Оглавление

«Матрица: Воскрешение»: впечатления от фильма

Продолжение, которое снято с любовью и самоиронией и успешно возрождает культовый мир и героев

С каждым годом все сложнее найти популярную кинофраншизу, которая не получила бы перезагрузку или продолжение. Не минула эта участь и «Матрицу», причем, что случается не так уж часто, за возрождение серии взялась одна из ее создательниц — Лана Вачовски. И ей удалось снять сиквел, который одновременно умело играет на ностальгических чувствах и в то же время смотрится достаточно свежо и интересно.



Четвертый фильм начинается примерно так же, как первый. Открывает его небольшая экшен-сцена, которая сходу интригует и заставляет гадать, что же происходит. После этого мы переносимся к Томасу Андерсону, который вновь трудится в корпорации и тяготится своим существованием. Правда, роль Томаса изменилась — он уже не рядовой программист, а легендарный геймдизайнер, некогда создавший популярную трилогию игр «Матрица». И теперь, спустя много лет после ее завершения, обеспокоенные падением прибылей боссы Warner Bros. требуют, чтобы Томас взялся за продолжение, а у того нет ни малейшего желания им заниматься. Особенно на фоне подступающего, как ему кажется, безумия, ведь его постоянно посещают видения о прошлом, которое он считает лишь событиями игры. Но, конечно, вскоре герою Киану Ривза придется пересмотреть свои взгляды на реальность.

Уже эти стартовые минуты фильма дают представление о том, чего в целом стоит от него ждать. Здесь много фансервиса, сцен, которые зеркалят, а то и буквально цитируют эпизоды из предыдущих частей, а во флэшбеках вовсю мелькают и кадры из них. Лана Вачовски использует знакомые поклонникам элементы мозаики, но создает не репродукцию своей старой работы (что так часто бывает с сиквелами и перезапусками), а новую картину, насыщенную постмодернистскими аллюзиями.



Пожалуй, один из самых сильных сюрпризов «Воскрешения» — насколько много в фильме юмора. В предыдущих частях «Матрицы», сосредоточенных на темах избранности и спасения человечества, для шуток места почти не было. Здесь же их и самоиронии в избытке. Лана Вачовски и сценаристы посмеиваются над модой на сиквелы и перезапуски, фанатами и Warner Bros., и даже над философствованиями, которых было так много прежде и стало куда меньше в «Воскрешении». Особенно заметна эта метаморфоза, если сравнить нового Морфеуса и старого. От героя Лоуренса Фишберна буквально веяло пафосом и серьезностью, а у персонажа Яхьи Абдула-Матина практически каждое появление в кадре сопровождается какой-то шуткой.

При этом, к счастью, четвертая «Матрица» не превратилась в самопародию вроде «Терминатора: Темные судьбы». Лана Вачовски нашла очень хорошую тему для продолжения полностью законченной трилогии. Если в ней мы видели путь становления героя, а затем его самопожертвование ради спасения человечества, то в «Воскрешении» в фокусе внимания режиссера оказываются последствия этого подвига. Это и персональные последствия для самого Нео, который лишился всего, даже своей личности, и теперь будет вынужден пройти новый болезненный путь, чтобы вновь обрести себя. И, даже вернув воспоминания, поначалу столкнется с пугающей мыслью, что все его геройства были напрасны. А затем Вачовски покажет и последствия для всего мира, в котором появились новые проблемы, нерешенными остались некоторые из старых, но все же действия Нео принесли изменения к лучшему.

Если вы двадцать с лишним лет назад множество раз пересматривали «Матрицу» и с упоением обсуждали ее с друзьями (как делал автор этих строк), то такое возвращение героя Киану Ривза едва ли оставит вас равнодушным. Других старожилов франшизы в фильме не так много — у Кэрри-Энн Мосс важная, но относительно небольшая роль, причем на протяжении большей части «Воскрешения» ее героиня не помнит, что была Тринити. Появления же в кадре Джады Пинкетт Смит (Ниобе) и Ламбера Вильсона (Меровинген) ограничиваются небольшими камео. К счастью, новое поколение героев (в том числе старые персонажи в исполнении других актеров) оказалось достойной заменой ветеранам. Очень колоритным получился новый Морфеус, причем существенные перемены в его характере хорошо сюжетно обоснованы, и он служит одним из самых явных олицетворений того, как Нео изменил мир «Матрицы». Яркой наследницей Морфеуса в качестве души сопротивления стала Баггз в исполнении Джессики Хенвик. Она выступает живым воплощением стремления к свободе и готовности к борьбе, которые еще остались у человечества, пускай новая Матрица, созданная и управляемая коварным и харизматичным Аналитиком, еще более ловко, чем старая, держит людей в тюрьме собственного сознания. Весьма выразительным получился и новый Смит, хотя по харизматичности он все-таки проигрывает оригиналу в исполнении Хьюго Уивинга.



Пожалуй, главным разочарованием в «Матрице: Воскрешение» стал, как ни странно, экшен, который всегда был одним из главных козырей серии. В начале фильма есть достаточно комичная сцена, в которой сотрудники компании Deus Ex Machina устраивают мозговой штурм, какой должна быть четвертая часть «Матрицы», вспоминая, за что любили оригинальную трилогию. Версий много, и озвучивая их устами героев, сценаристы не боятся самоиронии, но среди прочего звучит и вполне справедливое мнение, что серия славна своими визуальными красотами. Безусловно, первая «Матрица» была в этом отношении настоящим прорывом, и можно по-разному относиться ко второй и третьей частям, но вряд ли кто-то станет спорить, что бои, погони и сражения в них были очень масштабны и зрелищны. В «Воскрешении» драк, перестрелок и погонь, конечно, тоже хватает, но ни размахом, ни изобретательной постановкой они похвастаться не могут. Экшен в фильме неплохой, но не более того — в продолжении серии, которая прежде поднимала планку зрелищности на новый уровень, хотелось увидеть что-то более впечатляющее.

Очень часто кинофраншизы получают перезапуски и продолжения именно по тем причинам, над которыми подшучивает в «Матрице: Воскрешение» Лана Вачовски. И потому в большинстве случаев мы получаем вымученные и безыдейные фильмы. Вачовски же удалось найти интересное развитие для тем, героев и мира «Матрицы», и, если вы их любите, то «Воскрешение» точно не стоит пропускать.

Обсудить