В ту эпоху Панамский канал еще не построили, а обходить материк через далекий и коварный мыс Горн никому не хотелось. Для транзита использовали Никарагуа. Суда входили с востока в устье местной реки Сан-Хуан, доходили до озера Никарагуа, а оттуда грузы коротким сухопутным путем везли в тихоокеанский порт Сан-Хуан-дель-Сур.



В это время в Никарагуа шла гражданская война, а транзитный канал через страну контролировал знаменитый бизнесмен Корнелиус Вандербильт. Уокер мигом решил, что это шанс — завоевать Никарагуа для себя и США. Он предложил свои услуги одной из сторон гражданской войны, а также заручился поддержкой бывших «топ-менеджеров» Вандербильта, мечтавших отбить прибыльного дело у своего экс-босса.

В 1855 году из Сан-Франциско вышел бриг «Веста» — на борту находился Уокер с отрядом из полусотни наемников, к которым после высадки присоединилась сотня местных вояк. Глава экспедиции был объявлен полковником, а его пестрое сборище носило пышное название «Американская фаланга». Уокер решил ударить противника в самое сердце, атаковав Гранаду — столицу враждебной фракции.

Гранада — живописный колониальный городок, основанный в начале XVI века одним из первых конкистадоров. Уокер знал, что городок охраняется слабо, да еще и за день до появления отряда американцев там устроили праздник, на котором жители и солдаты гарнизона изрядно напились. Поэтому, когда параходик Уокера пришвартовался в порту, сопротивляться было особо некому. Как только грянули первые выстрелы, часовые разбежались со своих постов.

Уокер тут же продемонстрировал разницу между своими людьми и пиратами прошлого. Он без затей зарубил первого же мародера, пресек грабежи и велел выпустить из городской тюрьмы всех политических преступников. Этими шагами он быстро покорил сердца обывателей и вскоре боевые действия прекратились за явным преимуществом одной из сторон.

Уокер переживал звездный час. С небольшим отрядом он стал фактическим правителем Никарагуа. По итогам гражданской войны он оттеснил местных политиков, объявил о выборах президента, а затем сам на них и победил.

Однако у молодого правителя оставался один серьезный враг — Корнелиус Вандербильт. Уокер разорвал договоры с компанией Вандербильта и конфисковал его имущество. В ответ бизнесмен написал следующее письмо Уокеру и его подельникам: «Джентльмены, вы пытаетесь обмануть меня. Я не стану судиться с вами, закон действует слишком медленно. Я уничтожу вас. Искренне ваш, Корнелиус Вандербильт».

Вандербильт начал с того, что заблокировал всякое сообщение с Никарагуа по морю. Затем он обратился к властям Коста-Рики, без особенных трудностей наняв целое государство для войны за свои коммерческие интересы. Коста-Рика при поддержке Сальвадора, Гватемалы и Гондураса начала кампанию против «узурпатора».



Самым страшным врагом костариканцев в этой войне стала холера, эпидемия которой задержала войско в самом начале кампании. Тем временем в Никарагуа люди Уокера отчаянно готовились к обороне, но тщетно: государство фактически находилось в блокаде и было ограничено в ресурсах.

Как только костариканцы оправились от эпидемии, деревянные форты Никарагуа начали сдаваться один за другим. Один из подчиненных Уокера, англичанин Хеннингсен, сдал Гранаду, но перед тем, как покинуть, сжег город, оставив на месте пожарища табличку «Здесь была Гранада». Остатки войска Уокера в итоге совершили выматывающий марш по джунглям, а после сдались родным американским властям, которые не стали их особо карать.

Уокер так и не успокоился, продолжив искать способ свернуть себе шею. Сначала он хотел вернуться в Никарагуа, но это было уже нереально. Тогда Уокер захватил порт Трухильо в Гондурасе, и провозгласил его свободной гаванью. Увы, но он не знал, что власти Гондураса в счет долгов передали управление местной таможней Великобритании. Пришедший на помощь Флот Ее Величества быстро решил спорные вопросы: под прицелом корабельных пушек последние флибустьеры Уокера сначала пытались бежать в джунгли, а затем, истощенные и оголодавшие, сдались. Англичане передали Уокера властям Гондураса, а те поставили его к стенке.

Учите албанский!



В декабре 1924 года ротмистр Сукачев сидел в кафе Белграда и мечтал. Ротмистр был отличным воякой, но после Первой мировой солдат в мире было слишком много, так что в эмиграции он зарабатывал чем придется, от истопника до садовника. Мечтал же он о куда более прибыльной карьере таксиста. За кофе и сладостными мыслями Сукачева и застал старый приятель, полковник Миклашевский. Он предложил подзаработать, свергнув правительство Албании.



В Албании в это время правил Фан Ноли, священник, коммунист и диктатор одновременно, который установил в стране своеобразные порядки, например, официально разрешив рабство. Свергнуть Ноли хотел прежний диктатор, Ахмет Зогу. Зогу считал себя потомком Александра Македонского и обещал платить золотом. В Белграде Миклашевский с Сукачевым завербовали чуть более сотни русских солдат, готовых рискнуть. Сам Сукачев стал в этом отряде взводным, а также написал наиболее полную историю албанских приключений.

Сотня бывших белогвардейцев оказалась решающим доводом. Наемники имели несколько пушек времен Крымской войны, пулеметы и море боевого опыта — сокрушительная комбинация против местных ополченцев, которые хоть и превосходили числом, но проигрывали во всем остальном. Вооруженные силы Албании разбежались после первого же сражения. Фан Ноли благоразумно погрузил на корабль золотой запас и бежал в Италию, поэтому в Тирану отряд входил почти без боя.

Ахмет Зогу знал, что такое демократия, и провел в парламенте голосование об утверждении себя президентом. А на случай непредвиденных зигзагов демократии наемники навели на здание парламента пушки и пулеметы. Голосование, разумеется, получилось таким, каким нужно, и вместо расстрела поход увенчался салютом.



После этого для наемников в Албании начались приключения в открытом мире. Дело в том, что страна была наводнена оружием и частными отрядами местных феодалов, имевшими на вооружении пулеметы и даже гаубицы. Борьба бывших белогвардейцев против местных атаманов продлилась целых полтора года, завершившись успехом: Ахмет Зогу сумел не только вознестись к власти на штыках, но еще и остаться у власти на долгие 15 лет. А полковник Миклашевский и его люди показали, что при квалификации и решимости даже микроскопическое число людей может добиться многого. Бойцы получили приличное жалование и со временем разъехались, хотя несколько человек остались служить в вооруженных силах Албании.

Отношение к наемникам обычно очень двойственное: ведь к их помощи прибегают там, где регулярную армию по определенным причинам задействовать не хочется. Это обычно не очень «чистые» операции, но зачастую невероятно захватывающие и авантюрные. Поэтому у наемников полно работы и в наше время: пройдет двадцать-тридцать лет и мы обязательно узнаем о роли, которую они сыграли в вооруженных конфликтах в самых разных уголках планеты.

Обсудить