Оглавление

Пираты XXI века

Когда появились морские разбойники, почему сомалийские пираты считают русских расистами, и какие современные корсары воевали не ради добычи, а за идею

Пять лет назад, 29 ноября 2012 года, вышла Far Cry 3, которая полностью реабилитировала серию после провальной второй части. Формула открытого мира в ней оказалась настолько удачной, что многие «песочницы» равняются на нее по сей день. Но не в меньшей мере успеху игры способствовал харизматичный злодей Ваас. Он и его люди жили пиратством — грабили суда и торговали людьми. Интересно, что воплощенный Ubisoft образ современного морского разбойника не взят с потолка. В мировом океане до сих пор есть места, где беспощадные налетчики могут напасть на незащищенное судно. И сегодняшний материал как раз о них — о пиратах XXI века.

Истоки



Пираты появились практически одновременно с организованным мореходством. О морских разбойниках говорится еще в древнегреческих мифах, а первые упоминания о централизованной борьбе с ними датируются I веком до нашей эры — ликвидацией пиратов занимался знаменитый римский полководец Помпей, будущий соперник Цезаря в гражданской войне.



На протяжении мировой истории пираты рано или поздно появлялись повсюду, где имелись водная поверхность, суда или города для грабежа и вакуум власти. Ветхозаветные времена, античность, Средневековье, ранее Новое время — ни одна из этих эпох не обошлась без морских разбойников. Но «золотой век» пиратства пришелся на вторую половину XVII и первую четверть XVIII веков. В те годы колониализм приобрел по-настоящему серьезный размах, но еще не укрепился настолько, чтобы империи могли полностью контролировать важные торговые маршруты. К этому прибавились и некоторые политические события. После окончания Войны за испанское наследство масса наемных морских разбойников, каперов, осталась без работы. Не меняя, по сути, род деятельности, многие из них пошли в пираты. Кстати, именно этой эпохе посвящена Assassin’s Creed 4: Black Flag.

К началу XVIII века из помехи корсары превратились в серьезную проблему. Но стоило европейским империям взяться за них всерьез, как к 1730 году от былого размаха пиратства в колониальных водах не осталось и следа. Тем не менее в мире всегда находились укромные, но вместе с этим и достаточно удобно расположенные уголки, где пираты могли процветать. Есть такие места и в нашем, XXI веке.

Сомалийская проблема



В 1977 году президент Сомали, Мохаммад Сиад Барре, позарился на населенные сомалийцами территории Эфиопии и решил напасть на соседа. Однако его военная кампания не просто закончилась провалом, а стала роковой неудачей — Сомали погрузилась в пучину гражданской войны. Сиада свергли в 1991-м, после чего страну поделило между собой множество полевых командиров. О какой-либо централизованной власти говорить уже не приходилось.



В отсутствие сильной государственной власти и централизованного контроля за оборотом оружия люди с боевым опытом массово занялись бандитизмом. Криминальная ситуация в стране становилась все хуже. Желавшие защитить себя от преступников рыбаки сбивались в отряды самообороны, которые неизбежно сами перерождались в преступные группы — грабить торговцев оказывалось прибыльнее, чем рыбачить.

А грабить новоявленным пиратам было что. Многие суда предпочитают попадать из Индийского океана в Средиземное море через Суэцкий канал — благодаря ему не нужно огибать Африку, что экономит много времени и топлива. Добраться до него можно только через Красное море, в которое ведет Аденский залив шириной 200-300 километров. На южном берегу последнего и находится Сомали.

Систематические нападения начались в 2004 году. Вооруженные пираты на легких катерах или моторных лодках останавливали суда, брали их на абордаж, а затем требовали у компаний выкуп за груз и команду. Первое время заложников убивали редко — за мертвых много не выручишь. Да и навлечь на себя гнев государств пираты точно не хотели.



Однако терпеть угрозу на важной судоходной артерии мировое сообщество не стало. Первое столкновение национальных ВМС (в этом случае — американских) и пиратов произошло в 2006 году, а летом 2008-го ООН разрешила флотам мира действовать непосредственно в территориальных водах Сомали. Осенью того же года охраной торговых путей в Аденском заливе занялись и российские корабли.

Любопытно, что морские разбойники работали с прессой, пытаясь продвигать популярную на Западе тему толерантности. Так, летом 2010-го налетчики заявили, что русские казнили 10 захваченных в плен пиратов (что не было подтверждено официальными представителями РФ) на почве расизма и ненависти к чернокожим. «Это лицо новой России», — подытожил представитель пиратов в своем интервью сомалийской прессе. Кроме того, «пиарщики» налетчиков утверждали, что пиратство — всего лишь способ компенсации за загрязнение побережья Сомали иностранными судами.

В наше время «битва за сердца и умы» не менее важна, чем военные действия, и апелляции к экологии и угнетению по расовому признаку вполне способны воздействовать на западного обывателя. Поэтому подобные попытки нельзя назвать совсем уж бессмысленными.



Однако бизнесменов и политиков такие утверждения не убедили. Компании теряли слишком большие деньги. Отказ от прохода через Суэцкий канал и альтернативный маршрут вокруг Африки означали лишние 8-10 дней пути и дополнительные траты на горючее — от 800 тысяч до 3 миллионов долларов в зависимости от размера судна. Также пиратство негативно сказывалось на экономиках соседних государств. Особенно пострадали туризм и рыболовство. В конце концов, неаккуратное нападение на очередной танкер из Персидского залива могло повлечь настоящую, а не выдвигаемую пиратами в качестве оправдания, экологическую катастрофу — разбойники редко соблюдают технику безопасности.

За пиратов взялись всерьез. Крупные страны наращивали присутствие своих флотов в регионе. Весной 2012 года на базы бандитов обрушились авиаудары. Укреплялось и сотрудничество с Пунтлендом — сомалийской провинцией, бывшей некогда одним из рассадников пиратства. Благодаря заграничным деньгам и под надзором ООН была организована пунтлендская морская полиция, которая стала выполнять функции береговой охраны. Все вместе это дало результат — за последние пять лет сомалийским пиратам удалось захватить лишь одно крупное судно.

Морские тигры



Как ни странно, пиратами может двигать не только жажда наживы. Звон пиастров или шелест долларовых купюр может быть хотя бы частично заменен идеями национально-освободительной борьбы. В этом смысле показательна история «Морских тигров» — отделения повстанческого движения «Тигры освобождения Тамил-Илама», воюющего за образование тамильского национального государства.



В южноазиатском островном государстве Шри-Ланка проживает 21 миллион человек. Три миллиона из них составляют тамилы, говорящие на своем языке и исповедующие индуизм — в стране с преобладающим буддистским населением. В 1977 году рознь между тамилами и сингалами (70 процентов жителей Шри-Ланки) привела к беспорядкам с сотнями убитых. Ситуация постепенно ухудшалась, и летом 1983-го в стране началась гражданская война.

Пользуясь преимуществами островного положения, тамильские сепаратисты создали подразделение для действий на воде, «Морских тигров». Они представляли нечто среднее между хорошо организованными пиратами и группой религиозных фанатиков. То были бойцы, которые воевали на легких быстрых лодках и при необходимости могли пожертвовать собой ради высшей цели. Кроме того, морское отделение тесно сотрудничало с «Черными тиграми» — эти занимались самоубийственными терактами, причем иногда даже за пределами Шри-Ланки. Как-то они завербовали изнасилованную индийскими миротворцами женщину, которая в мае 1991 года подорвала себя, чтобы убить премьер-министра Индии.



«Морских тигров» возглавлял харизматичный человек под псевдонимом Полковник Сусай. Он разбил организацию на 12 секций — одна рекрутировала новобранцев, другая сражалась на воде с регулярным флотом, третья ведала обучением, четвертая — подводно-диверсионной деятельностью, и так далее. Имелась даже культурно-бытовая секция. При этом Сусай располагал собственными верфями, где производились малые суда различных типов и специализаций. Насчитывающие 3-4 тысячи человек, вооруженные до зубов, располагающие японскими средствами связи и германской оптикой, в 90-е годы «Морские тигры» были одним из крупнейших негосударственных боевых флотов.

В течение гражданской войны они вели непримиримые боевые действия с правительством Шри-Ланки, потопив, по разным оценкам, от трети до половины кораблей противника. В 1994 году «Морским тиграм» удалось отправить на дно 330-тонный сторожевик «Сагаравардана» — самый крупный корабль во вражеском флоте. Примечательно, что решающий удар в этом сражении нанесли катера со смертниками — после двух сокрушительных взрывов итог сражения был предопределен. Командир флагмана попал в плен.



Занимались «Морские тигры» и охотой на торговые суда. Так они добывали средства для подпитки боевых действий и заодно наносили удары по экономике врага. Но от их действий страдали не только люди правительства Шри-Ланки. В сентябре 1997 года «тигры» убили пятерых китайцев из команды очередного гражданского судна — и это далеко не единственный случай.

Гражданская война шла с перерывами до 18 мая 2009-го. Незадолго до ее завершения, в апреле того же года, полковник Сусай был убит ракетным ударом. Армия Шри-Ланки собралась с силами и оттеснила «Морских тигров» от береговой линии. Запертые внутри острова, они оказались отрезаны от добычи и внешнего мира, где можно было купить оружие и боеприпасы. Дни сепаратистов были сочтены. Разгром «Морских тигров», самого передового и эффективного подразделения повстанцев, стал разгромом всего движения. История пиратов-смертников завершилась вместе с историей неудавшейся национальной революции.

После окончания Холодной войны мир лишился одного из полюсов и стал более хаотичным. В то же время уровень милитаризации морей резко упал. Оба этих фактора и привели к постепенному расцвету современного пиратства. Если в 1995 году было зарегистрировано 134 морских нападения, то в 2010-м — 489. Затем последовала реакция государств, и к 2014 году количество атак сократилось почти вдвое, до 245 актов. Но и сегодня наблюдаются «тревожные звоночки». Весной этого года, впервые с 2012-го, у берегов Сомали был захвачен танкер — а ведь считалось, что регион удалось успокоить. Пиратству требуется лишь добыча и вакуум власти, и тогда оно неизбежно вновь поднимет голову. А это значит, что человечеству еще не раз придется столкнуться с разбоем на море.

Обсудить