Оглавление

С кем еще подраться Кратосу

Ирландская богиня войны, повелительница японского ада, летающий налим, комары-убийцы и другие боги и мифические существа, с которыми не грех было бы смахнуться герою God of War

В новой God of War Кратос перебрался из Греции в холодную Скандинавию. Естественно, в новых землях ему предстоит лицом к лицу встретиться со многими представителями местного пантеона и просто с мифическими существами. Но религий в истории человечества было множество, и чуть ли не в каждой для Кратоса найдется достойный спарринг-партнер. Мы решили вспомнить самые многообещающие в этом смысле пантеоны и наиболее ярких их представителей, в надежде подобрать могучему спартанцу соперников на будущее.

Кельты. Роковая красавица



Кельтский пантеон — один из самых богатых и разветвленных в мире. Чуть ли не все кельтские боги — воины, но есть среди них богиня, особенно сильно связанная с войной и смертью.

Морриган, также известная как Ворона битв или Чудовищная женщина, это настоящая роковая дама ирландского эпоса. Злобная, сексуальная и порывистая богиня требовала, чтобы ей посвящали головы убитых врагов, вдохновляла воинов, кружила над полями сражений в образе вороны и выбирала, кому умереть. Сама Моррриган обычно не участвовала в битвах лично (хотя никогда не расставалась с двумя копьями), но легко могла помочь воителю, который привлек ее внимание. Или наоборот — обречь его на смерть.



Именно Морриган был виновна в гибели самого могучего и прославленного героя ирландского эпоса — Кухулина. Тот и сам был таким персонажем, что встретиться с ним не пожелаешь и врагу. На каждой руке и ноге у него было по семь пальцев, на щеках — ямочки разного цвета (голубая, пурпурная, зеленая и желтая), а в каждом глазу — по семь зрачков. Рассказывают, что как-то Кухулин решил покрасоваться перед девушками, а чтобы не ударить в грязь лицом, пошел к ним с отрубленными головами врагов в руках.

К такому красавцу было не стыдно подкатить даже богине. Морриган явилась к Кухулину в облике смертной красавицы, но Кухулин ее отверг, да еще и посмеялся над гостьей. Богиня войны и смерти не могла снести такой обиды и принялась всячески вредить герою. Во время очередной схватки Кухулину принялись мешать различные животные: сперва угорь попытался связать ему ноги, затем на него напала волчица, а затем его чуть не протаранила корова. Конечно же, все это была Морриган. Впрочем, успеха она не добилась: угря Кухулин раздавил, волчицу и корову ранил. Побитая богиня бежала с поля боя, но не успокоилась и пообещала всегда сторожить смертное ложе своего обидчика.



В конце концов Морриган одолела Кухулина хитростью. Тот когда-то дал весьма специфический обет: не есть собачьего мяса. Когда он уходил на последнее в жизни побоище, богиня превратилась сразу в трех старух, которые обманом накормили Кухулина собачатиной. Нарушив клятву, еще недавно могущественный герой ослабел и в тот же день погиб на поле битвы. Последним, что увидел уже смертельно раненый ирландский богатырь, была ворона — в этом обличье ему явилась напоследок богиня, которую он отверг.

Япония. Семейные дрязги и бог-самурай



У Японии религиозная история сложная. Там распространен буддизм, есть немало христиан, но японцы породили и собственную веру — синто. С точки зрения японских верующих нормально верить в богов сразу нескольких конфессий. Правда, мало кто из тамошних богов отличался кротостью и миролюбием. Даже Идзанаги, бог, создавший Японию, был воинственным небожителем. Первый японский остров — это застывшие капли жидкости, которые стекли с его копья.

Его жена Идзанами — и того хлеще. До определенного момента супруги жили душа в душу, но потом у них приключилась размолвка. Началось все с того, что Идзанами умерла, рожая бога огня. Опечаленный Идзанаги с горя убил новорожденного и порубил на части, а затем пошел искать любимую в царство мертвых. Смерть браку не помеха, и жену он действительно нашел. Но, когда Идзанаги пришел к возлюбленной, та попросила его ни в коем случае не разжигать огня. Разумеется, супруг ровно это и сделал, и обнаружил, что его жена превратилась в разлагающееся омерзительное чудовище. Не выдержав позора, Идзанами спустила на мужа чудовищных ведьм, мелких свирепых богов грома райджинов и других мрачных существ. Идзанаги благоразумно убежал, вход в Страну Мрака завалил огромной скалой, а затем объявил о разводе с покойницей. Идзанами же пообещала из пещеры, что будет убивать по тысяче человек каждый день. Впрочем, Идзанаги взял встречное обязательство: что плодиться люди будут быстрее, чем его бывшая сможет их убивать. Так некогда прекрасная, а ныне чудовищная матерь японских богов обозначилась как свирепый противник небожителей и людей, богиня смерти и правительница подземного царства. Правда, у ее демонического войска есть один фатальный недостаток: эта нечисть очень боится персиков. Идзанаги не мог отбиться мечом, но благополучно задержал преследователей, швыряя в них фруктами.



Однако главной ударной силой японского пантеона, безусловно, должен выступить Хатиман. Он покровительствовал не столько войне как таковой, сколько воинскому сословию. Поначалу он вообще не входил в список богов, но в эпоху становления самураев стал этаким богом-служакой, богом государственной безопасности Японии. Его изображения обычно довольно просты: Хатиман, как обычный человек, ездит на лошади, как обычный воин стреляет из лука. Но именно этим он импонировал мрачным и суровым самураям. Хатиман не путешествовал по небесам, это было божество, готовое участвовать в походах и ходить в атаку вместе с ними. Разве что он позволял себе некоторые вольности, воплощаясь в облике зеркала, чтобы осветить персону императора, и в облике меча, сокрушающего вражеские страны.

Сверхъестественные силы Хатимана тоже были вполне конкретными. Поджечь стрелы, чтобы воспламенить чужие укрепления, осушить ров, вызвать ветер. Именно под его мудрым руководством клан Минамото выиграл гражданскую войну в Японии и положил начало многовековому правлению самураев. Правда, у бога-самурая все-таки имелись некоторые особенности, позволявшие отличить его от простого воина: у него было восемь голов. При этом, по японскому обычаю смешивать традиционные верования с заморскими, восьмиголовый бог-воин воплощал в себе сразу трех будд. Тут, правда, крылось некоторое противоречие, потому что если ты милосердный бодхисатва, то не должен вредить живым существам, а если бог войны, то делать это иногда все же приходится. Так что Хатиман не просто демонстрировал силу, но и применял ее обдуманно, только когда убить кого-то было действительно необходимо.



Главное деяние Хатимана прекрасно известно. Будучи богом, близким к нуждам людей, он наслал на монголов волшебный ветер, тот самый «камикадзе», утопивший флот завоевателей, решивших вторгнуться в Японию. На случай, если буря сама по себе монголов не впечатлит, Хатиман вывел из океанской глубины дракона, и заодно поджег под незваными гостями море. Такого комбо монголы не выдержали, и больше на Японию походами не ходили.

Ханты. Комары апокалипсиса



Еще до появления в Сибири первых гостей из европейской части континента, населявшие ее народы беспощадно резали друг друга из-за немногочисленных плодородных участков, пастбищ и лесов. Ресурсов для поддержания жизни в этих краях мало, так что на суровой земле и боги рождались суровые. В разных краях Сибири верили в разных богов, но одним из самых подробно описанных был пантеон хантов и манси.

Подобно скандинавам, у хантов мир крутился вокруг великого дерева. Только в центре мироздания у них находился не ясень, а береза. Именно по этой великой березе местные шаманы поднимались в верхний мир, и на ней же стояли гнезда, в которых зрели души еще не родившихся шаманов. Местные жители верили, что землю слепил из ила со дна мирового океана бог Торум. Правда, часть суши — плод творчества гагары, которую Торум посылал на дно за стройматериалом. Гагара пыталась схоронить часть ила для себя, но в итоге просто сплюнула его на землю, создав таким образом Урал.



После сотворения земля сама собой стала увеличиваться. Но Торум был не лишен инженерной жилки: чтобы суша не слишком разрасталась и не утонула в под собственным весом, он велел богу моря Вит-кулю ее подъедать, а для балансировки качающейся на волнах тверди бросил посреди нее пояс, создав горы. Правда, кроме этих полезных дел Торум проломил посохом дыру в земле, через которую в мир проникают насекомые и болезни. Так что где-то в Сибири существует громадный пролом до дна мира, откуда прилетают созданные верховным богом комары.

Кроме туч насекомых, Торум способен насылать и огненные штормы. Именно так он управился с первой цивилизацией на Земле — отырами. Сибирские заброшенные городища — это остатки именно их жилищ. Когда-то Торум, разозленный враждебностью отыров друг к другу, сжег землю огненным смерчем. Вторая попытка — с людьми — оказалась удачнее. После их создания Торум больше не сжигал планету, ограничиваясь локальными карами в виде лесных пожаров. Однако на всякий случай в своих чертогах он хранит три вида воды: живую, мертвую и специальную воду для всемирного потопа. В случае менее значительных проблем он способен насылать на неугодных стаи боевых медведей.

Собственно, первый медведь, Консыг-ойка, был сыном верховного бога. Однако он же стал и первым медведем-людоедом. Консыг-ойку спустили на землю на железной цепи, и, гуляя по поверхности, он наткнулся на остров, где было много ягод — и собирающих эти ягоды людей. Консыг-ойка решил попробовать их на вкус и слопал маленькую девочку. Он пытался съесть и других, но тут явились богатыри с рогатинами, топорами, луками и собаками и расправились с божественным людоедом. После этого людям разрешили убивать медведей, но процесс требовалось соответствующим образом обставить: убитому медведю нужно было воздать почести, чтобы его душа вернулась в верхний мир и могла возродиться.



Один из сибирских эпических героев, Усынг, нарушил этот запрет и не просто убил медведя, а еще и осквернил его тело — отдал мясо собакам, а шкуру порубил. Душа убитого отправилась к Торуму с жалобой. Перевоплотиться в медведя вновь она уже не могла, поэтому обежала сородичей в виде мыши — и нажаловалась на Усынга, наслав на охотника всех медведей в округе. Однако преступник вместе с сыновьями отбил нападение, и тогда с неба явился первопредок — тот самый первый медведь-людоед, спущенный с цепи. Он и уничтожил незадачливого богатыря, нарушившего соглашение. Кстати, кроме медведя у коренных жителей Сибири было и еще одно божественное чудище — гигантский налим. У рыбы были крылья, на которых она пикировала на оленеводов и поедала их вместе с оленями и нартами. Чужих богов этот монстр не уважал: жертвой крылатой рыбы как-то стал среди прочих поп с крестом, пытавшийся остановить страшилище. В конце концов, чудищу смогли отрубить крылья, после чего налим перестал поедать оленей и их хозяев на твердой земле.

Как видите, и сам Торум, и многие его создания — существа неприятные. А ведь у него есть еще и брат, наиболее зловредный местный бог — Куль-отыр. Его сбросили с неба, но он и под землей устроился неплохо. Куль-отыр ходит в смертоносной шубе, которая заражает неизлечимыми болезнями всех, кто к ней прикоснется. Сам же он очень занят. Во-первых, Куль-отыр принимает списки тех, кому надлежит умереть — и на лодке доставляет души в загробный мир, который находится где-то за нынешним Салехардом, в низовьях Оби. Он же руководит обширным хозяйством леших, водяных и прочих злобных духов. Духи — лунги — у хантов живут практически повсюду. Есть духи, ответственные за голод, оленей, уровень воды, ветер. Причем все лунги очень активно взаимодействуют с людьми, и требуют жертв. Так что должность заведующего духами не синекура. Наконец, Куль-отыр ведает болезнями.

Этот бог требует жертв, но при этом доставляет множество хлопот пастве. Дело в том, что он не сидит на одном месте, и его святилища постоянно приходится переносить. Возможно, это связано с тем, что отношения между братьями далеки от идиллических, и Торум периодически устраивает бури над местами, где поклоняются его родственнику. Его можно понять: в конце времен войско духов Куль-отыра пойдет по земле, поедая всех на своем пути, а затем мир опять погрузится в огненную купель, где людей еще и будут пожирать циклопические комары. После гибели человечества, когда последние люди обратятся в прах, над землей останутся летать только бесплотные, но живые лунги.

За свою историю человечество выдумало множество историй о могущественных и гневливых существах. Это лишь некоторые примеры таких фантазий. Так что, если сериал God of War будет продолжаться и дальше, у его создателей точно хватит материала, а у главного героя — достойных противников. Что не может не радовать.

Обсудить