Оглавление

От Black & White до Fall Guys: британская игровая индустрия в наши дни

Глобализация, премия Британской академии киноискусств и налоговые льготы



Как в Великобритании начался бум на компьютерные игры в 1980-е и какие местные студии сделали себе имя на международном рынке в 90-е — этому мы посвятили первую часть нашего материала. Что происходило далее, расскажет эта статья.

Еще в 90-е британские геймдизайнеры и студии начали привлекать внимание крупных заокеанских игровых издательств. Иногда речь шла о совместных проектах — как, например, в случае с японской Nintendo и командой молодых программистов из лондонской Argonaut. А иногда студии меняли владельцев — так, в 1993 Sony Computer Entertainment приобрела ливерпульскую Psygnosis. Та впоследствии сделала футуристическую гонку Wipeout о болидах, над которыми не властна сила притяжения (на обложке этого материала — один из концепт-артов, сделанных авторами серии). Wipeout вошла в стартовую линейку игр для консоли PlayStation в США и Европе и была принята очень тепло: критики хвалили ее стремительные заезды, красивую по тем временам картинку и впечатляющий саундтрек. Хотя на PC в нее тоже можно было сыграть (более того, спустя год после релиза на PlayStation гонка появилась на конкурирующей Sega Saturn), cама франшиза стала ассоциироваться именно с консолями Sony.

В дальнейшем таких сделок стало только больше. В сентябре 1999 года американская Take-Two объявила о покупке создателей Grand Theft Auto — DMA Design (в 2002 году студию интегрировали в состав Rockstar Games и в итоге переименовали в Rockstar North). Отвечавшая за Populous команда Bullfrog в 2001 году была поглощена британским подразделением американской компании EA — тогда же ее покинул основатель Питер Молинье, чтобы открыть следующую студию, Lionhead. Впрочем, и та оставалась независимой примерно пять лет. За этот срок Молинье и его коллеги успели сделать «симулятор бога» Black & White и его сиквел, а также экшен-RPG Fable. Все игры имели успех у критиков и публики, но не помогли студии избежать финансовых трудностей, и в апреле 2006 Lionhead была выкуплена Microsoft. Для корпорации это была не первая британская студия — например, ранее в 2002 году она уже приобрела Rare, создателей Goldeneye 007 и Battletoads. Японская Sega тоже не осталась в стороне — в 2005 она купила Creative Assembly, авторов cерии стратегий Total War, а в 2006 году — Sports Interactive, разработчиков Football Manager, чья штаб-квартира находится в Лондоне. Хватает сделок и в последние годы. Так, в 2018 году Microsoft приобрела Ninja Theory, сделавшую Hellblade и DmC: Devil May Cry. Electronic Arts в 2021 году завершила сделку стоимостью 1,2 млрд долларов — во столько компании обошлась покупка старейшего в Великобритании независимого издательства Codemasters, специалистов по гоночным играм. А китайская Tencent в 2021 приобрела одну из крупнейших британских студий Sumo Digital за 1,3 млрд долларов



Признание от искусствоведов видеоигры получили в Великобритании также еще в конце 90-х — их наравне с другими интерактивными медиа начала отмечать наградами Британская академия кино и телеискусств (BAFTA). На первой ежегодной церемонии в 1998 году «лучшей компьютерной игрой» была признана GoldenEye 007 от Rare, а объявлял победителя актер Стивен Фрай. Со временем правила изменили, и интерактивные медиа получили отдельную церемонию (ее закрыли сразу после дебюта, потому что церемония награждения игр пользовалась куда большей популярностью). А в 2006 году, по решению оргкомитета BAFTA, игры получили тот же статус, что фильмы и телепередачи, — и раздачу наград стали транслировать по телевидению.



.Во второй половине 2000-х в мире набрали популярность мобильные игры и iPhone как платформа для них. Apple создала для этого все условия: в 2008 она сделала доступным пакет софта, позволявший недорого разрабатывать приложения для iPhone OS, и запустила App Store — доступный прямо на смартфоне цифровой магазин, где разработчики выставляли приложения на продажу. Похожие площадки затем появились и для устройств с Android OS (Google Play), и для Windows Phone (Windows Phone Store). Британские команды в стороны от модной темы не остались, и уже в 2008 лондонская студия HandCircus выпустила Rolando — одну из первых игр, демонстрирующих, насколько интуитивным может быть управление в игре для IPhone. От пользователя требовалось наклонять телефон и использовать тач-управление, чтобы помочь шарообразным героям преодолевать препятствия. Хотя авторитетный британский видеоигровой журнал Edge пожурил создателей Rolando за заимствование идей и образов из LocoRoco — игры 2006 года, похожим образом иллюстрировавшей возможности японской портативной консоли PSP, портал Venture Beat и еще несколько изданий присвоили новинке звание «лучшей мобильной игры 2008 года». В 2009 году вышел сиквел Rolando — на счету у обоих игр суммарно почти 3 млн скачиваний.

Следующий по-настоящему успешный во всем мире мобильный хит от британской студии вышел в 2014 году — за головоломку Monument Valley отвечала лондонская Ustwo. Monument Valley вышла в апреле на iOS, а уже в мае появилась версия для Android — в обоих случаях ее распространяли по «премиумной» модели (т.е приложение требовалось оплатить лишь один раз, микротранзакций не предполагалось). Она запомнилась многим необычным визуальным обликом — минималистичные уровни, по которым путешествовала одинокая принцесса-героиня, выглядели немного как дома-лабиринты с картин Маурица Эшера и в то же время нисколько не казались мрачными. Monument Valley получила в 2014-м Apple Design Award, а также сама Apple присудила ей титул «лучшей игры 2014 года для iPad». Стоимость разработки отбилась в первые же недели после выхода на iOS, уже к январю 2015 года было продано больше двух миллионов копий игры, а к маю 2016-го продажи превысили 26 млн копий.

Трейлер к началу продаж Monument Valley


Рассказывая об источниках вдохновения, авторы Monument Valley упоминают головоломку Fez (2012) от франкоканадского геймдизайнера Фила Фиша. И она, и куда более ранняя Cave Story (2005) от японского программиста Дайске Амайи — примеры игр, получивших приставку «инди» потому, что делались без участия большой команды и распространялись не через крупные издательства. Инди-игры набрали силу в 2000-х благодаря стечению множества обстоятельств. Это и упростившийся доступ к инструментам разработки (отпала необходимость самому писать движок для игры), и изменившееся отношение к готовым движкам (тот же RPGMaker перестал восприниматься исключительно как софт для любителей), и появление специализированных цифровых площадок, вроде Steam или Xbox Live Arcade, где можно было опубликовать свою игру (к слову, первой игрой в магазине Steam от независимого издателя стал файтинг Rag Doll Kung Fu от британского геймдизайнера Марка Хили и его коллег из студии Lionhead). Наконец, очень помогло распространение высокоскоростного интернета, упростившего скачивание многомегабайтных файлов.

В Британии хватает известных инди-игр и инди-студий — например, отсюда родом геймдизайнеры из The Chinese Room (в 2018 их приобрела Sumo Digital). The Chinese Room отвечала за «симулятор ходьбы» Dear Esther и хоррор Amnesia: Dark Descent, который получил от портала Kotaku в 2015 году звание «второго лучшего хоррора всех времен», а затем и вовсе стал «лучшим хоррором всех времен», когда из списка была убрана P.T. (демоверсия отмененного хоррора японского геймдизайнера Хидео Кодзимы). В Британии находится также студия Hello World, авторы No Man’s Sky, и Roll7, отвечающая за франшизу OlliOlli (серия недавно пополнилась «скейтерским» платформером OlliOlli World).



Небольшие команды (со штатом в 4 человека и меньше) составляли 73% от общего количества всех игровых студий Великобританий в 2020 году, согласно подсчетам Независимой ассоциации игровых разработчиков TIGA. Долго продержаться на плаву удается далеко не всем (за вторую декаду 2000-х закрылось 40% существовавших в этот период студий).

Тем не менее, аналитики TIGA отмечают, что игровой рынок в Великобритании — самый крупный в Европе (в 2020 году он составил 7 млрд фунтов) и стабильно растет c тех пор, как начал действовать принятый в 2014 году закон о налоговых льготах для игровых компаний (VGTR). Чтобы получить их, требуется выполнить несколько условий — например, игра должна пройти тест на британскую культурную идентичность (есть она или нет — удостоверяет Британский институт кино), не относиться к азартным играм и не быть продуктом, созданным исключительно в рекламных целях. До введения закона, согласно исследованиям TIGA, британский игровой рынок в период с 2008 по 2011 год сокращался ежегодно, в среднем, на 3.1%, но после появления льгот он ежегодно растет на 8.9% (также по усредненным показателям).

Один из самых громких игровых хитов 2020 года, получивших признание во всем мире, — Fall Guys — был разработан британской студией Mediatonic


Пандемия нисколько не испортила картину: игры пользовались бешеным спросом у британцев в 2020 году, а студии быстро адаптировались под новые условия работы. Так, согласно данным ассоциации интерактивных развлечений Великобритании (UKIE), в 2020 году продуктивность создателей игр оставалась стабильно высокой, никто не пожаловался на спад доходов, а четверть компаний расширили штат. В их числе — студия Mediatonic, отвечавшая за соревновательную онлайн-игру Fall Guys — один из самых громких хитов 2020 года. В августе, когда Fall Guys вышла, ею занималась команда из 35 человек. За 60 дней после релиза в мире было продано свыше 11 миллионов копий новинки, она стала самой скачиваемой игрой в сервисе PlayStation Plus за всю его историю, и спрос на новый контент был такой, что Mediatonic расширила команду более, чем вдвое.

TIGA провела собственный опрос среди 57 различных игровых компаний — только 7% респондентов назвали связанные с пандемией ограничения в числе преград на пути к успеху. Основная же преграда, согласно опросу, — нехватка нужных навыков у специалистов и пробелы в знаниях (ее отметили 40% респондентов).

Еще одна особенность современной британской игровой индустрии — студии не концентрируются в каком-то одном регионе. Ни одна из пяти вышедших на биржу британских игровых компаний не выбрала тот же Лондон в качестве штаб-квартиры, предпочтя столице другие города. Большой популярностью среди игровых разработчиков традиционно пользуется город Гилфорд, где, в числе прочих, была основана студия Bullfrog. О Гилфорде мы и расскажем подробнее в следующем материале.

Материал подготовлен при поддержке Отдела культуры и образования Посольства Великобритании в Москве в партнерстве с Ассоциацией интерактивных развлечений Великобритании (Ukie).

Обсудить