Оглавление

Выбирай меня полностью: политика в играх, и игры в политике

Играет ли Медведев в World of Tanks, во что «рубится» Алексей Навальный, и как игровая индустрия откликнулась на избрание Трампа

Игры — часть большого общего медиапространства. Их тоже регулярно затягивает в вихри политических скандалов и предвыборной борьбы. Президентские выборы в России — отличный повод разобраться, как видеоигры и большая политика сосуществуют в одной реальности.

Игры в политике



У нас президента выбирают сейчас, а американцы пережили последние выборы осенью 2016 года. Победителем их стал Дональд Трамп, который сумел одолеть Хиллари Клинтон. Избирательная гонка оказалась жаркой: Трамп получил голоса большинства выборщиков (304 против 227 у Клинтон), но уступил по числу голосов избирателей (62 985 106 против 65 853 625 у Клинтон). В Америке, скажем прямо, довольно замороченная система выборов.

Сама компания сопровождалось многочисленными скандалами: взлом серверов Демократической партии, высокий антирейтинг обоих кандидатов и весьма одиозная для американской политики фигура Дональда Трампа. В первые сутки после объявления результатов голосования сайт миграционной службы Канады упал под натиском разочарованных в выборах американцев. Игровые разработчики тоже не остались в стороне. Даниэль Вавра, один из авторов двух первых частей «Мафии», а также Kingdom Come, саркастично поинтересовался в «Твиттере», готовы ли его подписчики к концу света. Джон Ромеро заявил: «Если вы американец и проголосовали за Трампа, отпишитесь от меня. У нас с вами нет ничего общего». А вот Кен Левин занял более взвешенную позицию, отметив «И это пройдет, друзья мои».

Но не все деятели индустрии были разочарованы результатом выборов. Палмер Лаки, основатель Oculus VR и создатель шлема виртуальной реальности Oculus Rift, в течение всей избирательной кампании поддерживал Трампа, анонимно спонсируя организацию Nimble America, которая публиковала в интернете гадости о Хиллари Клинтон, а также пожертвовал $100 тыс. на проведение инаугурации нового президента. Вокруг этой истории разгорелся скандал, поскольку большая часть игровой индустрии и IT-сообщества выступала на стороне кандидата от демократов.

Многие разработчики довольно цинично использовали выборы, чтобы заработать. Речь, конечно, не идет о крупных компаниях, которые стараются держать марку, но вот маленькие команды и никому не известные разработчики-одиночки активно создавали сатирические, язвительные или просто оскорбительные игры, эксплуатируя чувства сторонников обоих кандидатов.



Впрочем, не только игровая индустрия реагирует на политическую повестку, часто бывает и наоборот: политики обращают внимание на индустрию. Для глав некоторых государств видеоигры даже становятся предметом гордости. Например, в 2011 году премьер-министр Польши Дональд Туск подарил Бараку Обаме коллекционное издание «Ведьмака 2». Президент США похвалил игру и воспользовался случаем, чтобы лишний раз напомнить американцам о важности инноваций в американской экономике. Сам Обама, кстати, признавался, что играет с семьей в Just Dance и Wii Sports, но жаловался, что дочери все время его побеждают.

Среди российских официальных политиков позитивно о видеоиграх чаще всего высказывался Дмитрий Медведев, который вообще известен любовью к техническим новинкам. В любви к какой-то конкретной игре он замечен не был, но при этом нередко упоминает в своих выступлениях интерактивные развлечения и подозрительно часто говорит о World of Warcraft, в которую якобы играет его сын. Во время визита в Финляндию, к примеру, Медведев поблагодарил одного из создателей Angry Birds за то, что тот «создал занятие для огромного количества чиновников, которые теперь знают, чем заниматься в свободное время, и не в свободное время».

Дмитрий Анатольевич рассуждает о World of Warcraft


Интернет, конечно, не мог просто так забыть об этом, поэтому теперь в сети можно найти множество постов и видео, авторы которых приписывают Медведеву увлечение то World of Tanks, то «Покемонами». Дошло до того, что политику пришлось даже отказаться от iPad. На Международном юридическом форуме весной 2013 года он делал пометки не на планшете, а в блокноте, а позже пояснил, что на проходившем до этого заседании его обвинили в том, что он будто бы все время играл в мобильные игры, а не работал. После этого Медведев, по его собственным словам, «писал от руки, чтобы не было никаких сомнений, что я слушал своих коллег».

По другую сторону российского политического фронта игры совершенно точно любят. Оппозиционер Алексей Навальный во время мэрской кампании 2013 года рассказал, что любит Fallout, Jagged Alliance, StarCraft и Crysis 3. Также он пожаловался на нехватку времени и скилла, чтобы играть в Starcraft по сети. А готовясь к нынешним выборам, он провел стрим по PLAYERUNKNOWN’S BATTLEGROUNDS. Трансляция была очень успешной, количество зрителей достигало 50 тыс. человек. Впрочем, кандидатом в президенты Алексея так и не зарегистрировали.

Алексей Навальный играет в PUBG


Но теснее всего политика и видеоигры переплетены в Южной Корее. Игровая индустрия приносит стране массу денег, а корейцы повально увлечены онлайн-играми. В числе спонсоров одного из крупнейших киберспортивных чемпионатов, World Cyber Games, одно время даже было Министерство культуры и туризма. Правда, с 2013 года турниры не проводились, но нынешней весной его планируют возродить.

Конечно, местные политики не могли пройти мимо такого инструмента влияния на избирателей. В прошлом году один из кандидатов в президенты Кореи, Мун Джей Ин, выпустил две карты для оригинальной StarCraft. Его команда разместила на них ресурсы таким образом, чтобы на мини-карте складывалось имя их босса.

Его конкурентка, Сим Сан Чун, подошла к вопросу более творчески. Ее штаб выпустил видео, в котором она разносит своих политических оппонентов. Ролик стилизовали под демонстрацию лучших моментов в матче по Overwatch. Конечно, чтобы полностью насладиться видео, надо знать корейский язык, но даже простого понимания контекста достаточно, чтобы понять, насколько круто все сделано.

Политика в играх



Политический симулятор — это отдельный, давно оформившийся жанр, хотя игр, посвящённых непосредственно выборам, не так уж много. Одной из лучших в своей жанре можно считать The Political Machine 2016 — это стратегия, в которой вам нужно сделать своего кандидата президентом США. Выступать можно как за реальных политических деятелей, так и за собственноручно созданного политика. Хотя, понятно, что в последней версии (релизы The Political Machine традиционно приурочены к президентским выборам в Америке) пользователи чаще всего боролись либо за Трампа, либо за Клинтон — слишком велик был накал страстей вокруг тех выборов.

В этом же жанре выступает Democracy 3 — один из лучших политических симуляторов в принципе. Здесь нет глобальной карты, фигурок солдатиков или казны. Вместо них- динамика ВВП, бюджетный баланс, госдолг, шкала лояльности отдельных электоральных групп и вечно колеблющийся около нулевой отметки политический капитал. Любителям чего-то более острого стоит обратить внимание на Crisis in Kremlin, в которой можно развалить Советский Союз или же наоборот, продлить ему жизнь еще на три десятилетия. В роли генсека вам придется лавировать между различными политическими силами и стараться как можно дольше удержаться у власти.

Для тех же, кто глубоко погружен в тему и собирается играть серьезно, существует онлайн-проект NationStates — это самый подробный и сложный политический симулятор из всех существующих. К тому же, это многопользовательская игра.



Изначально NationStates создавалась как реклама книги Jennifer Government американского писателя Макса Барри, но теперь проект живет своей жизнью. Весь геймплей заключается в создании новых законов, отмене или переработке старых и наблюдением за результатом вашего законотворчества. Здесь можно создать страну экофашистов, попытаться построить честную анархию или дать коммунизму второй шанс.

Хотя политики обычно вспоминают об играх, только когда хотят на что-то обидеться или привлечь к себе внимание избирателей, а разработчики нередко пытаются нажиться на политической вражде, видеоигры могут выполнять и совершенно другую роль. Например, несколько лет назад на интерактивные медиа обратили внимание в ЮНЕСКО. По мнению представителей организации, видеоигры ценны тем, что способны развивать эмпатию и помогать взаимопониманию между разными людьми и группами людей. Так что, может быть, в недалеком будущем политика и игровая индустрия будут сосуществовать на совсем других принципах. А пока — давайте играть в хорошее и надеяться, что хотя бы при нашей жизни игры не запретят.

Обсудить