Оглавление

Тихий бунтарь: творческая биография Акиры Ямаоки

Как один из самых знаменитых игровых композиторов оказался в индустрии, и чем мы все ему обязаны

Ровно 50 лет назад, 6 февраля 1968 года, в японском городе Ниигата родился Акира Ямаока. Сейчас он — легенда и один из немногих игроевых композиторов, чье имя известно практически каждому фанату видеоигр. В детстве же Ямаока видел свое будущее совсем иначе и планировал стать дизайнером.

Музыкой он, конечно, тоже увлекался: любил британский рок 80-х, был заворожен атмосферой Ultravox, Visage, Depeche Mode и тяжелыми рифами Metallica. Он смотрел, как играли на гитарах его кумиры и повторял за ними. Так и учился. Однажды молодой Ямаока попытался брать уроки фортепьяно, чтобы добиться популярности у девушек, но не продержался и недели, не освоив в итоге даже нотной грамоты.



Также Акира играл на гитаре в панк-группе, но отношения в коллективе не клеились. Тогда же Ямаока купил для учебы и занятий дизайном компьютер, и обнаружил на нем предустановленную программу для создания музыки. Акира разобрался в ней и увлекся. Он был счастлив, ведь теперь не надо было больше волноваться из-за чужих партий: он полностью контролировал творческий процесс.

В конце концов, он послал свои работы на несколько конкурсов, где его заметили люди из игровой индустрии. Ямаоке предложили подработку: нужно было помочь команде, которая трудилась над платформером Smart Ball. Именно тогда Акира окончательно понял, что хочется связать свою жизнь с видеоиграми и музыкой.

Поработав какое-то время внештатным саунд-дизайнером, начинающий композитор устроился в Konami. Там он поучаствовал в создании музыки для Contra: Hard Corps и Sparkster, а позже наконец дорос и до первых сольных работ. Ими стали саундтреки International Superstar Soccer Pro и Poy Poy 2. Самой же заметной игрой в его портфолио того времени был файтинг Kensei: Sacred Fist.

Трудясь в Konami, Акира наблюдал за коллегами и чувствовал разочарование от того, как воспринимали свою работу другие композиторы. Складывалось такое впечатление, что в видеоиграх они осели лишь потому, что не смогли добиться чего-то большего. Ямаока жаждал новизны и хотел, чтобы музыка из видеоигр воспринималась и как отдельное произведение. В конце 90-х у него наконец появился шанс по-настоящему продемонстрировать свой талант. Konami начала разрабатывать новый хоррор Silent Hill, и Ямаока убедил руководство доверить именно ему работу над звуком и музыкой для игры. Спустя почти 20 лет после релиза первой части сериала можно с уверенностью заявить, что амбиции свои Акира реализовал на 100%. Самобытный саундтрек и звуковой дизайн стали важнейшими факторами успеха и для первой Silent Hill, и для ее сиквелов. Главным конкурентом игры тогда была Resident Evil, но ее команда была очень консервативна, когда дело касалось работы со звуком. А Ямаока активно экспериментировал, использовал шумы и добился того, что звуковой ряд Silent Hill создавал абсолютно неповторимую атмосферу и делал игру еще более пугающей.



Интересно, что у Акиры было очень мало исходного материала для работы. Обычно команда показывала ему геймплей и сценарий, давала иллюстрации, чтобы композитор понимал, как будет выглядеть игра и чему она будет посвящена. Но в случае с Silent Hill работа над музыкой началась на самой ранней стадии проекта, и чуть ли не единственным ориентиром для Ямаоки были фильмы Дэвида Линча, на которые собирались ориентироваться разработчики.

Настоящий же успех пришел к Акире после релиза Silent Hill 2, для которой он также писал музыку и создавал звуковой дизайн. Работая над игрой, Ямаока проявлял невероятное внимание к мельчайшим деталям. Одних только звуков шагов он записал несколько десятков вариантов, чтобы сделать происходящее максимально правдоподобным и кинематографичным. Кроме того, он продолжал экспериментировать с подачей звука: например, запускал звуковой эффект на несколько мгновений раньше или позже, чем нужно, чтобы вызвать у игроков тревогу или наоборот — ложное чувство безопасности. В итоге, звуковая дорожка к Silent Hill 2 получилась такой яркой, что даже сам композитор называет ее любимой из своих работ.

Когда же пришло время третьей части, Ямаока придумал новый эксперимент: он решил записать для игры не только инструментальные композиции, но и песни. Так Акира познакомился с певицей Мэри Элизабет МакГлинн. Ее голос покорил Ямаоку, а Мэри была очень впечатлена тем, с какой страстью японский композитор подходил к работе. Знакомство это оказалось по-своему судьбоносным, потому что работать вместе над разными проектами Акира и Мэри продолжают до сих пор.



Казалось, что Ямаока и Silent Hill связаны навсегда, но всему приходит конец. Первые проблемы с принесшим ему известность сериалом возникли у композитора после выхода четвертой части. Публика приняла ее очень неоднозначно, претензии предъявляли и к качеству музыки. В Konami оценили ситуацию, решили, что сериал необходимо освежить и отдали его западным разработчикам. Некоторое время Ямаока еще продолжал участвовать в работе над новыми Silent Hill, но в конце концов решил расстаться с Konami.

О будущем ему беспокоиться, конечно, не приходилось — репутацию за предыдущие 16 лет он заработал весьма внушительную. А параллельно доказал, что способен писать очень разную музыку. Ведь, хотя об этом часто забывают, Ямаока в Konami работал далеко не только над Silent Hill. Больше всего он любил писать танцевальные треки, поэтому участвовал в каждом издании популярной ритм-игры Beatmania, пропустив лишь один выпуск.

В 2006-м Акира даже собрал из своих энергичных треков целый альбом ремиксов — iFUTURELIST. На обложке красовалась буква «Ж», а сам автор утверждал, что пластинка была записана под сильнейшим влиянием России. Забавно, правда, что песни на диске звучат на разных языках, но ни одного слова на русском там нет.

Для многих это может стать откровением, но Ямаока, прославившийся в первую очередь как автор мрачных и атмосферных саундтреков, на самом деле очень позитивный и светлый человек. Сам он объяснял этот парадокс тем, что творцы во время работы подсознательно пытаются исправить собственный эмоциональный дисбаланс. Поэтому мрачные люди стараются создавать что-то светлое, и наоборот.

Уйдя из Konami, Акира на некоторое время осел в Grasshopper Manufacture, где собралось сразу несколько видных деятелей японской игровой индустрии. Помимо Ямаоки это были создатель Resident Evil Синдзи Миками и Гоити Суда, автор Killer7 и No More Heroes. Кстати, последнюю Акира называет своей любимой видеоигрой. Так что возможность поработать с придумавшим ее человеком наверняка сразу его обрадовала.



В Grasshopper он успел поработать над саундтреками Shadows of the Damned, Sine Mora, Killer is Dead и Lollipop Chainsaw. Постепенно он все больше времени уделял звуковому дизайну, режиссуре и кураторской работе. Например, звуковую дорожку для Killer is Dead вместе с ним писали почти два десятка музыкантов, а в музыке заметны элементы, которых Ямаока традиционно избегает: хоровое пение, а также чисто голливудская мелодика.

Когда же пришло время работать над Let it Die, Акира и вовсе решил составить саундтрек из песен ста молодых японских исполнителей. В процессе отбора он встретился с каждой группой и обсудил их концепции. Ямаока задумал использовать видеоигру, как платформу для продвижения современных исполнителей, и в тоже время развить вкус игроков, раскрыть им новые жанры. Он хотел сломать стену между видеоиграми и музыкальной индустрией. Сам же композитор записал несколько треков для меню игры и сыграл драйвовую рок-песню с Джоном Андердауном, вокалистом японской группы fade.

Последней на сегодня крупной игровой работой Ямаоки стало сотрудничество с Wargaming.net. По словам Акиры, он частенько играет в World of Tanks, поэтому с радостью согласился проконсультировать разработчиков в части музыки и даже написал композицию с японским колоритом, которую исполнил пражский симфонический оркестр.

После ухода из Konami Ямаока стал чаще появляться на публике. Он и раньше выступал со своими песнями на концертах, устроенных его другом и культовым игровым композитором Томми Талларико. А теперь и вовсе сколотил собственную группу с Мэри Элизабет МакГлинн. Вместе они дают концерты по всему миру, в том числе и в России. К нам они, кстати, собираются опять заглянуть уже в апреле.

Акира Ямаока без сомнения звезда игровой музыки. Он стал одним из первых людей, которым удалось раскрыть потенциал этого жанра и сделать его самодостаточным. Кроме того, Ямаока — один из самых ярких экспериментаторов в индустрии. Во многом благодаря ему стало окончательно понятно, какую важную роль в создании атмосферы играет звуковой дизайн. Без таланта Акиры многие игры, считающиеся сегодня общепризнанными шедеврами, возможно, не смогли бы добиться такого статуса. Да и вся индустрия в целом была бы, пожалуй, заметно беднее.

Обсудить