Оглавление

Смертельное просветление

Массовые самоубийства, терроризм, контакты с «зелеными человечками» и другие истории о том, до чего доводит вера во всеведущего гуру

В сюжете выходящей сегодня Far Cry 5 важную роль играет тоталитарная секта, захватившая власть в целом округе штата Монтана. «Врата Эдема» — не первый скрытый от внешнего мира культ в истории игр. В горах GTA V, например, проживали сектанты-каннибалы, которым можно было сдавать случайных попутчиков за деньги. Брались все эти образы, разумеется, не из вакуума — в реальном мире были примеры не менее опасных сект-затворников. О них мы сегодня и поговорим.

Бойня в Джонстауне



Американский пастор Джим Джонс пришел к религии неочевидным путем. В молодости он очень интересовался марксизмом и посещал собрания американских коммунистов. В США времен сенатора Маккарти это, скажем прямо, не поощрялось, поэтому у самого Джонса и его матери периодически возникали проблемы с соседями и законом. Но в середине 50-х годов Джиму пришло в голову, что можно претворить в жизнь социалистические идеи и другим способом — при помощи религии. В итоге он был рукоположен в священники и открыл собственную церковь, которая получила название «Храм народов». При ней были открыты бесплатный детсад, медицинская клиника и столовая для бедных. Из-за этого церковь быстро набирала популярность среди отвергнутых и обездоленных.

Сам Джонс стал видной фигурой среди борцов за гражданские права. Он и его жена были первой белой семьей в штате Индиана, которая усыновила чернокожего ребенка, а во время войны в Корее Джонс призывал прихожан дать приют сиротам, которых породил этот конфликт. Также про него рассказывали, что как-то раз, попав по ошибке в отделение больницы, предназначенное для черных, он наотрез отказался переводиться в «нормальное» крыло и стал ухаживать за другими пациентами, помогая им застилать постели и вынося за ними «утки». Когда же Джонса выписали, он использовал все свое влияние, чтобы заставить больничное руководство отказаться от сегрегации. В 1977 году Джиму даже вручили премию имени Мартина Лютера Кинга.



Но постепенно идиллия начала осыпаться, а пастор, почувствовав власть, принялся закручивать гайки. Покинуть «Храм» становилось все сложнее, появились жесткие дисциплинарные наказания. Членам секты предписывалось исповедоваться в письменном виде, от них требовали доносов на нерадивых братьев и сестер. Пастор отобрал наиболее преданных последователей и раздал им оружие. Теперь они патрулировали территорию с винтовками в руках, не расставаясь с ним даже во время служб. Кроме того, Джонс расторг все браки между прихожанами «Храма», совершенные за пределами секты. Он неустанно повторял: семья иллюзорна, «истинный отец» — только он один. Новые, «настоящие» семьи можно было создавать лишь с его разрешения, которое Джонс давал исключительно самым послушным членам секты. Если же что-то вызывало неудовольствие пастора, он мог в один момент аннулировать брак.

В начале 70-х люди начали уходить из «Храма народов», но многие из тех, кто покинул секту, потом погибали при странных обстоятельствах. Их родственники во внешнем мире требовали расследования. Пастор понимал — дело пахнет жареным, и в конце концов объявил, что ему было явлено божественное откровение: в 1977 году произойдет ядерная война. Под этим предлогом было решено перевезти «Храм» куда-нибудь, где Джонсу не придется беспокоиться об американских властях, полиции и ФБР. В 1974 году секта переехала в Гайану. Всего в Южную Америку отправилось более 1000 человек, а в Штатах осталось лишь несколько небольших групп и отделение в Сан-Франциско, которым управлял сын Джонса.



В Гайане сектанты основали колонию в джунглях, которую в честь гуру нарекли Джонстауном. Духовный лидер первым делом отобрал у паствы паспорта и все книги, а для тех, кто попробовал возмущаться, придумал новое наказание — говорят, что самых буйных отводили в «медицинское отделение» и накачивали психотропными препаратами. Некоторые после этого навсегда оставались «овощами».

Тем временем, родственники некоторых сектантов продолжали давить на американские власти, требуя вернуть их родных. И в ноябре 1978 года все это принесло плоды — в Гайану отправилась делегация журналистов, возглавил которую конгрессмен Лео Райан. Джонс согласился принять гостей и изо всех сил делал вид, что в коммуне все хорошо, но тщетно — 16 человек попросили конгрессмена забрать их обратно в Штаты. Узнав о «предательстве», пастор вышел из себя. По его приказу группа вооруженных сектантов обстреляла Райана и его группу во время посадки в самолеты. В результате погибли сам конгрессмен, три журналиста и один бывший сектант.



После этого Джонс понял, что теперь за «Храм народов» возьмутся всерьез. Варианты заканчивались, и он решил уйти красиво, пока была возможность. Пастор объявил, что «фашисты из правительства США» никогда не оставят секту в покое и объяснил, что единственный выход для его последователей — совершить «революционное самоубийство», которое станет посланием всему остальному миру. К тому времени все, у кого хватало храбрости хоть что-то возразить Джонсу, были либо в бегах, либо в могиле, так что против этой замечательной идеи высказалась лишь одна женщина, заткнуть которую не составило труда.

18 ноября 1978 года сектанты собрались в молитвенном зале, где уже была приготовлена чаша для последнего причастия — большая емкость, наполненная виноградным соком, в котором растворили цианистый калий. Первыми яд выпили 270 детей. Затем — обычные сектанты, а последними — вооруженные охранники. Сам Джонс застрелился. «Революционное самоубийство» совершили 912 человек. Спастись удалось 80 из жителей Джонстауна. Некоторые просто сумели убежать, еще несколько выживших были охранниками, которые не нашли в себе сил выпить яд.



Правда, есть и другая версия событий в Джонстауне, согласно которой, никакого массового самоубийства не было, а поселение было уничтожено во время масштабной спецоперации американских спецслужб. Дело в том, что под конец существования коммуны ее руководство стало очень активно общаться с представителями посольства СССР в Гайане. В Джонстауне опасались, что, даже покинув США, церковь не спасется от преследований, и начали всерьез обсуждать с чиновниками получение советского гражданства и переезд в Советский Союз. На декабрь 1978-го был даже запланирован личный визит Джонса в СССР, в ходе которого пастор должен был уладить последние формальности. Не хватило буквально пары недель.

Кроме того, после трагедии Джонстаун надолго оцепили американцы, не допуская на территорию даже гайянские власти, полноценное расследование не было проведено, вскрытия проводились выборочно и небрежно, а все тела были вывезены на американскую военную базу и там уничтожены в обстановке секретности.



Сторонники теории заговора считают, что Джонс и немногочисленные жители, способные оказать сопротивление, были убиты (отчего у Джонса в черепе и нашли пулю, избежать вскрытия его тела не получилось), а все остальные отравлены. Это якобы подтверждают и уколы, найденные на некоторых телах — мол, тем, кто отказывался принимать яд, его вводили насильно.

Впрочем, выжившие прихожане «Храма народов» склоняются к официальной версии. Они рассказывают, что разговоры о «революционном самоубийстве» впервые начались еще когда секта базировалась в Штатах, а сам Джонс ближе к финалу действительно окончательно превратился в опасного параноика. Так что, несмотря на ряд сомнительных моментов, вероятнее всего, дело обошлось без ЦРУ.

Зарин



В отличие от большинства зарубежных сект, которых в России зачастую просто не знают, название «Аум Синрикё» наверняка знакомо как минимум некоторым нашим читателями. Эта секта появилась в Японии в конце 80-х годов, а основал ее Сёко Асахара. Основа у верований, которые он проповедовал, была буддийская, но гуру без проблем интегрировал в свою философию некоторые элементы индуизма и христианства. Как и Джим Джонс, Асахара предсказывал, что скоро мир сгорит в огне ядерной войны, только по его подсчетам она должна была случиться в 1997 году. Спастись, конечно же, должны были только избранные, а именно — члены «Аум Синрикё».

Очень скоро организация обзавелась всеми признаками деструктивного культа. Те, кто пришел в «Аум Синрикё», не могли ее покинуть — попытка вернуться в нормальный мир каралась смертью. Новички должны были проходить «инициацию», во время которой их накачивали наркотиками. Кроме того, рассказывают, что женщины обязаны были отдаваться «духовному лидеру».



В начале 90-х «Аум Синрикё» пришла и в Россию. Время для этого было очень подходящее: страна была погружена в хаос, старые идеалы рушились на глазах, а с новыми как-то не складывалось. К тому же, секта тогда была достаточно богата, поэтому могла себе позволить потратить гигантские деньги на рекламу. По радио и телевизору каждый день крутили передачи, посвященные «Аум Синрикё», в «Олимпийском» проходили регулярные массовые медитации. Асахара лично приезжал в Москву, общался с духовными и политическими лидерами, среди которых был, например, тогдашний мэр столицы Юрий Лужков. По некоторым данным на пике популярности в российских филиалах секты состояло около 50 тыс. человек.



Все рухнуло весной 1995 года. За несколько лет до того сектанты во главе с Асахарой попытались избраться в японский парламент, но потерпели сокрушительное поражение. После этого Сёко решил, что Япония окончательно погрязла во грехе, и пора переходить к решительным мерам. 20 марта 1995 года Асахара отдал приказ устроить теракт в токийском метро — сектанты распылили на нескольких станциях боевой газ зарин. В результате погибло 12 человек, а несколько тысяч временно лишились зрения. По задумке Асахары теракт должен был приблизить предсказанный им конец света.

Официально в «Аум Синрикё» причастность к атаке отрицали, но тщетно — японская полиция устроила обыски в принадлежащих секте зданиях и нашла доказательства ее причастности к теракту. Например, целую лабораторию для производства боевых отравляющих веществ, а также документы, свидетельствовавшие, что в будущем сектанты хотели переключиться с химического оружия на ядерное. Асахару и еще 11 человек приговорили к смертной казни. Несмотря на это, они живы до сих пор. Как объясняет японист Александр Мещеряков, в японской культуре правительство, убивающее своих оппонентов, считается слабым, поэтому приговор просто не приводят в исполнение. Кроме того, японцы не хотят злить тайных сторонников «Аум Синрикё», остающихся на свободе.

А в том, что они есть, сомневаться не приходится. В том числе и в России, где деятельность «Аум Синрикё» официально запретили в апреле 1995-го. В 2000 году на Дальнем Востоке ФСБ накрыла ячейку, члены которой собирались устроить серию терактов в Японии и освободить Асахару. Деньги для пополнения арсенала они добывали в том числе грабежами и убийствами.

После истории с зарином секта раскололась. «Аум Синрикё» ушла в подполье, а сын Асахары возглавил организацию «Алеф». Сегодня ее члены усердно пытаются отмыться от медийных последствий теракта, регулярно выплачивая щедрые компенсации родственникам жертв и тем, кто выжил, но остался инвалиом. Правда, теперь вся их деятельность проходит под постоянным надзором полиции.

Врата на небо



Секта «Небесные врата», созданная Маршаллом Эпплуайтом в середине 70-х годов, причудливо сочетала христианскую мифологию и научную фантастику. Основатель и его сожительница Бонни Неттлз верили в реинкарнацию и считали себя избранными, новыми мессиями, чье появление было задумано инопланетянами. Названия секты менялись одно за другим, и все стоили друг друга — как вам, например, «Церковь обета безбрачия анонимных сексоголиков» или «Всепреодолевающие анонимы»?

Эпплуайт утверждал, что в заселении Земли людьми важную роль играли пришельцы, которые должны были скоро вернуться и забрать «лучших в эволюции» — то есть, разумеется, членов секты. Еще Маршалл верил, что инопланетяне имеют отношение к сериалу «Звездный путь» и передают с его помощью некие послания, понять которые могут лишь посвященные.



Маршалл и Бонни активно ходили по встречам поклонников оккультизма и нью-эйджистских религий. Там они успешно вербовали сторонников, временами привлекая в общину до половины присутствовавших. Эпплуайт готовил своих людей к контакту с инопланетянами — упор делался на привычный для сект примат духовного над материальным и спартанский образ жизни.

Группа жила в палаточных лагерях, но к концу 70-х Маршалл и Бонни собрали достаточно денег, чтобы снять несколько домов. Маршалл тут же окрестил их «кораблями», а паству — «экипажем». В 1985 году умерла Бонни — лидер, разумеется, объявил, что она «вознеслась» к инопланетянам. К 90-м годам община стала хиреть — от 80 человек осталось лишь 26. Также Эпплуайт выкладывал свои тексты с предсказаниями о грядущем апокалипсисе в интернет, но там его подняли на смех, что, видимо, подкосило Маршалла окончательно. Он объявил войну сексуальности, мешающей вознесению — некоторые мужчины в секте были кастрированы, а членам общины предписали носить одинаковую одежду и прически, чтобы минимизировать половые различия.



В 1996 году Эпплуайт узнал, что к Земле движется комета Хейла-Боппа. Сомнений быть не могло — это космический корабль инопланетян, на борту которого его ждет умершая в 1985-м Бонни. Маршалл видел лишь один путь к «вознесению» — массовое самоубийство. Оно было совершено 22-26 марта 1997 года. 39 членов секты, включая самого Эпплуайта, посмотрев напоследок V эпизод «Звездных войн», отравили себя барбитуратами — в 4 захода группами по 2-15 человек. Небесное вознесение состоялось.

Вот лишь несколько примеров из длинного списка сект, историями о которых почти наверняка так или иначе вдохновлялись создатели Far Cry 5. Как видите, религиозный фундаментализм и безоглядная вера редко приводят к чему-то хорошему. В реальности членов деструктивных культов, как правило, ждет весьма печальная судьба, причем зачастую неважно, идет ли речь о простом прихожанине или о самом гуру. Так что лучше не иметь с сектами никаких дел. Разве что в той же Far Cry 5.

Обсудить