Оглавление

Как устроен самый тоталитарный интернет в мире

Высокие технологии, слежка и паранойя за Великой интернет-стеной

Продолжающаяся уже более недели война Роскомнадзора с интернет-мессенджером Telegram заставляет призадуматься, а как оно — жить в интернете, плотно регулируемом правительством? Тем более что за примером далеко ходить не надо: имя ему — Китайская народная республика. Отгородившись в середине нулевых от остального мира национальным файрволом, китайцы построили достаточно необычную версию интернета: передовую во многих технологиях, но в то же самое время находящуюся под тотальным контролем государства. Ну а дальнейшие планы властей и вовсе заставляют вздрогнуть — уже через несколько лет интернет в Китае превратится в идеальную систему контроля, которая отслеживает все действия пользователя и оценивает их, формируя «рейтинг», способный повлиять на всю его дальнейшую жизнь.

Невидимая стена



Интернет появился в Китае сравнительно поздно — в 1994 году (у нас это произошло в 1990 году, еще во времена СССР). Первые десять с лишним лет сеть распространялась очень медленно — во-первых, экономический бум в Китае только начался, и далеко не все могли позволить себе новомодную дорогую штуку. Во-вторых, распространение интернета сдерживали сами китайские власти: так как в сети было полно информации, расходившейся с политикой партии, то пускали туда только самых благонадежных граждан и только при особой необходимости.

Но в правительстве понимали, что такие меры рано или поздно перестанут работать. Поэтому с 1998 года шла разработка системы Golden Shield — того самого Великого китайского файрвола. «Золотой щит» заработал в 2007 году, а управляет им Министерство общественной безопасности Китая — аналог российского МВД.

games_img

Современный Golden Shield — возможно, самая мощная и продвинутая система интернет-защиты в мире. Основа ее могущества — то, что в Китае все интернет-каналы во внешний мир принадлежат государству. Поэтому не составило сложности установить на каналы целый набор фильтров — от банального черного списка ip-адресов до совсем хитроумных алгоритмов, которые, например, следят за активностью пользователя в сети и сбрасывают подключение в тот момент, когда он просто набирает в поисковике «неправильное» слово (чаще всего это касается поиска порнографии). По некоторым данным, китайские власти также используют Golden Shield для того, чтобы карать «неугодные» сайты с помощью мощнейших DDoS-атак: на них просто переправляют огромное количество запросов от рядовых пользователей китайского интернета, без их ведома. Считается, что таким образом была проведена атака на сайт GitHub, когда на нем опубликовали подробное руководство по обходу Golden Shield.

Golden Shield блокирует далеко не все зарубежные сайты — количество запрещенных ресурсов по разным оценкам составляет от нескольких сотен до нескольких тысяч. Помимо порнографических и экстремистских сайтов, заблокированы практически все западные соцсети и мессенджеры, а также крупные СМИ вроде New York Times — самые очевидные источники «неправильной» информации. Но в целом вероятность блокировки зависит от того, готов ли ресурс сотрудничать с китайскими властями. Например, в Китае не работают почти все сервисы Google (нет даже магазина Google Play — приложения для Android приходится загружать в магазинах производителей телефонов), но замечательно функционируют сервисы от Apple и Microsoft — они выполняют требования правительства, дорабатывают свои продукты под местный рынок, а также размещают в Китае серверы для обработки информации. Есть и ресурсы, которые до сих пор функционируют в «сером» статусе — например, это Steam, где полно игр, не адаптированных для внутреннего рынка.

Фан Биньсин, создатель китайской системы защиты, регулярно становится героем высмеивающих его комиксов и «фотожаб»


Те, кто живет в Китае, регулярно жалуются, что даже разрешенные ресурсы работают медленно — вероятно, из-за небольшого количества внешних каналов и установленных на них фильтров. Поэтому у многих провайдеров есть специальные тарифные планы с более быстрым внешним интернетом.

Но самым эффективным способом обхода блокировок пока остаются VPN — виртуальные частные сети. Суть этой технологии в том, что компьютер подсоединяется к серверу в другой стране и «путешествует» по интернету уже через него. Со стороны это выглядит так, что пользователь VPN выходит в интернет из той же страны, где находится сервер. При этом соединение с сервером зашифровано, так что перехватить данные или заблокировать сайты невозможно. Лучшие VPN-сервисы платные (обычно 4-10 долларов в месяц в зависимости от тарифного плана), плюс их использование снижает скорость соединения — в Китае, согласно нескольким тестам, это 30-60%.

VPN очень популярны в Китае: нам попадались оценки, что к услугам таких сервисов прибегает до 200 миллионов пользователей (всего в стране интернет используют более 700 миллионов человек). Власти, впрочем, стараются прикрыть и эту «лазейку»: базовые VPN-протоколы уже блокируются на уровне «Золотого щита», что сделало невозможным работу некоторых провайдеров, распространенных в других странах. По этой же причине малопопулярен протокол TOR — он работает только после дополнительных настроек. В китайских магазинах приложений не найти специальных программ, используемых для установки соединения — и если в случае с Android такую программу можно просто скачать с сайта VPN-сервиса, то в App Store приходится регистрировать аккаунт в другой стране, что уже требует от пользователя дополнительных действий.

games_img

С начала 2018 года ходили слухи, что после 1 апреля китайские провайдеры и «Золотой щит» начнут блокировать все VPN-сервисы, кроме одобренных государством (и поддерживающих политику в отношении запрещенных сайтов), но пока что (на конец апреля 2018) ничего подобного не произошло. В распоряжении VPN-сервисов есть несколько технологий обхода блокировок, ну а если власти с ними справятся, то настанет время P2P-сетей вроде Lantern. В этом сервисе соединение идет не с сервером, а с другим пользователем, живущим за пределами страны — их в системе огромное количество и блокировка всех будет очень затруднительна. Интересно, что хоть Lantern и позиционирует себя независимой компанией, как минимум часть денег она получает от правительства США — главного конкурента Китая на мировой арене.

Мессенджер на все случаи



Интересно, что у спрятавшихся «за стеной» китайцев свой интернет получился хоть и своеобразным, но не устаревшим. Огромный рынок — около 20% от всех пользователей в мире — позволил построить собственные сайты мирового уровня. У китайцев есть свои аналоги Google, Facebook, «Википедии» и большинства других распространенных сервисов. С некоторыми из них, вроде той же торговой площадки Aliexpress, мы в России отлично знакомы, другие хорошо известны только в Китае.

games_img

Самая интересная особенность китайского интернета — он намного сильнее завязан на мессенджеры вроде знаменитого WeChat. WeChat давно уже перестал быть обычной системой обмена сообщений — это скорее программа-компаньон с сотнями функций. В мессенджере ведут блоги, бронируют номера в отелях, знакомятся и заказывают еду на дом. Любая компания (получив, конечно, одобрение от администрации WeChat) может создать для мессенджера расширение с нужными функциями — например, это может быть приложение для вызова такси.

WeChat является одной из основных платежных систем в Китае. Как ни странно, но мессенджер-переросток открывает куда больше возможностей, чем банковское приложение. Подключив к WeChat пластиковую карту, можно сразу заплатить за любую услугу, приобретенную через мессенджер, или, например, передать деньги человеку из своего контакт-листа. Иначе сделаны и физические платежи: для этого просто достаточно отсканировать QR-код, который продавец распечатал и поместил рядом с товаром. Неудивительно, что в Китае можно оплатить покупку цифровыми деньгами даже на рынке в глубинке — если покупка или аренда терминала для пластиковых карт стоят денег, то распечатать QR-код может совершенно любой продавец. Аналогично функционирует и главный конкурент WeChat — Alipay. Вдвоем эти системы контролируют почти весь рынок китайских онлайн-платежей.

games_img

Как и в большинстве стран, интернет-рынок в Китае очень централизован. Две из трех крупнейших компаний хорошо известны и в России: Alibaba традиционно отвечает за онлайн-торговлю, а Tencent мы в первую очередь знаем по видеоиграм — помимо множества китайских студий, она, например, владеет Riot Games и SUPERCELL. Но помимо игр, в Китае Tencent принадлежит уже упомянутый выше WeChat, социальная сеть Qzone, почтовый клиент Foxmail и так далее. Одно из перспективных направлений Tencent — WePlay, китайский аналог Steam. Наконец, стоит отметить и Baidu — этот поисковик почти не используется за пределами Китая, но занимает лидирующие позиции в стране.

Черное зеркало



Описанная выше структура интернета почти идеально подходит для контроля над гражданами: почти вся информация о том, что они делают онлайн, с кем общаются, на что тратят деньги и как проводят свободное время, попадает в руки нескольких крупных компаний, которые, разумеется, тесно связаны с государством. И об обычной слежке речь давно не идет: к 2020 году китайские власти планируют повторить в жизни восьмой эпизод первого сезона сериала «Черное зеркало», рассказывавший об обществе, где у каждого гражданина есть уникальный социальный рейтинг.



Разработкой системы занимаются все те же Tencent, Alibaba и Baidu, а оценить то, как она будет выглядеть, можно уже сейчас. В Китае любой пользователь Alipay может вступить (пока добровольно) в систему Sesame Credit. Эта программа следит за «финансовой дисциплиной» пользователя, раз в месяц обновляя его рейтинг. Участвовать в Sesame Credit китайцев завлекают бонусами: при достаточно высоком рейтинге можно взять напрокат велосипед или автомобиль, не внося залог, получить кредит с минимумом документов, если же рейтинг близок к максимальному — то открывается доступ к упрощенным схемам получения виз и прохождения проверок в аэропортах.

Sesame Credit обновляет рейтинги раз в месяц, учитывая огромное количество факторов. Конечно, система смотрит, вовремя ли пользователь оплачивает счета, нет ли у него просроченных кредитов, получал ли штрафы, уплатил ли их вовремя. Вдобавок к этому, система анализирует привычки и покупки. Человек, регулярно покупающий памперсы, получает прибавку к рейтингу — родители считаются более надежными гражданами. А вот играть или смотреть фильмы онлайн на протяжении долгого времени не стоит — это, наоборот, может привести к падению рейтинга.

Некоторые алгоритмы и вовсе заставляют вспомнить Оруэлла. Sesame Credit анализирует даже список контактов в социальной сети Alipay: если среди них много людей с высоким рейтингом, то это положительно повлияет на рейтинг пользователя. Уже появилась группа, в которой пользователи с хорошим рейтингом обмениваются контактами, чтобы вырасти еще выше. Обратный процесс наверняка тоже существует, пусть он и не настолько публичен: не каждый решится признать, что перестал общаться с кем-то из-за оценки в Sesame Credit.

Полные алгоритмы формирования социального рейтинга компании держат в секрете. Но, например, есть слухи, что представители Sesame Credit пытались получить доступ к результатам экзаменов выпускников колледжей, чтобы выяснить, кто из них мухлевал, присвоив им низкий рейтинг. Разработчики социальных рейтингов сотрудничают даже с крупнейшим в Китае сайтом знакомств Baihu — теоретически, с него можно получать информацию о супружеских изменах. Или выводить в результатах поиска людей только с близким рейтингом.

Разрабатываемая государственная система наверняка будет обладать еще большим количеством инструментов как по сбору информации, так и по поощрению/наказанию граждан. Эксперименты с разными вариантами социального рейтинга идут с 2010 года в нескольких районах страны. Так, в городе Суйнин власти тщательно изучили более миллиона жителей старше 14 лет, распределив их по категориям от A до D. Детально оценивались самые разные поступки в их жизни — начиная с того, насколько охотно люди заботятся о старших родственниках, и заканчивая вождением в пьяном виде. Граждане, попавшие в категорию A, получали огромные преимущества, вплоть до доступа к лучшим школам и рабочим местам в городе. А вот представители категории — фактически становились людьми второго сорта.



Эксперимент в Суйнине подвергся разгромной критике не только со стороны обычных китайцев, но и даже от некоторых государственных СМИ, журналисты которых сравнили рейтинговую систему с сертификатами «хорошего гражданина», выдаваемых японцами во время оккупации Китая. Эксперимент был отменен, а в других городах подошли к созданию своих систем с куда большей осторожностью. В Жунчэне наказывают только за нарушения закона вроде вождения в пьяном виде, стараясь при этом как можно больше поощрять. В итоге более 90% населения города имеют как минимум «хороший» рейтинг А, а порой и более престижные варианты, вплоть до А+++. Власти хвастаются, что основной составляющей успеха стало принятие новой системы жителями: даже людей с низким рейтингом здесь воспринимают не как антисоциальных элементов, а как тех, кто нуждается в помощи. Сами жители отмечают, что введение социального рейтинга сделало жизнь только лучше: люди реже нарушают правила дорожного движения и поведения на улицах и чаще стремятся помогать друг другу — ведь все это влияет на рейтинг. Тем не менее, красивые заявления для иностранной прессы никак не отменяют того факта, что в некоторых районах Жунчэня снижают социальный рейтинг даже за пропаганду религии, а людям низкой категории продают только самые дешевые железнодорожные билеты.

До 2020 года мы вряд ли узнаем, насколько строгой будет финальная версия китайских социальных рейтингов. В стране, где правительство обладает практически безграничной властью, возможно что угодно. Например, прямо сейчас в Китае разворачивается крупнейшая в мире система распознавания лиц. Камеры следят за теми, кто переходит улицу в неположенном месте, автоматически рассылая им штрафы и приглашения на исправительные работы. Аналогичные системы используются для упрощения регистрации в аэропортах, для подсказок по выбору блюд в ресторанах, а полицейские в Пекине получают специальные очки с видеокамерами, которые помогают вычислять нарушителей прямо в толпе. В будущем интеллектуальное видеонаблюдение вполне реально подключить к социальному рейтингу, чтобы еще тщательнее следить за поступками граждан. У китайского подхода, впрочем, есть одна положительная сторона — как минимум, он честный, а от граждан никто не скрывает, что за ними будут следить и рейтинговать их. Но не исключено, что аналогичные системы скрытно разрабатываются и в других странах. О том, что крупнейшие интернет-компании сотрудничают со властями, известно уже давно, а самые громкие скандалы с блокировкой ресурсов часто случаются как раз после отказа от такого сотрудничества. Увы, но развитие интернета не только упростило получение информации обычными людьми — оно сделало проще и сбор информации о них людях. И не исключено, что прямо сейчас, пока вы читаете эту статью, где-то «тикает» ваш социальный счетчик.

Обсудить