Оглавление

О чем лгут игры про ниндзя

Как массовая культура превратила средневековых мастеров шпионажа в древних спецназовцев

Образ ниндзя уже полвека как прочно закрепился в западной культуре. Все началось с небольшой заметки в журнале «Ньюсуик» в апреле 1964 года. Она спровоцировала всплеск интереса к этому образу из японской истории, и за прошедшие годы он стал только притягательнее. О ниндзя пишут книги, снимают фильмы и рисуют комиксы. Геймдизайнеры тоже не остаются в стороне: взять хотя бы Sekiro: Shadows Die Twice. В результате этого ажиотажа неизбежно возникло множество мифов, с которыми мы сегодня постараемся разобраться.

Миф 1. Особый духовный путь



Как только что-нибудь становится модным, кто-нибудь тут же пытается на этом заработать. Ниндзя не стали исключением. Как только о них узнала широкая публика на Западе, тут же появились «школы ниндзюцу». Все, разумеется, сугубо новодельные и не имеющие отношения к реальному историческому феномену.

Тут же встал вопрос, за что именно брать деньги с людей. Можно было, конечно, учить искусству маскировки, переодевания, шпионажа, и карабканья по стенам. Этот вариант был быстро отброшен. Во-первых, по-настоящему массовым такое обучение не сделать — вряд ли подобные навыки заинтересуют обычных людей. Во-вторых, с такой программой курса «мастерами ниндзюцу» могут заинтересоваться спецслужбы, а это, как правило, плохо для бизнеса.



Оставался последний, типичный для «как бы восточных» бизнес-проектов вариант: использовать «ниндзя-ширму» для продажи не просто «искусства самоообороны», а еще и «модного восточного духовного учения». Причем постулаты, доктрины и понятия о плохом и хорошем можно было компилировать, исходя из собственного удобства, ведь экспертов среди публики не было. Именно деятельность таких «гуру» и оставила нам первый масскультурный миф — о необычайной духовности средневековых мастеров шпионажа.

На деле же структуры ниндзя были «всего лишь» спецслужбами своего времени. Да, с поправкой на феодальную реальность, но все-таки спецслужбами. Их, как правило, мало интересовал духовный путь, нравственное самосовершенствование и прочая загадочная азиатская мистика. Значение имело только одно — эффективность. И именно ей в тяжелой и опасной работе ниндзя было подчинено всё.

Такое же заблуждение — приписывать школам ниндзя невероятно древнее происхождение. Нет, конечно, отдельные приемы имелись давно, равно как и потребность в людях, умеющих выполнять шпионские задачи. Но какая-то система в деле ниндзя начала складываться лишь к концу XV века.

Миф 2. Каста отверженных



С подачи тех же желающих заработать «гуру» возник еще один миф — об особом статусе ниндзя. Якобы они представляли собой отдельное сословие наподобие самураев. Это тоже имело конкретный коммерческий смысл. Во-первых, это добавляло образу ниндзя загадочности — ничего себе, целое отдельное сословие специально занималось шпионажем! И, во-вторых, льстило самолюбию клиентов. Ведь по вечерам после офисной работы намного приятнее воспроизводить «путь» тайной средневековой касты, чем просто заниматься гимнастикой и медитацией на азиатский манер.



В реальности социальный состав ниндзя был необычайно широк. В их числе были даже торговцы, крестьяне, ремесленники. Отдельную группу составляли пошедшие в ниндзя асигару — воины нижнего ранга, занимающиеся диверсиями. Встречались и представители полярных слоев общества — как знатные самураи, так и последние бродяги или самые настоящие банды разбойников. И это не говоря о совсем экзотических вариантах, вроде буддийских воинов-монахов сохэй или ямабуси — нелюдимых горных отшельников.

Все это обуславливалось спецификой работы ниндзя, большую часть которой составлял шпионаж. Чтобы успешно втираться в разные слои общества и не вызывать подозрений, требовались разные агенты. Надежней всего было вербовать таковых, а не учить, скажем, торговца этике и образу поведения самурая — все равно проколется на какой-нибудь досадной мелочи.

И, разумеется, собрав такую разношерстную компанию, было невозможно спаять их в нечто вроде Ордена Ассасинов из широко известной игры. Имеющиеся сословные перегородки, конечно, не были абсолютными, но взять и сформировать устойчивую касту шпионов все-таки не позволяли. Поэтому на самом деле ниндзя все-таки были очень разными.

Миф 3. Черные костюмы и сюрикены



Массовая культура четко сформировала внешний образ ниндзя. Герой обязательно одет во все черное, лицо закрыто капюшоном или особым образом сложенной тканью. Вооружен ниндзя коротким мечом «ниндзято» или метательным сюрикеном. Черная одежда должна помочь скрываться в ночи, а сюрикен позволит поразить противника на дистанции — например, с потолка.

Считается, что этот черный костюм стал частью образа ниндзя благодаря театру кабуки. Как и любое сценическое искусство, театр следовал ряду условностей. О многом мог сказать цвет наряда — например, тот самый черный означал, что персонажа «не видят» другие герои постановки. В условиях театра это был чуть ли не единственный способ показать «невидимого» героя, которого при этом видели бы зрители. То есть, самый лучший вариант для ниндзя.



Все это, разумеется, встречается только в играх, кино и сомнительных романах. На деле подобный маскарад неизбежно привлек бы внимание. Настоящий ниндзя гораздо больше походил на Хитмана, чем на Сэма Фишера : раствориться в толпе ему было выгоднее, чем красться в тенях.

Базовая механика того же Hitman была вплетена еще в старые японские мифы и легенды. Взять, например, сказание о Домару — разбойнике, который не только везде обзавелся осведомителями, но и обожал переодеваться во всех подряд. Домару охотился за самураем Ёримицу, нанесшим ему страшное оскорбление. На протяжении повествования Домару прятался даже под личиной женщины, но в итоге явно перегнул палку, когда в прямом смысле слова влез в коровью шкуру, чтобы прикинуться животным. Это стоило ему немедленного разоблачения, и самурайская стрела трагически, но закономерно оборвала его жизнь. Как видно, адептам нин-дзюцу было чем вдохновляться и без черных костюмов.

То же и с оружием. Да, ниндзя им пользовались, но нечасто — в основном, в рамках открытых боевых действий на войне. А скрытно носить оружие в городе… можно, конечно, но зачем? От лучше вооруженной и защищенной стражи или частной охраны это все равно не спасет. Если найдут при обыске — проблем не оберешься. Куда надежней взять обычный кухонный нож — да и он, по сути, очень редко нужен.

Миф 4. Стелс-убийства



Массовая культура давно поставила знак равенства между ниндзя и ассасинами, лишив попутно и тех, и других сходства с реальными прототипами. Средневековые мастера шпионажа превратились в общественном сознании в наемных убийц.

Как уже говорилось выше, на самом деле ниндзя занимались разведкой — то есть, сбором информации, наблюдением. Им приписывались многие убийства, однако характер источников позволяет усомниться в реальности произошедшего. Многие «жертвы» ниндзя были стары и больны, и сложно сказать, была ли их смерть реальной заслугой мастеров шпионажа.

Подобная манипуляция информацией, кстати, прямым образом сочеталась с занятием, в котором ниндзя упражнялись куда чаще, чем в убийствах, — роспуск слухов. В феодальном обществе со слабым государством личная репутация начальника была крайне важна. И удачно нанесенный удар по ней мог привести даже к временной потере контроля, чем и пользовались ниндзя. Это делало их работу чем-то похожей на троллинг в комментариях.

Но военачальники все равно больше боялись ушей ниндзя, чем их клинков или болтливых языков. В некоторых штабах использовалась хитрость: командующие садились вокруг посыпанной тонким слоем угля каменной плитой. Каждый чертил на ней свои предложения. Затем, без единого звука, с помощью все того же черчения по углю, принималось решение. После чего тонкий слой тут же сдувался.



Убийства, конечно, случались. И большую их часть ниндзя совершили в составе средневековых аналогов диверсионно-разведывательных групп. Обычно они просто рассыпались по территории противника, где в этот момент не было большого количества войск, и занимались грабежом и диверсиями. Этому способствовал характер местности в Японии: обилие гор и мелких речушек давало богатые возможности для действий из засад. Хотя были и более интересные случаи.

Так, например, ещё до «устаканивания» искусства ниндзюцу в рамках признанных школ, в XIV веке группа шпионов прославленного военачальника Масасинэ Кусуноки сыграла ключевую роль во взятии целого замка. В леске неподалеку им удалось найти выход из подземного хода, по которому противник получал провизию. Хитрые ниндзя не стали заваливать лаз или пробираться по нему внутрь. Вместо этого они тихо перерезали из засады очередную партию со снабжением. Затем переодели часть своего отряда в неприятельские одежды, после чего сымитировали бегство и погоню. С замковых ворот увидели своих разбитых снабженцев и преследующего их врага. Времени на обдумывание было мало, и обороняющиеся открыли ворота, но вместо благодарности получили от «преследуемых» клинки под ребра. Затем к штурму присоединились «догоняющие», потом основные силы, и замок был взят без осады.

А в 1562 году небольшой отряд в несколько сотен ниндзя привел в состояние полного хаоса большой и сильно укрепленный замок Гамагори. Переодевшиеся в форму противника шпионы проникли внутрь, причем сделали это по-умному — подслушав вражеские пароли и отзывы. Выждав момент, они подожгли башню, после чего начали резать кого попало. Неприятель решил, что в замке вспыхнул мятеж, и впал в панику. Ниндзя быстро отступили, а противник продолжал воевать сам с собой, подозревая в предательстве всех вокруг.

Слухи также гласят, что в 1853 году, когда коммодор Мэтью Перри прибыл к берегам Японии, чтобы «открыть» ее для иностранцев, на борт его корабля пробрался ниндзя Савамура Ясусукэ. У него был приказ: отыскать тайные бумаги непрошеных гостей и вызнать их секреты. Ниндзя оправдал доверие командования, но в добытых ими бумагах оказались не правительственные депеши, а стихи фривольного содержания — по меркам того времени, весьма скабрезные. И вот их-то, как оказалось, американский коммодор берег куда тщательнее, чем государственные тайны.

Любой переработанный массовой культурой исторический образ изменяется — иногда до почти полной неузнаваемости. Не стали исключением и ниндзя — «мастера плаща и кинжала» средневековой Японии. Хорошо или плохо, но устоявшийся и неверный образ с нами надолго — настолько к нему все привыкли. А это значит, что мы еще не раз и не два встретимся с узнаваемыми, но фейковыми ниндзя с сюрикенами и в черных одеждах.

Обсудить