Оглавление

Между мировыми войнами: сеттинги, которые так и просятся в игру

Советская Европа, русские над Меккой, другая Гражданская - истории, которые происходили между мировыми войнами и которые обязательно надо рассказать в видеоигре

Наверное, в жизни большинства из нас была хотя бы одна игра, которую мы ждали изо всех сил, но так и не дождались. Кто-то жалеет, что так и поиграет в «Новый Союз», другие расстроены закрытием студии, разработавшей Dead Space. А автора этой статьи больше всего печалит отмена Whore of the Orient, над которой работали создатели L.A Noire. Несмотря на то, что в утекших в 2013 году видео не было никаких откровений в плане геймплея, это с лихвой компенсировалось интереснейшим сеттингом — Шанхаем 1936 года. Про межвоенный период — интербеллум — вообще почти не делают игр, и очень зря. Ведь это настоящая сокровищница интересных историй и идей. Сегодня мы вспомним, что происходило в это неспокойное время, и прикинем, какие игры могли бы получиться на таком материале.

Советская Европа



Первая мировая поделила историю на «до» и «после». Европу лихорадило, а накопившимся общественным недовольством и хаосом не замедлили воспользоваться левые, которым давно хотелось перекроить мир на новый лад. Идеалом грядущего для революционеров была Советская республика — коммуна, где каждое предприятие управлялось бы советом, который рабочие избирают из своих рядов. Советы принципиально отличались от «буржуазных» парламентов тем, что упор в них был сделан на рабочий класс, и особенно пролетариат — заводских рабочих. Кроме того, советы могли быть переизбраны в любой момент, а не по прошествии заранее определенного срока. Частная собственность на средства производства упразднялась.



Советские республики в Европе возникали одна за другой — Венгерская, Бременская, Баварская, и так далее. Но такая система, по крайней мере, в чистом виде, на практике оказалась довольно неустойчивой. Советские республики, за которыми не стояло захватившей власть дисциплинированной партии, как это было в России, редко держались дольше нескольких месяцев. Иногда у Советов обнаруживались весьма неожиданные соперники. Например, когда 6 апреля 1919 года была провозглашена Баварская советская республика, с ней наотрез отказались сотрудничать местные коммунисты, которым хотелось обладать всей полнотой власти. В итоге правительству, составленному из городской богемы — художников, театралов и писателей, пришлось воевать на два фронта. С одной стороны — старая власть, эвакуированная в город Брамберг, с другой — красные. Неудивительно, что БСР просуществовала меньше двух месяцев.

Европейские Советские республики — прекрасный сеттинг для игр. Хочется открытого мира? Можно создать игру в духе The Saboteur. Происходивший в республиках хаос позволяет насытить мир множеством противоборствующих фракций — при слабой власти в том же Мюнхене параллельно действовало сразу несколько полиций и вооруженных формирований, часто имевших претензии друг к другу.



Не подведут Советские республики и в плане многообразия человеческих образов. Решительные революционеры, мечтательная богема, трясущиеся за имущество буржуа и возмущенные офицеры — представители старого порядка. Типажей — море, выбирай — не хочу. В гипотетическую игру про Баварию можно даже впихнуть самого Гитлера — во время революционных событий он был избран в один из солдатских советов. Чем не исторический персонаж-квестодатель в юбисофтовско-ассасинском духе, или небольшой злодей для одной из квестовых веток?

Подходят Советские республики и как сеттинг для линейных шпионских боевиков или игр вроде Hitman. Для шпионов тогда было настоящее раздолье. Работающие на Берлин разведчики обычно выдавали себя за революционеров из других стран — их по Баварии действительно шастало хоть отбавляй. В царившем повсюду бардаке шпионам удавалось втираться в доверие к любым революционным вождям и добывать ценнейшую информацию.

Приобрести охранную грамоту или пропуск куда угодно было проще некуда — достаточно завести хорошие отношения с охранявшими правительственные учреждения солдатами, которые брали эти грамоты по своему усмотрению в любом количестве. На заседания советов часто можно было не только попасть, но и поучаствовать в них — всеобщая толчея затрудняла даже элементарную проверку делегатских полномочий. Наводить порядок в этом отношении коммунисты начали лишь через 3 недели после своего воцарения — почти перед самым концом БСР.

Как русские Мекку бомбили



Гражданская война в России влияла не только на Европу. После победы красных множество царских офицеров бежало за границу, и всем этим профессиональным военным надо было чем-то заниматься. Многим из тех, кто эмигрировал в арабские страны, в начале 20-х годов предложил работу легендарный Томас Эдвард Лоуренс, более известный как Лоуренс Аравийский — пожалуй, самый знаменитый из реально существовавших британских шпионов.



Англичане тогда пытались поставить в максимальную зависимость от себя королевство Хиджаз и помогали королю модернизировать армию. На роль летчиков и механиков сперва нанимали британцев, но те быстро понимали, что служба в пустыне — не сахар, и уезжали домой при первой же возможности. Белоэмигранты в этом отношении были идеальны — их бытовая неустроенность резко снижала требования.

Король Хусейн бен Али платил щедро, но хитрость была в другом. Очень быстро выяснилось, что авиапарк королевства состоял из редкостной рухляди — подниматься в воздух на этих самолетах было попросту страшно. Летать на них не были готовы не только британцы, но и многие белоэмигранты. Зато тем, кто соглашался, точно не было скучно.

Весной 1924 года началась война между двумя королевствами — Хиджазом и соседним Недждом. Дела шли не очень хорошо — в октябре войска противника взяли Мекку. Король Хиджаза решил использовать последнее средство, и отправил русского пилота Николая Широкова бомбить священный город.



Проблема заключалась в том, что в королевстве не было авиабомб — авиация предназначалась для разведки и экстренной связи. Арабы настаивали, чтобы Широков бомбил тем, что есть — гранатами и переделанными артиллерийскими снарядами. Энтузиазма подобный набор не вызывал — рано или поздно самодельное взрывное устройство рвануло бы под самолетом. Бороться со страхом помогал алкоголь — хиджазские военные вдвое подняли Широкову зарплату, и, помимо этого, выдавали по бутылке виски в день.

Широков бомбил Мекку до 18 января 1925 года, когда во время одного из вылетов на его биплане DH.9 то ли что-то сломалось, то ли преждевременно сдетонировала самодельная бомба. Вражеские солдаты обезглавили труп летчика, надели голову на пику и радостно носились с ней, показывая своим, что «летающий дьявол» не так страшен, как кажется. Хиджаз капитулировал в декабре того же года, а в январе 1927-го и вовсе исчез с карты. Но арабы продолжали свою долгую гражданскую войну — многочисленные племена требовали замирения. Русские авиаторы продолжали сражаться на этих войнах и служить в арабских ВВС в качестве инструкторов даже после Второй мировой войны.



Все эти восточные приключения — отличная основа для компьютерной игры. Можно сделать приключение в духе Индианы Джонса. Например, охотящийся за сокровищами герой может использовать вылетевший на бомбежку самолет, чтобы прыгнуть с парашютом и попасть в занятую недружественными войсками Мекку. Это более чем возможно, ведь в последний бой Широков летел не один, а с наблюдателем и местным журналистом. Другой вариант — эпизод с бомбежкой может стать частью большой сюжетной игры о мытарствах белоэмигрантских наемников по всему миру.

Испанская гроза



Местом одного из самых напряженных конфликтов интербеллума стала Испания. Гражданская война началась здесь 16 июля 1936 года, а начали ее правые военные, которые подняли мятеж против центрального правительства в Мадриде. И, хотя номинально все было очень просто — правые против левых — на деле в войне участвовало множество разрозненных фракций: монархисты, анархисты, коммунистическая партия, фашистская Фаланга.



Фракции могли открыто воевать друг с другом, даже будучи, вроде бы, на одной стороне в большой гражданской войне. Далеко, например, зашло противостояние коммунистов и анархистов. Первых было сравнительно мало, но у них было важное преимущество — современная техника и военные советники из СССР. Опираясь на это, коммунисты потихоньку перехватывали контроль над важными административными постами, а, следовательно, и власть.

Презиравшие государство анархисты, в свою очередь, не стремились стать его частью, а там, где они пытались это сделать, у них не хватало опыта. Постепенно они утрачивали контроль над ситуацией, а диктаторские замашки красных их попросту бесили. Отношения накалялись, и в конце концов дело дошло до открытых городских боев в Барселоне весной 1937 года.

На правом фланге дело обстояло немногим лучше. Во-первых, националисты очень быстро лишились лидера. В самом начале мятежных военных возглавлял генерал Хосе Санхурхо, который уже пытался устроить путч в августе 1932 года, за что отсидел в тюрьме и был выслан в в Португалию. Но по пути в Испанию его самолет потерпел крушение. Некоторые говорят, что упал он, буквально не выдержав тяжести генеральских медалей — мол, багаж Санхурхо оказался слишком тяжел. Во-вторых, правые тоже были по сути сборищем совершенно разных сил: военные, монархисты, иностранные “гастролеры” из Италии и Германии. Самым хитрым в итоге оказался генерал Франсиско Франко, которому удалось победить в подковерной борьбе, стать полновластным правителем Испании, да еще и избежать полномасштабного участия в начавшейся вскоре Второй мировой войне.



Гражданская война в Испании была жестокой, и все успели показать себя в ней далеко не с лучшей стороны. За мятежников, Например, воевали марокканские солдаты, которым, абсолютно по-средневековому, после очередной победы давали три дня на разграбление захваченного города, и они куражились как могли. Коммунисты, в свою очередь, развернули красный террор с экспроприациями. Авиация бомбила не только вражеские позиции, но и жилые кварталы — в Европе к такому тогда еще не привыкли. В общем, так любимой разработчиками моральной неоднозначности тут хватит сразу на целый сериал.

Левых подстегивало типичное для интербеллума ощущение, что старый буржуазный мир вот-вот рухнет, и они могут ускорить этот процесс. Правых приводил в ярость сам факт посягательства на этот самый мир, да и резкое раскрепощение нравов, за которое ратовали левые, не вызывало энтузиазма у многих жителей католической Испании. В общем, и правые, и левые боролись за вещи, которые считали жизненно необходимыми, а значит, компромисс был невозможен, и бойни было никак не избежать. Это тоже отличный фундамент для интересного сюжета: ставки предельно высокие, как и цена каждого решения, которое придется принимать герою.



Богата испанская гражданская и боевыми эпизодами. Довоенные бунты, стремительное продвижение мятежников в начале, оборона Мадрида, воздушные бои, боевое крещение советских танков и хаос перед развалом республики в самом конце. Приправить получившееся духом эпохи, испанским колоритом — и вы получите отличный военный шутер или даже игру в духе GTA.

В общем, если одна мировая война кончилась, а вторая еще не началась, это не значит, что в мире не происходило ничего, достойного быть отраженным в видеоигре. Было еще вторжение Японии в Китай, итальянское завоевание Абиссинии, борьба с басмачами в Средней Азии, Зимняя война между СССР и Финляндией, конфликты в Латинской Америке и других уголках Земли. Интересных историй тут хватает — остается только найти их и творчески обработать. Проблема тут только одна — все эти конфликты не особенно известны игрокам и поэтому их не так-то просто заставить сопереживать героям. Но мы надеемся, что в конце концов разработчики сообразят, как это лучше сделать.

Обсудить