Оглавление

Почему «Чернобыль» стоит посмотреть каждому любителю игр

Самый масштабный телепроект про известную катастрофу: не лишенный недостатков, но потрясающе детальный, затягивающий и страшный

Вчера вышла последняя серия мини-сериала «Чернобыль» от известного телеканала HBO («Игра престолов», «Прослушка», «Клан Сопрано» и немало других популярных сериалов). Выглядевший поначалу не таким уж большим событием проект Крейга Мазина (соавтор сценариев для третьей и четвертой частей «Очень страшного кино»), неожиданно оказался главной кинотемой сезона, затмив даже финал «Игры престолов». «Чернобыль» уже стал самым рейтинговым телешоу в истории IMDB, а количество обсуждающих, сравнивающих и разоблачающих статей и обсуждений на его тему просто зашкаливает.

Обратить внимание на сериал стоит и любителям игр – «чернобыльская» тема традиционно популярна среди разработчиков, от авторов S.T.A.L.K.E.R. до создателей Warface. Вот только если их традиционно манит современная зона отчуждения вокруг станции и ее возможные ужасы (кстати, в реальности зона отчуждения из-за отсутствия людей превратилась в настоящий заповедник дикой природы), то авторы сериала будто подсказывают – сама катастрофа и первые месяцы после нее выглядели даже страшнее, чем любой из уровней того же «Сталкера».



Итак, 25 апреля на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС начали готовиться к эксперименту, выглядевшему вполне логично: проверить, сколько времени после аварийной остановки реактора раскрученная им паровая турбина сможет вырабатывать электричество для нужд самой станции. Даже на заглушенном реакторе продолжает работать разная электроника: обычно для ее обслуживания используются дизель-генераторы, но на их запуск требуется время – и вот тут как раз может помочь энергия от турбины. Чтобы воспроизвести условия аварийной остановки, от реактора отключили часть систем автоматического управления и безопасности. После этого реактор требовалось вывести на определенную мощность и заглушить.

Звучит доступно, но на практике все очень сложно. Реактор – штука непростая в управлении. Просто выставить нужную мощность на нем нельзя: она постоянно будет стремиться вырасти и упасть, а контролировать этот процесс приходится выводя или вводя в реактор специальные управляющие стержни. Проблем добавляла и неудачная конструкция реактора РБМК-1000 на Чернобыльской станции: в определенных режимах он начинал почти неконтролируемо набирать мощность, а управляющие стержни, входя в свои каналы, перед тем, как сбросить мощность, на короткое время добавляли ее (так называемый «концевой эффект»). При нормальной эксплуатации это почти не проявлялось, но в ночь на 26 апреля из-за затянувшегося эксперимента, отключенной автоматики и ошибок персонала, на четвертом энергоблоке создалась именно такая ситуация. Практически неуправляемый реактор начал набирать мощность, инженеры управления решили глушить его и сбросили в реактор все стержни. Сработавший «концевой эффект» добавил мощности – и этого оказалось достаточно для взрыва.

До сих пор ведутся споры, на ком лежит основная вина за катастрофу: на персонале станции, конструкторах реактора, или вовсе на чиновниках сразу нескольких ведомств, действия которых привели к не лучшей ситуации в атомной отрасли СССР. В сериале по этому поводу не сказано ничего нового, хотя эпизод с выступлением академика Легасова перед судом – пожалуй, самое короткое, наглядное и понятное объяснение случившегося, которое я видел.



Собственно, вопрос «Кто виноват?» и ответы, которые дает на него «Чернобыль» — самая сложная часть для зрителя из России. Все-таки сериал снят в США, рассказывает о временах СССР, и делает это так, как понравится далеко не каждому. Вопросы о том, грамотно ли государство занимается ликвидацией последствий катастрофы, объективно ли ведется расследование, достаточные ли меры принимаются, чтобы чернобыльская история не повторилась на других станциях, возникали еще в советские времена. Достаточно вспомнить, что тот же Легасов (играл одну из ключевых ролей в ликвидации последствий и расследовании катастрофы) покончил с собой ровно через два года после случившегося. Но сериал временами все-таки заносит в откровенную «клюкву», причем там, где это не нужно. Например, когда Заместитель председателя Совмина СССР Борис Щербина угрожает академику-атомщику Легасову, что может выкинуть его из вертолета. Авторы, впрочем, достаточно быстро одергивают сами себя — и уже в Чернобыле Щербина предстает грамотным и смелым руководителем операции по ликвидации последствий.

Если же отстроиться от политической темы, то «Чернобыль» оказывается сериалом, к которому практически не предъявить претензий. Главная тема первых эпизодов – страх человека перед созданной им же машиной, которая вышла из-под контроля. Знаменитые слова «Я все сделал правильно», которые начальник смены Александр Акимов будет раз за разом повторять до самой смерти в московской клинике. Общая растерянность, когда работников станции отправляли бродить буквально по осколкам реактора, а после не верили докладам о его разрушении. И пришедшее внезапно спасительное объяснение случившемуся: взрыв произошел в одном из баков аварийной системы, реактор же цел и в него надо подавать воду для охлаждения. Эта информация быстро ушла руководству станции, а оттуда еще выше, до самого Кремля – и, из-за занижения масштабов аварии, были потеряно драгоценное время.

Параллельно с этим «Чернобыль» начинает рассказывать о личном подвиге сотен тысяч людей, которые ликвидировали последствия катастрофы. Причем сценаристы отрабатывают эту тему с огромным вниманием, касаясь не самых известных историй. Например, о героизме пожарных, тушивших крышу станции, краем уха слышал почти каждый. А вот о поступке супруги одного из них, Василия Игнатенко, поехавшей за пострадавшим мужем в Москву, и ухаживавшей за ним до самой смерти от лучевой болезни, вспоминают уже не так часто – сериал же передает историю Людмилы пугающе детально.



И таких историй в сериале полно. «Биороботы», убиравшие графит с крыши уничтоженного реактора, аквалангисты, сливавшие воду из подвалов, обычные солдаты, решавшие вопрос с домашними животными, оставленными после эвакуации Припяти – каждая берет по-своему, особенно когда знаешь, что вещи это не придуманные. Даже наоборот, сериал местами сглаживает истории, которые в воспоминаниях реальных участников выглядят еще страшнее.

«Чернобыль» регулярно обрывает второстепенные ветки чуть ли не середине – непозволительный для большинства сценаристов ход. Но здесь он будто сделан специально: показать, какой хаос и спешка творились в первые месяцы ликвидации последствий аварии, когда через Чернобыльскую зону прошло несколько сотен тысяч человек, о дальнейшей судьбе которых действительно нередко не задумывались – просто потому, что было некогда.

Просмотр «Чернобыля» почему-то напомнил об игре, больше других поразившей меня в прошлом году – KURSK от польской студии Jujubee. От истории гибели подлодки в польском изложении не ожидали ничего хорошего – но небольшой коллектив разработчиков выдал игру хоть и устаревшую технически, но очень атмосферную и аккуратно обращающуюся с фактами. Честно говоря, что-то подобное хотелось бы увидеть и по Чернобыльской катастрофе – ее история, пересказанная в интерактивном формате, смотрелась бы не хуже второго «Сталкера». Ну, а пока такой игры не вышло – действительно, стоит посмотреть «Чернобыль», и не останавливаться на этом. Прочтите хотя бы классическую «Чернобыльскую тетрадь» атомщика Григория Медведева, изданную еще в СССР, но дающую объективный и детальный разбор катастрофы.

Обсудить