Оглавление

Якудза в играх и в реальности

Как выросла, расцвела и лишилась былого влияния традиционная японская организованная преступность

25 июня – дата релиза экшена Judgment, в котором важную роль играют якудза – представители японских криминальных кланов. Отвечает за новинку команда, в чьем послужном списке – боевики из цикла Yakuza, также посвященные разборкам якудза. Западные разработчики тоже не прочь подхватить эту тему. То в Hitman выскочит задание устранить босса клана Ямагути-гуми, то в предельно несерьезной Saint’s Row возникнут азиатские бандиты, то в GTA III члены якудза войну с колумбийцами устроят. Правда, на Западе японских мафиози обычно показывают карикатурно, а реальность, как всегда, куда богаче на нюансы. О них сегодня и пойдет речь.

От зарождения до расцвета



Кланы якудза зародились еще в XVII веке, во времена феодальной Японии. Уже тогда их представители в чем только не участвовали – от торговли краденым до организации борделей и игорных притонов. Но настоящий рост могущества криминальных кланов начался в XX веке, в промежутке между мировыми войнами. Мало что так помогает организованной преступности, как слабость государства, а в 1930-х годах в Японии как раз царил глубокий кризис – как в экономике, так и в политике. Кабинет министров менялся чуть ли не каждый год. Чтобы как-то отвлечь нацию от внутренних проблем, лидеры страны налегли на колониальную экспансию и влезли в Китай, чем только усложнили ситуацию – война затянулась.




А якудза тем временем расширяла деятельность в японских городах. Не забывая, впрочем, зарабатывать на той же китайской авантюре в качестве организаторов всевозможных провокаций. В январе 1932 года стартовала Первая битва за Шанхай – японцы высадились в городе. Но чтобы начать, им требовался повод. Им стало избиение в Шанхае японских монахов – ряд исследователей считает, что в деле были замешаны как раз наемники-якудза.

Расширили криминальные кланы и бордельный бизнес – в тылах японской армии почти всегда были «дома терпимости». Якудза занимались вербовкой женщин в основном в колониях (например, в Корее) и на недавно захваченных территориях. Тема для пострадавших народов крайне унизительная – японцам это много где припоминают до сих пор.

В 1941 году Япония окончательно доигралась с колониальными затеями, спровоцировав конфликт с Соединенными Штатами – страной с несопоставимо более мощными ресурсами и промышленностью. Последовало эмбарго, ответно-превентивный удар японцев, и длительная война, которую империя восходящего солнца проиграла. Японию оккупировали.



Позор и унижение для нации, но – новые возможности для якудза. Корейская и Вьетнамская войны сделали Японию главной базой американцев в Тихоокеанском регионе. А где крупная армия, там и армейское имущество, которые можно купить у нечистых на руку интендантов и выгодно перепродать. А еще платежеспособная (с долларами!) аудитория, охочая до баров, борделей и прочих злачных мест, на которых специализировались якудза. Поэтому их благосостояние и влияние вновь стали стремительно расти.

В 70-е и 80-е все было просто великолепно – это было время и общего могущества криминальных кланов, и экономического роста страны. Общество богатело, но связи мафиози с политиками никуда не делись. И якудза принялись стремительно легализовывать добытые преступным путем средства, вкладывая их в самые разные бизнесы. Самым крупным объектом для вложений, что логично для страны «на подъеме», стало строительство. Поговаривают, что большинство японских небоскребов построено отчасти на криминальные деньги.

Любимые занятия



Хотя якудза и начинали с традиционных для организованной преступности притонов и посредничества в найме дешевой рабочей силы, экономический рост и усложнение корпоративной структуры Японии привели к новым практикам. Самая знаменитая, пожалуй – сокайя, вид корпоративного шантажа с долей неповторимого японского колорита.

В азиатской культуре традиционно важно «сохранить лицо» — зачастую куда важней, чем в европейской. Чтобы избежать неприятных вопросов от акционеров или пресечь всевозможные слухи, менеджеры крупных компаний иногда приглашали на собрания якудза. Те одним своим видом могли заставить бунтарей придержать язык либо начинали шуметь так, что у собравшихся не было шансов задать неудобные вопросы. Но якудза быстро научились самостоятельно пользоваться слабостями промышленников. Разработанная ими схема была проста. Они находили компромат на топ-менеджмент какой-нибудь крупной компании. Затем покупали достаточное количество ценных бумаг, чтобы посещать собрания акционеров. После следовал простой и понятный шантаж – «платите откупные, или расскажем о том-то и том-то прямо при всех, акционеры захотят сохранить лицо, и проголосуют за ваше увольнение». Компромат мог быть и сфабрикованным, но менеджеры все равно платили, желая избежать лишней шумихи.



Размах сокайи был такой, что в 80-е годы власти приняли суровый закон специально против этой практики. Суть это изменило мало – якудза стали разве что лучше маскироваться. Полученные шантажом деньги оформлялись как пожертвования на благотворительность и политическую деятельность фиктивных партий. Или же жертвам предлагали посещать представления и выставки – по особым билетам в vip-ложу за совершенно несоразмерные деньги.

Одна из традиционно весомых статей дохода – наркотики. Якудза прошли тот же путь, что и европейские мафиози – от неприятия «дури» до активной торговли ею. Якудза организовывали лаборатории на Тайване и в Южной Корее, после чего перегоняли партии в Японию и реализовывали их через улицы и клубы.

Занимаются японские мафиози и изготовлением порнографии – благо, опыт организации притонов позволяет быстро находить актрис. Цифровые технологии тоже освоены: мошенничество, кардинг, взломы – все это прибыльно, а значит, интересует якудза.

Крестовый поход



К началу 1990-х якудза практически слились с государственной властью и чем дальше, тем больше легализовывались. Пока экономика Японии стремительно росла, всех все устраивало. Но в 1990-е динамика роста резко замедлилась. И тогда правительство решило провести «маленькую победоносную войну», крепко взявшись за якудза.




Это оказалось относительно просто – криминальные кланы давно чувствовали себя не подпольщиками, а вполне респектабельными организациями, и скрываться даже не пытались. Изничтожить весь организованный криминал в одночасье, как в свое время почти сделал это Муссолини, было, конечно, невозможно. Для этого понадобилась бы диктатура и решительные уличные бойцы, как в Европе 30-х годов XX века.

Японское правительство действовало поэтапно. Постепенно обрубалась одна «кормушка» за другой, принимались все более и более жесткие законы. Дела становились все хуже – самые неудачливые члены кланов перешли даже на кражу арбузов.

Попытки спасения



Кланы понимали, что рано или поздно их додавят. И попытались сопротивляться. Кто-то – открытым насилием. Например, в апреле 2007 года был убит мэр Нагасаки. Убийцей был член влиятельного клана Ямагути – он выстрелил дважды, и одна из пуль попала мэру в сердце.

На допросе якудза заявлял, что причиной стал помятый бампер его машины – ехал по территории стройки, угодил в яму, а городские власти отказались платить компенсацию. Звучит, конечно, как издевательство – сумма ущерба смехотворна. Сам инцидент с бампером произошел еще в 2003 году – за это время остыл бы даже самый горячий и неуравновешенный бандит. Можно не сомневаться, что истинная причина акции была в чем-то другом – например, отправить своеобразное «послание» властям.

Другим способом если не предотвратить, то отсрочить грядущую катастрофу была благотворительность. Якудза пытались завоевать общественные симпатии, оказывая гуманитарную помощь пострадавшим от землетрясений, в том числе и жертвам знаменитой Фукусимской трагедии 2011 года. Но во время той же Фукусимы в СМИ проникла информация, что якудза вербуют бездомных для ликвидации последствий на смертельно радиоактивной станции.

Закат



Пока что кланам не удается стряхнуть с себя затягивающуюся удавку. Доходы падают, организации хиреют. Страх перед якудза сходит на нет – обращений в полицию по поводу рэкета становится все больше и больше. Были даже успешные жалобы в суд от жильцов выселить проживающего по соседству якудза: мол, бок о бок с бандитом жить не хотим.




Если в 2007 году в Японии насчитывалось 84 тысячи якудза, то к 2015 году их стало на 30 тысяч меньше. А под конец 2018 года ряды якудза сократились до 30,5 тысяч. Некоторые радостно ожидают полного избавления от власти криминальных кланов уже к 2020 году.

Но не все так радужно. Японскому правительству вполне по силам уничтожить якудза – старую, во многом легализовавшуюся, тесно связанную с политиками, мафию. Благо, она не особо пряталась, и учтена чуть ли не до отдельного человека.

Но уменьшающееся количество людей в списках вовсе не означает, что организованная преступность исчезает. Активный «молодняк» (в том числе – из числа китайских и корейских бандитов) вполне может наплевать на традиции и связи главарей-оябунов. Ведь легко быть самим по себе – это, как минимум, дешевле. Да и кодекс никакой придумывать не надо.

Уничтожив организации якудза, японцы могут столкнуться с настоящим пчелиным роем небольших банд. Ликвидировать их поодиночке – не такая уж сложная задача. Но их общее количество и отсутствие контроля со стороны крупных кланов, а также растущая конкуренция за место под солнцем, могут спровоцировать настоящую криминальную войну в стране — как в выпусках Yakuza, только в еще больших масштабах

Обсудить