Оглавление

Сражение при озере Балатон: как остановить танковый раш

История провальной попытки прорвать оцепление вокруг Будапешта под занавес Второй мировой

Многие игроки знают, что такое раш превосходящими силами – противник собирает толпу сильных юнитов, выбирает самый слабый участок в обороне соперника и ломится напролом. Стратегия не самая хитрая, но часто срабатывает. 75 лет назад, 6 марта 1945 года, немцы попробовали сделать то же самое. Толпа «Королевских тигров» и «Пантер», вооруженных первыми в мире приборами ночного видения, попыталась прорвать советский фронт в Венгрии и вернуть себе последние нефтяные месторождения. Но исполнявших этот замысел эсесовцев ждало жестокое разочарование.

Последняя ставка Гитлера



К декабрю 1944-го дела Третьего рейха шли из рук вон плохо. Русские на востоке, союзники на западе, и, что хуже всего, и те, и другие успешно наступают. Война, кажется, проиграна еще до вступления советских войск в Берлин – просто потому, что противник захватил все нефтяные районы.

Последней каплей стала потеря Венгрии – Будапешт еще держался в окружении, но его судьба была предрешена. Было ясно, что с падением столицы РККА без проблем отвоюет остальную территорию страны, которая на последние дни 1944-го обеспечивала 80 процентов немецкой нефти. Допустить этого было нельзя – Вторая мировая была войной моторов, и для обороны в ней требовалось не меньше подвижности, чем для наступления.



Шансы на успех у немцев были неплохими – для Красной армии Венгрия была второстепенным направлением. Большую часть танков сосредоточили на Берлинском направлении — там были лучшие машины, экипажи, соединения. В Венгрии осталось сравнительно немного бронетехники – большей частью самоходки.

Но первые попытки в январе разочаровали. Хотя немцы вполне успешно наступали, в том числе, окружая советские части и дважды подходя к отбивающемуся от РККА Будапешту меньше, чем на 20 километров, все атаки вязли в эшелонированной обороне.

Чтобы переломить ситуацию в свою пользу, немецкое командование приняло рискованное решение о переброске сил – погрузившись на поезда, с Западного фронта в Венгрию отправилась 6 танковая армия СС. «Тигры», «Королевские тигры», огромное (больше половины) количество «Пантер», самые разные штурмовые орудия и самоходки, — всего больше 800 единиц бронетехники, не считая еще большего количества бронетранспортеров. Превосходство в танках над советскими войсками было более чем двукратным.

Удар молота



Эсесовская танковая армия прибыла в Венгрию 8 февраля и имела почти месяц для подготовки. Переброска осуществлялась по ночам, принимались строжайшие меры предосторожности. Штабы танковых войск маскировались под органы учебных подразделений, чтобы максимально замаскировать переброску «наступательных» подразделений.



Это, правда, не очень помогло. Советская разведка, может, и не выяснила точные даты и места предстоящих ударов. Но приготовлений было так много, что не заметить их было нельзя. Русские поняли: скоро начнется что-то крупное.

Наступление стартовало 6 марта 1945 года. Немецким танкам предстояло преодолеть 3 полосы обороны – умело и заранее оборудованные, пусть и ничего грандиозного. Траншеи, минные поля, опорные пункты с круговым обстрелом. Оборудовать что-то покруче, как на Курской дуге, не давала ограниченность во времени и ресурсах — направление все-таки второстепенное.

Мешала и мартовская распутица. Уровень грунтовых вод был высоким, поэтому отрытые окопы быстро превращались в канавы. Быт красноармейцев под Балатоном был ничуть не лучше, чем 20 годами ранее при каком-нибудь Пашендейле.

Немцы нагнали под Балатон едва ли не последние самолеты – группы истребителей с бомбами стали реальностью, уже подзабывшейся в 1945 году. Удалось им и накопить боеприпасы для артиллерии. И, конечно, лавина бронированных машин двигалась неумолимо, ведя ураганный огонь прямой наводкой по первым линиям обороняющихся.

Красная армия отвечала заранее подготовленными хитростями. Во-первых, массово применялись артиллерийские засады. Небольшое количество «заигрывающих» орудий, отделенных от атакующих естественным препятствием, демонстративно привлекали к себе внимание. Когда танки отправлялись по самому очевидному пути, чтобы зайти этим орудиям во фланг, в дело вступали основные – засадные – силы, которые располагались так, чтобы бить немцев в тонкие борта. И били.



Еще в советских частях формировали мобильные команды «наглого минирования» – они разъезжали вдоль фронта на грузовиках, бросаясь на самое важное направление и в последнюю секунду устанавливая минное поле на пути наступающего противника.

Эти приемы и стойкость в обороне выигрывали драгоценные часы и дни. Немцы, хоть и продвинулись в первый день на несколько километров, достигли меньшего, чем запланировали. И темп продвижения неуклонно падал.

Ночные хитрости



Немцы массово оборудовали свои танки и бронетранспортеры целеуказания приборами ночного видения. Это была прорывная новинка со всеми вытекающими оговорками – видимость 600 метров, громоздкость, ограниченное количество, возможность пользоваться только командиру танка. Но это все-таки было ночное видение, которого у РККА тогда еще не имелось.

Поэтому эсесовцы активно ходили в ночные атаки, где их шансы были выше. Наши отвечали как могли. Например, артиллерия и самоходки старались выбирать позиции там, где рядом не имелось четких ориентиров, чтобы командиру вражеского танка, имевшему ночное видение, было труднее давать указания наводчику.



Кроме того, советские артиллеристы еще с января, когда немцы начали испытывать эти приборы, активно тренировались в ночных стрельбах. И не стеснялись выпускать осветительные снаряды на парашютах – за хороший ночной бой можно было запросто израсходовать тысячу штук.

Конечно, в ход шли и зенитные прожекторы, и заранее заготовленные кострища для освещения. Бывало, солдаты поджигали венгерские постройки, чтобы те освещали местность ярким пламенем. В конце концов, эта страна все еще оставалась союзником Германии, а местность была довольно недружелюбная.

Это отчасти уравнивало шансы, хотя ночные бои все равно продолжали быть непростым испытанием. И не единственным – немцы и в марте 1945-го оставались крайне опасным противником. Они мастерски пользовались не только ночью, но и снегом или туманом. А также маскировали подъезжающие к месту удара танки артиллерийским обстрелом.



Так что в абсолютно внезапных атаках на Балатоне недостатка не было. Некоторые части, застигнутые врасплох, временами даже бежали. Кого-то окружали — тогда приходилось бросать тяжелое вооружение и пробиваться к своим. В одном случае даже пришлось взорвать 60 вагонов с боеприпасами – противник захватил важный транспортный узел.

Но темпы последнего немецкого наступления все равно были недостаточно велики.

Уже не сорок первый год



Красная армия уже давно научилась воевать. А качественный уровень противника – даже если речь шла о танковой армии СС – несколько просел. Да и выстроенная оборона была грамотной. Противник с большими потерями продирался через нее, но в итоге неминуемо вяз.
С одной стороны, у немцев была толпа «Пантер» и около 70 монструозных «Королевских тигров». Но и РККА в Венгрии успела получить самоходки Су-100. «Пантеру» новая игрушка уверенно поражала с полутора километров, а для «Королевского тигра» ей требовалась тысяча метров.
Правда, за «топовую пушку» приходилось платить – в том числе, и отсутствием пулемета. И в схватках с пехотой Су-100 могла крепко влипнуть. Поэтому каждый экипаж стремился обзавестись автоматическим оружием (и в идеале, ручным пулеметом), а также солидным запасом гранат.



13 марта, пробившись максимум на 30 километров (чего было явно недостаточно, чтобы окружить Будапешт), немецкие части плюнули на заведомо гиблое дело. Они ничего не добились и вдобавок растратили драгоценные для Германии танковые резервы – в 1945 году уже не было никаких надежд на их полноценное восполнение. Попытка обезопасить нефть стоила 279 безвозвратно потерянных танков. Еще сотни находились в ремонте, который мог продлиться месяцы, а мог и не закончиться никогда.

Красная армия недосчиталась 165 машин – весьма умеренная цена за то, чтобы не пустить немцев в отчаянно нужный им Будапешт и перемолоть сильные танковые соединения на второстепенном направлении, а не где-нибудь под Берлином.

Примерить роль полководца, пилота РККА или самоходчика, отражающего последнее большое наступление Гитлера, можно, не вставая с уютного дивана – все благодаря компьютерным играм. Балатон – не самое известное и любимое игроделами сражение, но и забывать его никто не собирается. Хотите что-то сделать с обнаглевшей, несмотря на 1945-й, немецкой авиацией? Включите «Ил-2 Штурмовик: Забытые сражения», и вперед, реять над венгерскими горами и лесами. Любите командовать? Шестая миссия в советской кампании Sudden Strike 4 ждет вас. Соскучились по тактике? Включайте «В тылу врага». Одним словом, без игр об этом памятном подвиге предков не останетесь.


Читайте также:


Обсудить