Оглавление

Мифы о Победе

Разбираем распространенные мифы о том, как Советский союз победил Германию и чего ему этого стоило

Прошло 74 года с окончания Великой Отечественной войны. К сожалению, Победа овеяна огромным количеством мифов, которые живут и передаются через игры, фильмы и другие развлекательные продукты. Именно о них мы и поговорим сегодня.

Миф №1. Взятие Берлина к 1 мая



С чем, в первую очередь, ассоциируется Победа? Конечно же, со взятием Берлина. Это была великолепно организованная операция, в которой РККА использовала громадный опыт, накопленный в течение войны. Город окружили кольцом танковых армий, изолировали от поддержки извне, после чего быстро и профессионально сломили его оборону. Все произошло так быстро, что возникла легенда, будто Красная армия изначально вообще собиралась захватить Берлин к первомайскому празднику из чисто пропагандистских соображений. Отсюда, мол, и спешка.



Это, конечно, не так. Быстро взять хорошо обороняемый город можно только когда есть грамотный план, снабжение нужным количеством боеприпасов и огневых средств. И все это у РККА было. Если же просто устроить «зерг-раш», в условиях XX века это окончится горой трупов – Первая мировая показала это достаточно хорошо. И, кстати, с точки зрения все той же пропаганды, это будет очень скверно.

Поэтому, конечно же, в приказах, связанных с Берлинской операцией, нет никаких указаний «взять город к праздничной дате». Ведь у руководства страны и Генерального штаба была позади самая масштабная война в истории. Выиграть ее можно было лишь вовремя принимая рациональные решения.

Миф №2. Бездарное использование танков во время штурма немецкой столицы



Часто можно встретить претензию к советским командирам, которые использовали танки при штурме городов. Дескать, не для ближнего боя эти боевые машины – в городской застройке много возможностей для засад и внезапных атак. Заметить из танка отчаянного фольксштурмиста с фаустпатроном весьма непросто. Особенно, если тот спрячется в горах мусора и обломков, оставшихся от многочисленных бомбежек.



Постулаты, вроде бы, разумные – в реальности танки не воюют исключительно друг с другом, как в какой-нибудь World of Tanks, а пехота в благоприятных для себя условиях может весьма успешно с ними бороться. Из этих вполне логичных предпосылок и родился миф, что недалекие советские генералы радостно бросили танки на улицы Берлина, где почти всю введенную в бой бронетехнику якобы сожгли защитники города при помощи фаустпатронов - нового кумулятивного оружия как раз для борьбы с танками. На самом деле потери активно штурмовавшей немецкую столицу 1-й танковой армии составили всего 15% имеющихся танков. Чувствительно, но не смертельно. Мало того, доля фаустпатронов в этих потерях была невелика – меньше 10%.



Дело в том, что танки старались максимально плотно прикрывать пехотой. И хитрого немца с фаустпатроном, спрятавшегося в развалинах, при попытке высунуться для выстрела по танку, чаще всего ждала короткая очередь из пистолета-пулемета. Саму бронетехнику на улицах Берлина использовали вовсе не для «раша по центру», как сказали бы те же любители WoT. Она занималась прежде всего поддержкой штурмующих – подавляла огневые точки, растаскивала баррикады, устроенные защитниками, служила подвижным укрытием для штурмующих. В Сталинграде был знаменитый Дом Павлова, который красноармейцы удерживали почти 2 месяца. В Берлине же любая попытка устроить «дом-крепость» кончалась тем, что приезжал ИС-2 или ИСУ-152, и обстреливал врага фугасными снарядами крупного калибра. Рано или поздно они попадали в перекрытия, от чего даже большой дом складывался, хороня под собой всех защитников, и наступление продолжалось.

Миф №3. Цена Победы



Ставки в Великой Отечественной войне были высоки, как никогда. В ней не могло быть «победы по очкам», потому что для многих участников на кону стояло выживания народа в целом. Понятно, что победа в такой войне не могла достаться дешево. И один из самых живучих мифов как раз гласит, что наши потери были непропорционально больше, чем у противника. Другими словами, «завалили немцев трупами».



Часто можно встретить цифры в 4,2 млн немцев и 26,6 млн граждан СССР. Формально это верно, но «голые» данные не всегда показывают полную картину. 26,6 млн человек – общие потери СССР за всю войну. Как погибшие на фронте, так и уничтоженные нацистами на оккупированной территории. Кроме того, в это число входят люди, скончавшиеся от эпидемий или голода, как, например, жертвы устроенной немцами и финнами блокады Ленинграда. Еще были угнанные на работы в Германию и погибшие уже там – только таких насчитывается более 2 млн.

Именно военные безвозвратные потери СССР – 11,4 млн человек. Это все равно кратно больше, чем «немецкие» 4,2 млн. Но у немцев тут учитываются лишь погибшие солдаты. В то время как в 11,4 млн советских потерь входят вообще все, кто больше не мог участвовать в войне - такие потери тоже называют безвозвратными. Это не только погибшие, но и пленные, инвалиды и так далее. Безвозвратные немецкие потери в ВОВ составляли 7,2 млн человек.

Но даже 11,4 млн и 7,2 млн - не совсем точное соотношение. Вермахт не тянул Восточный фронт в одиночку, поэтому немцы активно привлекали союзников. Поэтому правильно считать не только потери Третьего рейха, а суммарные потери всех членов стран Оси, которые воевали с СССР, например, итальянцев, венгров, румын и тех же финнов.



Тогда соотношение безвозвратных потерь будет выглядеть как 11,4 млн к 8,6 млн. И даже эту разницу можно объяснить промышленным отставанием СССР от Германии и преимуществом первого удара. Германия ещё до рождения СССР была одной из сильнейших промышленных держав Европы. Российская империя, к сожалению, следовала с большим отставанием. А потом у нас еще и случилась опустошительная Гражданская война. Затем началась индустриализация, но пройти за 10 лет путь, который другие проходили за полвека, до конца не получилось. Так что в промышленном отношении СССР по-прежнему был значительно слабее.

С инициативой все еще проще – противник наносил удар первым. Это позволяло ему, будучи еще «свежим», с самого начала поставить себя в еще лучшие условия, ведь по итогам лета 1941-го СССР лишился большой части населения и ряда ключевых промышленных районов. И отвоевывать свое должен был на гораздо более высоком «уровне сложности».

Со временем мифов о Победе становится больше, а не меньше. Этому будут неизбежно помогать и игры с кино – хотя бы потому, что они, как и любой продукт культуры, несут в себе укоренившиеся в ней заблуждения. Тут, например, весьма показательны игры вроде Company of Heroes 2 и некоторые фильмы Никиты Михалкова. Так что, если вам интересно, как все было на самом деле, не забывайте, что развлекательный продукт — это всегда отчасти выдумка, которой не нужно целиком доверять. Даже если он, вроде бы, основан на реальных событиях.

Обсудить