Оглавление

Почему делать отдельный интернет – плохая идея

Убытки в IT-индустрии, рост пиратства, меньше услуг для обычных пользователей, ограничение свободы слова — рассказываем, чем России грозит ограничение интернета

12 февраля Государственная дума РФ в первом чтении приняла законопроект об изоляции российского сегмента интернета. Несмотря на пугающее название, утверждается, что закон направлен на обеспечение безопасности рунета в критических условиях — например, если конфликт с западными странами достигнет такого уровня, что «там» решат дернуть рубильник, отключив Россию. Ну или просто на случай серьезных неполадок в глобальной сети. Но некоторые специалисты опасаются, что технические меры, принятые для реализации этого закона, позволят властям с легкостью ограничивать российский интернет, закрывая гражданам доступ к любым сайтам и сервисам, которые будут признаны «неблагонадежными».

Более того, идея ограничить интернет обсуждается некоторыми чиновниками уже сравнительно давно. Например, 29 января 2018 года Всероссийский центр изучения общественного мнения опубликовал результаты опроса на тему, поддерживают ли россияне создание интернета в рамках стран БРИКС (политическая организация, включающая Россию, Китай, Бразилию, Индию и Южно-Африканскую Республику). Поводом для опроса стало прошлогоднее распоряжение Совета безопасности России о создании в странах БРИКС собственной системы серверов доменных имен (DNS). Сейчас DNS-серверы находятся в ведении организаций ICANN, IANA и VeriSign, которые в свою очередь контролируются западными странами, и российские власти опасаются, что в случае конфликта российские домены могут быть убраны из каталога DNS, что приведет к проблемам в работе российского сегмента интернета. Но, по заявлениям опрошенных РБК специалистов, в таком случае достаточно будет использовать зеркала уже существующих серверов (технологию опробовали на учениях несколько лет назад), а вот создание альтернативных DNS-серверов фактически будет означать появление альтернативного интернета, максимально отделенного от общемирового.

Опрос ВЦИОМ намекал на альтернативный интернет сразу с заголовка: «Независимый от США интернет: иллюзия или реальность?». Интересно, что в рамках опроса 52% респондентов поддержали развитие интернета, объединяющего весь мир, а за создание интернета в границах России и нескольких государств высказались только 13%. Но когда отдельно был задан вопрос о поддержки инициативы создания интернета в рамках стран БРИКС, то ее одобрили 58%. Среди стран, с которыми России стоило бы создать «свой интернет», называются Белоруссия, Китай и Казахстан.

Конечно, прямо завтра отдельный интернет не появится: конкретного решения на этой счет не принято, да и технически это задача минимум на несколько лет. Но давайте представим самый плохой вариант: допустим, имеется в виду целиком отдельный от остального мира интернет. Ниже мы постараемся объяснить, почему создание «своего интернета» для России, равно как и для стран БРИКС, станет огромным шагом назад.

Нет общего языка





Современный интернет держится на английском языке — большинство пользователей знают его на достаточном уровне, чтобы сориентироваться на зарубежном сайте, скачать оттуда нужный файл или, например, сделать заказ в интернет-магазине. Международный язык связывает и национальные сегменты интернета — английский позволяет общаться людям из, например, Испании и Японии.

В рамках БРИКС сейчас нет языка, способного заменить английский. Наиболее подходящим кандидатом является китайский (хотя бы потому, что в Китае пользователей столько же, сколько в остальных странах БРИКС, вместе взятых), но он сложен в изучении, а в остальных странах БРИКС вряд ли найдется достаточное количество специалистов для массового преподавания китайского. Похожие проблемы возникнут и при попытке перейти на любой другой распространенный в БРИКС язык — от русского до португальского. В итоге созданный в рамках нескольких стран интернет так и останется в формате локальных сегментов — а вот сильный международный сегмент вряд ли появится из-за отсутствия общего языка.

Плюс не факт, что идея создания собственного интернета будет с энтузиазмом поддержана всеми странами БРИКС. Та же самая Индия в 2017 году выручила почти 100 миллиардов долларов на аутсорсе IT-услуг — приличная сумма, зарабатывать которую можно только при полностью прозрачных границах сети.

Упадет качество



Отсутствие границ сделало интернет уникальным рынком: какую бы программу или услугу вы не искали, всегда будет доступно множество вариантов — от крупных коллективов до авторов-одиночек. Соперничество двигает рынок вперед: стремясь получить больше пользователей, конкуренты постоянно придумывают новые функции и сервисы, и быстро заимствуют самые удачные идеи друг у друга. Любые барьеры сделают российский рынок доступным только для крупных зарубежных компаний. Ведь придется получать разрешения, создавать отдельный сайт, или регистрироваться в локальных магазинах — для небольшой компании или разработчика-одиночки это будет непросто.

Единственный пример страны с успешно функционирующим «своим» интернетом — Китай. Мы опросили несколько человек, которым довелось жить и работать в Поднебесной, и, по их словам, во многом китайский интернет даже впереди — например, через мессенджер WeChat можно делать практически все, что угодно, от бронирования номеров в отеле и до оплаты покупки на провинциальном овощном рынке. Но при этом китайцы отстают в дизайне, плюс обособленность интернета создает локальные неудобства — вместо Google Play в Китае существуют десятки магазинов с программами для Android, в которых легко запутаться.

Но важно понимать, что, во-первых, китайский интернет не полностью обособлен (запрещены только самые крупные сайты и сервисы, а остальные просто плохо функционируют из-за государственного файрволла), во-вторых, создавать национальную инфраструктуру в Китае начали аж в 1999 году, а, в-третьих, жители КНР составляют около 20% от пользователей интернета во всем мире, поэтому многие разработчики ПО прилагают немалые усилия, чтобы пробиться на этот рынок. В России пользователей сети в семь раз меньше, чем в Китае, поэтому подобных возможностей у нас не будет.

Вырастет рынок нелегальных услуг



Где есть запрет — всегда есть спрос на способы, какими его можно обойти. В том же Китае существует серый рынок VPN-сервисов, позволяющих заходить на иностранные сайты. В случае полного отделения интернета, вероятно придется искать другие технологии обхода — и если они появятся, то вряд ли будут легальными. А нелегальные услуги — это всегда риски.

Кроме того, расцветет пиратство: лишившись официальных каналов покупки программ, пользователи будут искать альтернативные пути. Чем плох пиратский софт, мы все знаем: низкое качество взломанных программ, отсутствие поддержки и оперативных обновлений, а также высокие шансы подхватить вирус.

Станет сложнее вести бизнес и развиваться





Когда иностранец приезжает в Россию, он общается через электронную почту и популярные мессенджеры, использует Google Docs, нужные материалы хранит в Google Drive, а сделанные во время прогулки фото выкладывает в социальные сети. В случае отдельного интернета эти услуги будут недоступны — и придется переучиваться на местные сервисы. Аналогично с россиянином, едущим за рубеж — ему тоже придется переключаться с одного софта на другой, который еще надо будет скачать (в России он будет недоступен).

Отсутствие доступа к зарубежному интернету отбросит назад практически любую сферу исследований. Сегодня действительно качественные научные работы принято готовить на английском и публиковать в международных изданиях — без доступа к ним заниматься наукой станет намного труднее. В сети можно найти множество полезных материалов для людей, занимающихся самыми разными делами — от ремонта электроники и до лечения онкологических заболеваний. Намного сложнее станет учить иностранные языки: сегодня в интернете можно найти учителя или собеседника по любому языку.

Да, на данный момент русский язык считается вторым по распространенности в интернете (вероятно, все-таки третьим, так как китайский посчитать невозможно) — он используется на 6,8% всех сайтов (английский — на 51,2%). Но этот результат не должен вводить в заблуждение: значительная часть контента на российских сайтах — переводы с английского, которых после разграничения не станет.

Пострадает свобода слова



Еще один недостаток закрытого интернета — стремление государства контролировать все и вся. Например, есть информация, что к 2020 году власти планируют запустить рейтинг «социального кредитования», учитывающий хорошие и плохие поступки гражданина и выставляющий ему итоговую «оценку». Детали системы пока не раскрыты, но пресса рисует поистине оруэлловскую картину: рейтинг, например, может зависеть от круга общения, поэтому не исключено, что от «проштрафившегося» гражданина отвернутся его недавние друзья.

Свобода интернета отлично ограничивает цензуру — ведь если слишком сильно закручивать гайки в, например, отечественной социальной сети, то часть пользователей обязательно «мигрирует» в иностранную, где не будет никаких рычагов влияния на них. И наоборот: когда возможности «убежать» нет, то можно контролировать пользователей любыми, самыми жесткими способами.
Такая ситуация характерна не только для России: в Европе и США власти так же регулярно пытаются закрутить гайки, ограничив свободу сети. Но это как раз тот случай, когда стоило бы не повторять зарубежный опыт, а сделать строго противоположное — чем свободнее будет российский сегмент сети, тем более интересным и востребованным он станет.

Отечественные IT-компании потеряют огромный рынок





«Яндекс» раньше Google запускает основанный на нейросети алгоритм поиска, на стажировку в студию Артемия Лебедева стремятся попасть иностранные студенты, а антивирус Касперского оказывается востребован даже в государственных структурах США — список подобных достижений можно продолжать долго. Создание веб-сервисов — одна из высокотехнологичных областей, где у России все действительно неплохо. Мы выпускаем отличные поисковики, социальные сети с десятками миллионов пользователей, и множество сервисов и программ на любой вкус.

В каком-то смысле это может подтолкнуть к созданию локального интернета — Россия является одной из немногих стран, способных без затруднений построить почти всю инфраструктуру. Для местных разработчиков это будет отличным способом заработать на рынке, где почти не останется серьезных соперников. Но, как мы уже писали, отсутствие конкуренции со временем скажется на качестве. Да и выйти на международный рынок отечественным компаниям станет заметно сложнее — а ведь на нем можно заработать куда больше.

Претензии Совбеза к тому, что контроль за DNS-серверами во многом зависит от одной страны, понятны. Тем более, что речь идет о США, отношения с которыми сейчас на очень низком уровне. С другой стороны, нам не удалось найти примеров, когда США пробовали бы «выключить» интернет какому-то государству — все попытки ограничения интернета идут как раз от властей стран, где он ограничивается. В условиях информационной войны максимально открытая глобальная сеть наоборот интересна всем ее участникам: контролировать информацию в ней заметно сложнее, чем в традиционных СМИ, поэтому интернет будет оставаться лучшим способом донести свою точку зрения до противоположной стороны.

Так что доводить ситуацию до паранойи и создания собственного интернета не стоит. Известно, что Россия уже пыталась договориться о смене структуры управления глобальной сетью, но это закончилось ничем. Вероятно, все-таки стоит продолжить эти попытки, параллельно помогая русскому сегменту сети становится более значимым и важным. Ну а если кто-то на Западе все же решит отставить Россию без интернета, — то опыт учений 2014 года показал, что это вполне решаемая проблема
.

Обсудить