Оглавление

«Любовь, смерть и роботы» — впечатления от третьего сезона

9 отличных эпизодов, включая серию от Дэвида Финчера и ведущего аниматора «Человек-паук: Через вселенные»

20 мая Netflix выпустил третий сезон «Любовь, смерть и роботы» — антологии анимационных короткометражек, рассказывающих самые разные истории. В этот раз в сборник вошло девять эпизодов, среди которых сложно найти откровенно неудачные. Наши впечатления от нового сборника — в этом материале.



«Любовь, смерть и роботы» придумали Тим Миллер и Дэвид Финчер — два голливудских режиссера, которые хоть и не пишут серии сами, но чье влияние на шоу видно невооруженным взглядом. Первый известен как постановщик «Дэдпула», поэтому ни один сезон сериала не обходится без парочки кровожадных серий с расчлененкой. А Финчера представлять вряд ли необходимо — режиссера «Бойцовского клуба», «Игры», «Зодиака» и «Социальной сети» знают все.

Первый сезон шоу состоял аж из 18 эпизодов и несмотря на разное качество серий, взорвал интернет. Среди почти двух десятков глав как минимум половина была сделана очень хорошо, а еще несколько штук можно было полюбить по каким-то своим, субъективным причинам. Зрители требовали продолжение, но так быстро запустить его в производство не получалось.

Второй сезон вышел лишь спустя два года и состоял всего из восьми серий. Но несмотря на сокращение количества работ, удержать планку не удалось. Несколько эпизодов получились совсем проходными, другие впечатляли графикой, но не сюжетом. После выхода третьего сезона появилась теория, что основные силы бросили на него.

В этот раз шоу очень легко посмотреть за один вечер: почти все серии получились красивыми, зрелищными и интересными. К одному из эпизодов приложил руку сам Финчер: вторая серия под названием «Дурное путешествие» рассказывает о группе моряков, которые оказываются в очень непростой ситуации. Спойлерить даже часть этого 20-минутного фильма — дело неблагородное, поэтому скажем лишь, что он с легкостью посоревнуется за звание лучшего не только в этом сезоне, но и во всей антологии «Любовь, смерть и роботы».



Еще один крутой эпизод поставил Альберто Мьельго — испанский режиссер, художник и аниматор, который работал над невероятно стильным анимационным фильмом «Человек-паук: Через вселенные». В 2019 году он написал и снял эпизод «Свидетель» для первого сезона «Любовь. Смерть. Роботы», за который получил аж три премии «Эмми»: за лучшую короткометражную анимационную программу, лучшую художественную постановку и лучшую анимацию.

Его новая серия завершает третий сезон и тоже может легко побороться за звание лучшей в новом сборнике. «Джибаро» рассказывает о глухонемом воине и его отряде, который тревожит сирену: после этого, как говорится, начинается треш и угар. Из-за стилизации картинки и эффекта «подглядывающей» камеры первые несколько минут сложно поверить, что в кадре не настоящие люди — настолько круто нарисован и поставлен эпизод. А красивый, хоть и простой сюжет только дополняет прекрасный визуал.

«Пути отхода» вновь рассказывает о любимчиках первого сезона — трех роботах, которые исследуют Землю после гибели человеческой цивилизации. Они дружно шутят о человеческих пороках и иррациональности, высмеивая современные проблемы общества: классовое расслоение, пренебрежение к экологии и IT-индустрию, которая думает, что может решить любую проблему строчками кода. Пожалуй, «Пути отхода» слишком уж в лоб пытается критиковать человечество, но эпизод все равно забавный.

В центре «Живого пульса машины» — космонавт, которая попадает в центр землетрясения на Ио, спутнике Юпитера. Девушка получает ранение и накачивает себя мощными обезболивающими, после чего начинает испытывать галлюцинации. Зрителю лишь остается гадать об истинной природе этих видений и наслаждаться стильной картинкой.



Пятиминутная «Ночь мини-мертвецов» — главный кандидат на игровую адаптацию. Эпизод снят в изометрии и с высоты птичьего полета показывает, как быстро начинается зомби-апокалипсис. Смешной, динамичный и зрелищный — бери и развивай идею в стратегию о войне с живыми мертвецами.

В сезоне по традиции есть две серии «CGI-порно» — эпизодов с очень крутой графикой. «Рой» рассказывает о двух ученых, которые изучают инопланетное сообщество, а «Погребенные в сводчатых залах» — о группе военных, пытающихся спасти заложника. Несмотря на достаточно простые истории, обе серии выделяются картинкой — сериалов с такой графикой, несмотря на стремительное развитие технологий, пока нет.

«Крысы Мэйсона» — забавная история о пожилом фермере, который пытается избавиться от мутировавших грызунов. А «Убивай, команда, убивай» рассказывает о группе военных, которые сталкиваются с секретной разработкой коллег. Обе серии концентрируются на безостановочном насилии, и в финале эпизодов хочется буквально протереть себе глаза от крови.

Это, пожалуй, главная проблема не только нового сезона, но и всего сериала. Очень уж много серий лишены какой-то идеи, а описать их можно словами «монстр неизобретательно потрошит группу людей». Чудовища и ситуации в таких эпизодах редко вызывают хоть какое-то любопытство. Весь акцент авторы делают на выпадающих кишках, брызгающих в камеру мозгах и крупных планах кусков плоти, которые быстро пожирают злодеи. Конечно, странно требовать от шоу со словом «смерть» в названии не быть таким жестоким. Но если один мясной эпизод еще выглядит уместно, то последующие попытки авторов шокировать уже не работают. Чаще всего, именно в этих сериях нет ничего, кроме насилия, поэтому они выглядят самыми слабыми.



Некоторые серии из прошлых сезонов ругали за отсутствие целостности, и в новом сборнике такие эпизоды тоже есть. Выглядят они как начало какого-то интересного фильма, но внезапно заканчиваются на самом интересном месте, после чего остается чувство раздражения и обмана. Ругать за это антологию — не очень справедливо, но если вы не любите чувство недосказанности, то есть шанс после некоторых серий остаться разочарованным.

Третий сезон «Любовь, смерть и роботы» заметно лучше второго, пускай и не может похвастаться тем же обилием эпизодов, что и первый. От следующих серий хотелось бы больше интересных идей и меньше насилия: уж очень часто авторы компенсируют бессмысленность происходящего длинными сценами убийств.

Обсудить