Оглавление

Самые серьезные видеоигры

Как работают тренажеры для военных: сегодня можно научиться разминировать бомбу, потушить пожар, прокатиться на танке и даже полетать на боевом вертолете

Видеоигры десятилетиями воспринимаются как развлечение для детей. Однако в руках военных они давно стали средством для подготовки специалистов. И речь не об очередной Call of Duty, и даже не о духовных наследниках Arma. Настоящие тренажеры для военных — очень сложные системы. Рассказываем, как они устроены и в каких областях ими пользуются.

Впечатляющая экономия



Представьте себе руль, продвинутое геймерское кресло, лучшие динамики и монитор — и получите военный тренажер по космической цене. Несмотря на высокую стоимость, любое такое устройство помогает экономить деньги. А все потому, что военная техника обходится еще дороже. Машины надо обслуживать — регулярно менять расходники и заливать топливо. Делать это могут только квалифицированные специалисты, которые тоже стоят денег. Так, например, полетный час вертолета стоит сотни тысяч рублей. При таких затратах базовые навыки проще и дешевле отработать на тренажере.



Сложно сказать, как бы повернулась история, если бы подобные устройства существовали во времена Второй мировой войны. События того периода наглядно демонстрируют важность и необходимость тренажеров. Возьмем, к примеру, летчиков из Америки, Германии и Японии. Первая страна была богаче второй и третьей вместе взятых и имела собственные источники высококачественного топлива. Имея на руках такие ресурсы, ВВС США массово готовили пилотов по усредненным программам. Немцы с японцами ничем подобным не обладали, поэтому пытались выкрутиться, тщательно собирая авиакулак из лучших.

В первые годы войны пилоты Оси за счет техники, мощи и опыта сбили немало самолетов. Но как только война затянулась, количество асов начало уменьшаться. На их место требовались новые кадры. Германия и Япония больше не могли тратить годы на подготовку элитного корпуса летчиков. Поэтому инструкторы разработали ускоренные программы по обучению пилотов.

Средний уровень летчиков Оси резко упал, и теперь американский «середняк» легко с ними разбирался. Апогеем стала знаменитая «Марианская охота на индюшек» в июне 1944 года. Сражение так прозвали за то, что среднее соотношение сбитых самолетов у японцев и американцев дошло до пропорции 20:1 в пользу последних.

Чтобы не допустить подобного, как раз нужны тренажеры. На них можно не только обучать азам, но и воспроизводить разные боевые ситуации и прорабатывать тактические схемы. Полноценного опыта они, конечно, не дадут, но на топливе и летных часах получится сэкономить.

Разминирование в VR





Сапер ошибается один раз. Чтобы минимизировать риск в боевых условиях, можно тренироваться на макетах взрывных устройств. Но их еще надо изготовить и сделать рабочими, чтобы в случае неудачи загоралась лампочка. А что если хочется отработать сразу много вариантов мин, растяжек и самоделок? Здесь на помощь приходят VR-технологии.

Да, они нужны не только для того, чтобы поиграть в новую часть Half-Life или испытать нервы в Resident Evil 7. Госкорпорация Ростех предлагает VR-программы для тренировки саперов и спасателей. На выставке Армия-2019 можно было попробовать обезвредить мину или предотвратить взрыв газа во время пожара.

Впрочем, подобные устройства есть не только на выставках ОПК. В Екатеринбурге действует пункт отбора контрактников в армию, где кандидаты надевают очки и оказываются на стрельбище с автоматом или в танке. Смысл — дать человеку почувствовать себя в разных условиях. Если он ощутит приступ клаустрофобии, то уже точно не пойдет в танкисты и сэкономит нервы.

Танчики





А еще в военных частях распространены тренажеры для мехводов бронетехники. Угловатая кабина на динамической платформе мало похожа на грозную боевую машину, ассоциации с танком вызывает разве что крышка люка. На деле тренажер помещает пользователя в боевое отделение Т-72 — на рабочее место механика-водителя. Каждый рычаг, каждая кнопка расположены так, как в настоящей машине, чтобы уже во время выезда человек мог полагаться на мышечную память.

По меркам видеоигр графика в таком тренажере уступает даже World of Tanks на запуске. Но главное здесь не это. Будущий мехвод должен следовать по маршруту, правильно разгоняться и переключать передачи. Динамическая платформа реагирует на каждый толчок, торможение и ухаб. Кабину мотыляет туда-сюда, как и при движении в настоящем танке. Все сделано для того, чтобы мехводы могли нарабатывать не только правильную последовательность действий, но и чувствовать машину при малейшем колебании.

Есть свои тренажеры и для наводчиков. Прежде чем тратить настоящие пушечные снаряды и изводить ресурс орудий, действия солдат тренируют на специальном макете. На нем можно отработать не только скорость работы, но и взаимодействие с прицелом, прием новых данных, работу с ориентирами, а также внесение поправок.



А что делать, если наступающие танки уперлись в широкую реку? Переправить боевую машину на плавучем понтоне и дотолкать его до другого берега при помощи катера БМ-460. Это квалифицированная работа для военного инженера, которому могут мешать волны или ветер. Подпускать курсанта сразу к настоящему катеру, танку и понтону не только затратно, но и небезопасно. И здесь снова не обойтись без тренажеров.

Как и в случае с танком, внутри имитируется кабина катера. Вместо иллюминаторов — вырезанные по их форме большие мониторы. Все приборы управления под рукой. Инструктор «забивает» в программу условия, ставит задачу — и поехали. Динамическая платформа имитирует не только последствия маневров, но и качку. Так что привыкают не только руки, но и желудок.



У инженеров вообще много всяких тренажеров. Разгребать завалы на спецтехнике, наводить мосты, водить грузовики по бездорожью — задачи разные и требуют определенных навыков. Поэтому тренажеры, имитирующие езду на КамАЗах, не так удивляют. Кадры обучения на них напоминают игру Snowrunner — только с ухудшенной графикой и куда более продвинутыми средствами управления и реакцией тренажера на действия игрока.

Виртуальные волны



С кораблями ценность тренажеров только возрастает. Водоизмещение измеряется тысячами тонн, мощность силовых установок — десятками тысяч лошадиных сил, а расходы на эксплуатацию в этой сфере еще выше. Поэтому грамотный морской офицер стоит недешево. Если готовить его по ускоренным программам, экономя время и деньги, все может обойтись еще дороже. Японский авианосец «Тайхо» тому пример.



Корабль построили и спустили на воду ближе к концу Второй мировой войны: впечатляющие размеры в 260 метров, мощная авиагруппа и даже бронированная палуба, наличие которой должно было не позволить американским пикировщикам повторить второй Мидуэй.

В июне 1944-го «Тайхо» атаковала американская подводная лодка. Одной торпеды оказалось мало для потопления авианосца. Попадание устроило небольшой пожар и снизило скорость на один узел. Изначально ущерб казался незначительным. Однако взрыв нарушил герметичность баков с авиабензином. Его пары стали медленно распространяться по авианосцу.

На корабле работала неопытная команда — в 1944-м у японцев не было ни топлива, ни времени для полноценной подготовки. Один из офицеров принял верное, как ему казалось, решение — он открыл все люки и включил вентиляцию на полную мощность. Только вместо того, чтобы быстро избавиться от паров, он разнес их по всему кораблю. Дело закончилось скверно: где-то сверкнула искра от проводки, и авианосец взорвался.



Поэтому подготовка лишней не бывает. Для этого во флоте есть учебные корабли и суда. Но, прежде чем отправиться на них, курсанты работают на тренажерах. В Нахимовском училище в Петербурге есть целый класс, по которому раскинуты части корабельного управления. Задача — подготовить будущих штурманов. Когда преподаватель решает, что настало время, курсанты занимают места, каждый — у своего поста, слушают задачу, а потом ведут виртуальный корабль, отображаемый на мониторах, в заданную точку. Если что-то идет не так, преподаватель с курсантами подробно разбирают каждую мелочь.

Как в воздухе, только на земле



Курсант сидит за штурвалом вертолета. Поступает вводная — обнаружен противник, необходима огневая поддержка. Курсант прибавляет, регулирует рули высоты и поворота — вертолет устремляется в атаку. Подлетев к противнику и прицелившись, курсант зажимает нужные гашетки. Цели уничтожены.

Однако в другой части экрана появляется новая группа. Противник выпускает по вертолету две ракеты из ПЗРК. Курсант выполняет маневр уклонения, но слишком резко. Сбившись с верного курса, машина теряет управление и врезается в гору. Вместо того, чтобы догорать в искореженных обломках, курсант вылезает из кабины тренажера и идет к преподавателю для разбора ситуации.



Такие тренажеры, разработанные холдингом «Технодинамика», есть в Ейске, в центре подготовки летчиков ВМФ. Снаружи кабина кажется очередной придумкой Института из Fallout 4. Но важнее не она, а мощные гидравлические опоры, на которых держится тренажер — они наклоняют его в разные стороны, позволяя в полной мере имитировать полет при воздушной турбулентности и отказе систем. То есть, при попадании по вертолету пилота можно научить аккуратно довести машину до базы.

Значение игр растет с каждым годом. Они зарабатывают миллиарды долларов, вытесняют из массовой культуры другие формы развлечения и борются за внимание со спортом. А еще они помогают в подготовке кадров для армий по всему миру. Впрочем, пускай лучше войны идут на экранах мониторов, чем в реальной жизни.

Обсудить