Оглавление

Почему американский дизельпанк – отличная идея для DLC к Iron Harvest

Как реальная история США нашла отражение в стратегии об альтернативных 20-х годах XX века

27 мая вышло дополнение Operation Eagle к стратегии Iron Harvest. Она выделяется прежде всего сеттингом – переосмысленная Первая мировая, выкрученный на максимум дизельпанк, огромные консервные банки-шагоходы. И вот теперь в игру добавят американцев (их фракция названа «Юсонией») и летающие юниты. Отечественному игроку, конечно, интереснее смотреть на схватку немцев, русских и поляков – такие истории к телу все-таки ближе. Но не спешите грустить. Сегодня мы попробуем разобраться, что могло вдохновлять разработчиков на создание Юсонии, ее юнитов и отличительных черт.

На полную катушку



Надо сказать, Америке повезло, пожалуй, больше, чем любой другой державе европейской культуры. Как сказали бы игроки в Civilization, со «стартовой точкой на карте». Она расположилась на богатых ресурсами землях, имеющих удобный выход в море. На самом североамериканском континенте серьезных противников для нее не было – самой напряженной из войн американцев до сих пор остается Гражданская. А от тех, кто мог сражаться на равных, американцы были отделены Атлантическим океаном.

В результате молодая республика оказалась предоставлена сама себе. В XIX веке это обстоятельство совпало с промышленной революцией. Ресурсная база, относительное спокойствие и самые активные и деловитые европейские умы, спешившие за океан из тесной и зарегулированной Европы, — все это стало причиной, по которым американская промышленность стала стремительно крепнуть.



Своего пика она достигла как раз к концу Первой мировой – тогда американцы производили больше товаров, чем все остальные. То есть, пик индустриальной мощи США пришелся на то время, которое и обыгрывает Iron Harvest. Позже соотношение стало потихоньку выравниваться, но и десятки лет спустя Штаты были способны на впечатляющие фокусы. Японцы во Второй мировой, например, построили меньше десяти тяжелых авианосцев, а американцы одних только авианосцев типа «Эссекс» наштамповали почти три десятка штук.

Это при том, что на фронт с Японией выделялась лишь треть военных ресурсов. Остальные уходили на создание армии практически с нуля – производились десятки тысяч танков и самолетов, десятки миллионов комплектов формы, артиллерия, снаряды, патроны, тягачи, грузовики и трактора. Американцы топили противников в бескомпромиссной огневой мощи и численном превосходстве, и это тогда, когда «лучшая форма» индустриального гиганта была уже десятки лет как позади.

Добиться этого им удалось не только благодаря размеру «промышленных бицепсов», но и особенностям производства. В Европе при возведении зданий – например, корпусов тех же заводов – любили тщательно рассчитывать каждую балку. Это делалось не от хорошей жизни – так строители экономили металл. Американцы же выплавляли его столько, что им было выгоднее экономить время. Поэтому они предпочитали разработать один раз и навсегда спектр типовых конструкционных элементов с большим запасом прочности – чтобы применять их можно было в любых, даже неблагоприятных, условиях. В результате никто не тратил время на тщательные расчеты каждой мелочи – объекты возводились быстрее, деньги «крутились», экономика развивалась еще стремительнее.



Свой дизельпанк в первую половину XX века был у всех более-менее развитых держав, но американский шел «на максималках». Все это промышленное могущество и «хорошая жизнь» позволяли возводить самые большие небоскребы, экспериментировать с самыми необычными техническими решениями, строить самые эпичные конструкции.

Инженерная фантазия



Американцы не только первыми в мире подняли в воздух аппарат тяжелее воздуха с двигателем внутреннего сгорания, но и активно развивали авиацию, не останавливаясь даже перед самыми безумными идеями. Они, к примеру, первыми в мире реализовали концепцию полноценного летающего авианосца. Причем и тут подтвердили свои деловые качества – инженерное чудо было задумано отнюдь не из любви к искусству и даже не как средство нанести противнику как можно больший урон. На деле парящие в небе авианосцы были разработаны как, в общем-то, оборонительное оружие, экономящее деньги.

Все дело в том, что в начале 20-х годов в Вашингтоне уже предвидели не только войну с Японией, но и нечто вроде будущего Перл-Харбора. Тихий океан был слишком большим, и опасения, что с его безбрежных просторов в один прекрасный день внезапно выскочит готовый к нанесению удара японский флот, были вовсе не беспочвенны. Спасение было только одно – регулярно эти просторы патрулировать. А на это никаких крейсеров не хватало. Тогда американцы решили сделать ход конем – подключить к делу дирижабли. А еще лучше — сделать их летающей базой для самолетов, чтобы те могли взлетать с них, садиться, заправляться и проходить обслуживание с ремонтом. Так родились два циклопических, размером с линкор, дирижабля-авианосца «Акрон» и «Мейкон».



Что особенно приятно – этот образ явно не прошел мимо взгляда разработчиков Operation Eagle. Уже в трейлере маячили многочисленные американские дирижабли. Чтобы не мелочиться, они сделаны в форме летающих артиллерийских кораблей – выглядит, безусловно, красиво.

Американцы подтверждали свою принадлежность к «немного другому миру» и решениями попроще. Например, их «визитной карточкой» в окопах Первой мировой стал… дробовик. Обычная винчестеровская помпа модели 1897 года, присутствующая практически в каждой игре про первую половину XX века. В стесненных окопных условиях она оказалась более чем смертоносной штукой. Весьма кстати подошла и пропавшая со многих сегодняшних помповых ружей способность вести огонь при зажатом спуске – выстрел происходил, едва затвор досылал патрон в патронник, без траты драгоценных долей секунд на нажатие крючка. Таким образом, пехотинец мог спрыгнуть в окоп, обнаружить там несколько вооруженных болтовыми винтовками человек и «накидать» им смертоносных подарочков 12 калибра быстрее, чем те успевали опомниться и что-то толком предпринять. Еще и требования к прицеливанию у дробовых ружей были намного проще, а выводили из строя на близкой, окопной дистанции они лучше.




Колониальные разборки



Возможности разработчиков не исчерпываются показом выкрученного на максимум дизельпанка с американским колоритом. Одна из миссий кампании показывает высадку американцев где-то в Саудовской Аравии. Конфликт прост – местные оккупированы немцами (то есть, простите, «саксонцами»), Юсония хочет (как это в реальности делали британцы) помочь «арабскому» правителю поднять восстание, чтобы ослабить противника.
В реальности такое тоже существовало – англичане приложили немало усилий, чтобы дестабилизировать восточную часть Османской империи, подключив к делу местных арабов. Этим занимался самый знаменитый (из реальных) британский агент – Томас Эдвард Лоуренс, также известный, как Лоуренс Аравийский. Рейдовые действия выходили очень зажигательными – тут и племенная вражда, и внезапные атаки на турецкие гарнизоны, и засады на поезда в духе Дикого Запада.



Размеры американского рынка вынуждают разработчиков оглядываться на него – даже если изначально заданный сеттинг был от него далек. Так случилось не только со Snowrunner, разбавившим родные сельские пейзажи видами американских штатов, но и с Iron Harvest, вдохновленным совсем другими картинами. Тем не менее, попытка добавить американцев может даже пойти на пользу игре – в конце концов, тут сеттинг нетривиален, это не набившая оскомину высадка в Нормандии.

Обсудить