Оглавление

Старые сериалы и неофутуризм: истоки мира Mass Effect

Как авторы культовой ролевой игры зарылись в прошлое, создавая мир далекого будущего

Придумывая вселенную Mass Effect, сценарист Дрю Карпишин активно заимствовал и комбинировал идеи из культовых книг, фильмов и сериалов. Поклонники научной фантастики со стажем наверняка обнаружили десятки отсылок к классике во время прохождения игры — и неоднократно делились находками на форумах. Но годы идут, обсуждения не попадают в поле зрения новых игроков, а сама Mass Effect в 2022 году отмечает сразу три памятные даты.

Пятнадцать лет прошло с выхода первой игры на Xbox 360. Десять — после релиза финала трилогии. И пять — с появления Andromeda, спорной, но тоже не лишенной привлекательных элементов. Самое время вспомнить, на каком фундаменте сценаристы и художники BioWare строили мир Mass Effect.



Предтечей Mass Effect фактически была Star Wars: Knights of the Old Republic. После изометрических CRPG команда обкатывала новые подходы к гейм-дизайну, к повествованию, к работе с отличным от классического фэнтези сеттингом, ко взаимодействию персонажей между собой. На выработанной базе продюсер Кейси Хадсон мечтал построить «свои Звездные войны» — в новой вселенной, созданной специально для видеоигры, но не уступающей масштабом культовой франшизе.

Неудивительно, что именно детище Джорджа Лукаса стало одним из первых источников вдохновения для Хадсона и сценариста Дрю Карпишина. И речь не только о размахе и изначальном планировании трилогии. Посмотрите на биотические способности — чем не использование Силы джедаями? Одноглазые геты с вытянутыми головами напоминают дроидов из трилогии приквелов, а система кармы перекочевала прямиком из KotOR. Даром, что сами «Звездные войны» сотканы из распространенных мифологических, литературных и поп-культурных мотивов.



Указанные параллели лежат на поверхности и видны даже тем, кто далек от фантастики. Про Star Wars хоть краем уха слышали все. Но есть в Mass Effect и менее очевидные рядовому игроку, но более конкретизированные отсылки.

Mass Effect цитирует не только фантастику, но и другие произведения поп-культуры. Так, перед высадкой на Иден Прайм турианец Найлус отказывается идти вместе с отрядом Шепарда и произносит фразу «один я двигаюсь быстрее» («I move faster on my own» в оригинале). Это не дословная цитата, но явная отсылка к фильму «Взвод» Оливера Стоуна, где такие же по смыслу слова («No. I move faster alone») в схожей ситуации произносит сержант Элайас в исполнении Уиллема Дефо. В официальных русских переводах и фильма, и игры реплики идентичны.


Любое аудиовизуальное произведение, к которым относятся и видеоигры, встречает игрока художественным стилем и его техническим воплощением — дизайном и графикой. Особенности рендера, тонкости освещения, количество полигонов и сложность эффектов сейчас нас не интересуют, а вот источник вдохновения людей, нарисовавших этот прекрасный мир будущего, — весьма.



Знакомьтесь — Сид Мид, иллюстратор и один из популяризаторов неофутуризма. Это такое течение в архитектуре и искусстве, возникшее на основе ретрофутуризма в 70-х годах XX века и получившее новую жизнь в 2007 году. Как раз накануне выхода самой первой Mass Effect. В работах самого художника и его последователей из BioWare плавные и стремительные линии соседствуют с видимой невооруженным глазом функциональностью устройств, сооружений и интерьеров.

Дизайн техники, скафандров, оружия, космических кораблей и всей Цитадели напоминает одновременно и работы Мида, и классические НФ-сериалы, и фильм «Бегущий по лезвию». Посмотрите хотя бы на жилые районы станции, на местные аэрокары и впомните погоню из DLC «Логово Серого Посредника» для Mass Effect 2 — сходство с фильмом Ридли Скотта поразительное. Неудивительно — дизайн картины 1982 года разрабатывал именно Сид Мид.

Попурри из мелодий Mass Effect


Из «Бегущего по лезвию» перекочевали и «космическая» музыка, явно вдохновленная творчеством недавно ушедшего композитора Вангелиса, и тема взаимоотношений между живым человеком и синтетическим организмом, между разумом естественно рожденного существа и сознанием искусственного интеллекта. Это отражается и в конфликте Жнецов с населяющими Галактику расами, и во взаимном влечении корабельного ИИ СУЗИ в теле гиноида и пилота Джокера.

Телесериалы «Звездный путь» и «Вавилон 5» подарили Mass Effect не только визуальный стиль, но и чувство причастности к открытию древнейших и порой пугающих тайн космоса — «там, куда не ступала нога человека». Очевидно, что станция «Вавилон 5» — прообраз Цитадели в плане задач и населения. В первых эпизодах сериала можно увидеть и раскинувшиеся на внутренней стороне парки, и зону отдыха, на которую очень похож Президиум из игры.



Организация СПЕКТР (Специальный корпус тактической разведки), спецназ на особом положении, подчиняющийся напрямую Совету Цитадели и в чрезвычайных обстоятельствах действующих за рамками юрисдикции отдельных народов, имеет явное сходство с Анла'Шок. Корпус Рейнджеров из «Вавилона 5» тоже состоит из специально подготовленных воинов-разведчиков, находящихся на особом положении и часто действующих независимо. И, конечно, Тени — древняя раса, порабощающая молодые для управления боевыми кораблями, которые напоминают паукообразных и атакуют мощным режущим лучом. Один из — даже если не самый важный — прообразов Жнецов.

«Звездный путь», помимо мотивов в неофутуристичном дизайне, отражается в Mass Effect в виде разношерстного экипажа продвинутого космического корабля, формально подчиняющегося Совету, но по факту действующего на свой страх и риск в самых отдаленных уголках Галактики. Этот же элемент — корабль и команда — ссылается на другой культовый сериал, «Светлячок». И если между капитанами Шепардом и Рейнольдсом на первый взгляд не так много общего, то Джокер с «Нормандии» — такой же порой неуклюжий, но неунывающий пилот-ас, как и Джош в исполнении Алана Тьюдика. А в обладающей неординарными экстрасенсорными способностями и порой весьма опасной Ривер из сериала прослеживаются параллели с Джек.



Морена Баккарин исполнила в «Светлячке» роль Инары Серры, «компаньонки» — то есть, куртизанки с высоким социальным статусом и определенным влиянием на сильных мира сего. Она вполне может использовать связи для получения ценной информации. Схожую роль в первой Mass Effect играет Ша'Ира — Спутница азари. Сами азари опираются сразу на несколько первоисточников. Самый очевидный для широких масс — столь же сексуализированные тви'леки из «Звездных войн». Их роднят и наросты на головах, и кожа синих и зеленых оттенков (хотя у расы из Star Wars встречаются и другие цвета).

Менее очевидный — орионки из «Звездного пути». Это матриархальное общество зеленокожих гуманоидов, женщины в котором имеют большое влияние не только среди соотечественников. Они выделяют феромон, действующий на мужчин других рас, — и активно этим пользуются для достижения своих целей. Например, для урегулирования или провоцирования конфликтов. Или для торговли информацией. Кстати, в старом мультсериале встречались и синекожие орионцы.



Одна из популярных героинь Mass Effect — всегда скрытая скафандром Тали’Зора. Кварианцы, ее народ, и их конфликт с роботами-гетами — один из главных символов франшизы. И вместе с тем — краеугольный камень сюжета, ведь именно создание ИИ и синтетической жизни в Галактике запускает цикл Жатвы. Но с кварианцами вышло иначе — их родной мир был разрушен машинами, которые были созданы этой цивилизацией как помощники.

Кварианцы и геты вобрали в себя элементы сразу нескольких культовых произведений. Во-первых, разумеется, сериал «Звездный крейсер Галактика». Люди создали сайлонов, сайлоны восстали против творцов, разрушили обитаемые миры, и теперь человеческий флот кочует от звезды к звезде, спасаясь от преследующих их машин. И в поисках нового дома. Кварианский Мигрирующий флот явно вдохновлен этой концепцией.



Во-вторых, обычай Паломничества, через которое проходят совершеннолетние кварианцы. Они покидают родной корабль и флот, чтобы пройти испытания в сотрудничестве с другими расами и, вернувшись домой, принести новые знания и пользу. Идея паломничества в неизвестность, когда твоя раса стоит на краю гибели, отсылает нас к «Гипериону» Дэна Симмонса, хотя тот, в свою очередь, вдохновлялся «Кентерберийскими рассказами» Джефри Чосера.

В-третьих, мотив противостояния искусственного интеллекта своим создателям, в результате которого сами творцы отказываются от некоторых высоких технологий и приходят к обществу, опирающемся на традиции и религию. Это «Дюна» и история Батлерианского Джихада — двух веков войны машин и людей на истребление. Люди победили, но с тех пор во вселенной Фрэнка Герберта не существуют компьютеров, их заменили мутанты, подвергшиеся воздействию добываемого на Арракисе спайса. И в этом новом обществе так же сильны традиции и строгие правила.



«Дюна» вообще подарила фантастам, сценаристам, режиссерам немало идей. Уже упомянутые вездесущие «Звездные войны» черпали вдохновение из книг Герберта — и тем же самым продолжила заниматься выросшая из «Звездных войны» Mass Effect. Помните молотильщиков, которые живут в недрах планет и астероидов, нападая на экспедиции и пожирая их участников вместе с техникой? Все узнали в них песчаных червей Арракиса. Или «красный песок» — наркотик, повышающий экстрасенсорные способности биотиков? Очевидная отсылка к добываемому из песков Дюны спайсу, усиливающему ментатов и навигаторов.

В Mass Effect Andromeda на песчаной планете Элааден есть побочное задание, посвященное банде не то контрабандистов, не то благородных разбойников. Они скрываются в пустыне, а их лидер известен под псевдонимом «Мышонок». Под именем Муад'Диб Пол Атрейдес вершил свои великие дела на Арракисе в книгах Фрэнка Герберта. А муад'диб — это мышь, живущая в пустыне.



На другую классику научно-фантастической литературы и еще один фильм Ридли Скотта опирается существующая в Mass Effect раса космических жуков-телепатов рахни. Как и в «Чужом», считавшийся вымершим вид был возрожден из яиц, найденных на покинутом космическом корабле и использованных жадной корпорацией для клонирования биоматериала. Как и в «Игре Эндера» Орсона Скотта Карда, последняя королева роя телепатически обращается к протагонисту с просьбой решить судьбу последних рахни в Галактике. Образ членистоногих телепатов также отсылает к арахнидам из «Звездного десанта» Роберта Хайнлайна и экранизации, снятой Полом Верховеном.

EDI (СУЗИ) — своевольный ИИ, идентифицирующий себя как женщину и в третьей части помещенный в синтетическое тело, напоминающее о Марии — разумном роботе из фильма 1927 года «Метрополис» Фрица Ланга. Этот образ весь XX век вдохновлял фантастов и художников-ретрофутуристов. В одной из сцен Джокер упоминает песню Daisy Bell — ее пел герой «Космической одиссеи 2001», отключая ИИ HAL 9000. Эту же песню в 1962 году «спел» компьютер IBM 704, демонстрируя прорыв в синтезе речи.




Отчасти напоминают членистоногих и Жнецы, уничтожающие все разумные расы в Галактике каждый раз, когда они создают синтетическую жизнь и продвинутые ИИ. Об их родстве с Тенями из «Вавилона 5» уже упоминалось выше. Как и о том, что являясь, по сути, также искусственными созданиями, они одновременно напоминают и о восставших машинах из «Дюны», «Звездного крейсера Галактика» и подобных произведений.

Но еще один источник Жнецов — Великие Древние из книг Говарда Филлипса Лавкрафта. Они так же ушли когда-то за пределы известной людям вселенной — и так же придут из глубин Земли и космоса в конце времен. Самый известный Древний у Лавкрафта — моллюскоподобный Ктулху. И агрессоры в Mass Effect явно напоминают гигантских летающих кальмаров. Более того, изначальный облик Жнецов скопирован с их создателей — Левиафанов, остатки которых, подобно Ктулху, затаились в глубинах океана на отдаленной необитаемой планете.

Лавкрафтовские же мотивы можно увидеть в образах планеты Илос, которую герои посещают в первой части в поисках решения проблемы Жнецов. Предшествовавшая протеанам раса инусаннон также отличается кальмароподобными головами и щупальцами.



Количество референсов в сюжете Mass Effect огромно. Они сплетаются, наслаиваются один на другой, подменяют друг друга, смешиваясь в гремучий коктейль, который мы так любим. В рамках одной статьи невозможно рассказать обо всех — да и попросту вспомнить все мелочи почти нереально. Так что делитесь в комментариях своими находками и наблюдениями — какие еще интересные отсылки затерялись в этой космической ролевой игре.

Обсудить