Оглавление

Засады в играх и реальности

Кто и как устраивает друг другу засады, и как их избежать

Если в игре есть бои, то в ней наверняка найдется место и засадам – от постановочных и необходимых по сюжету до возникших стихийно, благодаря генератору случайных чисел. В сетевых соревновательных играх устраивать другим западню (или, наоборот, попасть в нее самому) – дело обыденное. Бывают такие ситуации и в жизни, хотя и не у всех. Существует ли общее для игр и реальности «лекарство» от засад? Давайте подумаем.

Сквозь пески времен



Засады появились еще до того, как мир увидел не только организованную войну, но и человеческое общество как таковое. Они активно применялись в природе еще до появления наскальных картин с загоном мамонтов в ловчие ямы. Посмотрите на вашу (или соседскую) кошку – даже развлекаясь охотой на игрушку на ниточке, она отрабатывает тактику нападения из засады. Затаится, подготовится и внезапно наносит удар, пользуясь эффектом неожиданности.

Но люди развили засадную тактику еще дальше. Они куда больше напоминали волков, нежели кошек – организованные группы следят за передвижением противника, выбирают удачное место и, дождавшись правильного момента, яростно атакуют, в итоге уничтожая врага.

Ярким примером стала битва в Тевтобургском лесу, в 9 году нашей эры. Тогда воинственные германцы атаковали слывших непобедимыми римлян: эффект внезапности, знание родных лесов и яростный натиск позволили им разорвать противника на клочки. «Вар, верни легионы!» — полный бессильной боли стон императора, обращенный к уже мертвому военачальнику, говорит сам за себя.



А кочевые народы мастерски овладели искусством конной засады. Умело оперируя легкими, но проворными всадниками-лучниками, они выманивали тяжелую конницу оседлых народов ложным отступлением и выматывали долгой скачкой. Когда преследователи ослабевали, из какого-нибудь убежища появлялись свежие силы и довершали разгром противника.

В результате таких кочевых нашествий разных племен, от гуннов до монголов, пала не одна некогда сильная империя. Но и на такое «ультимативное оружие» можно было найти управу. Например, в битве при Молодях летом 1572 года русские воины остановили крымских татар, в предыдущем году сжегших Москву, как раз при помощи засады — на этот раз артиллерийской. Они притворным отступлением заманили татар к раскинувшемуся на одном из холмов вагенбургу – группе расставленных полукругом и соединенных цепями повозок, которые ощетинились пушечными жерлами. Татары не сразу поняли, на что напоролись, и вдобавок были опьянены собственным численным превосходством. Когда они опомнились, было уже поздно. Их войско настолько поредело, что о втором походе на Москву и речи быть не могло.

В мире сложных механизмов



Военное дело совершенствовалось вместе с развитием науки и техники, а вместе с ним совершенствовались и засады. Теперь их можно было организовывать с помощью сложных технических средств – например, подводных лодок. Это, пожалуй, самый «засадный» инструмент военно-морских флотов. Им уступали даже идеально подходящие для такого применения торпедные катера — хотя бы потому, что могли погружаться под воду только один раз.

Бьющие торпедами из-под воды подлодки «охотились» на уязвимые транспортные (иногда и на боевые, но менее эффективно) корабли как поодиночке, так и командами. В группы чаще всего собирались для нападения на конвои – «волчьей стаей» прорвать прикрытие и нанести большие потери было проще, чем поодиночке.



Но на каждый хитрый прием находился ответ. В Первую мировую, например, засады стали устраивать на самих подводников. Британцы создавали корабли-приманки – что-то довольно небольшое, но все же заслуживающее внимания. Экипаж подлодки видел в перископ одинокую цель и, как правило, всплывал, чтобы отправить на маленький транспортник абордажную партию. Торпед было не так уж и много, и тратить их было жалко.

Как только люк открывался и шлюпка со штурмовиками отходила от лодки достаточно далеко, англичане срывали маскирующий орудия и пулеметы брезент и расстреливали как саму подводную лодку, так и шлюпку с несчастными.

А на сухопутных театрах Второй мировой часто применялись танковые засады. В отдельных случаях, когда требовалось замедлить продвижение противника, это было очень эффективное средство. Танковые засады стали одной из визитных карточек оборонительного этапа битвы за Москву. Широко известна история советского «танкового аса» Лавриненко, который спас на своей «тридцатьчетверке» Серпухов, разгромив из засады мобильный немецкий отряд, рвавшийся к беззащитному городу.



Но у этого тактического средства был и серьезный минус, не позволявший использовать его при каждом удобном случае. Ведь сила танков – в количестве и в маневре. Больнее всего танки бьют, будучи собранными в сильный кулак. Засады же предполагают перекрытие множества потенциальных путей подхода противника. Где-то танки в засадах, допустим, соберут свою кровавую жатву. А где-то противник прорвется, и контрударять по нему будет сложно, ведь разбросанные по засадам танки еще нужно собрать, а это время. Поэтому многие командиры сознательно отказывались от танковых засад, предпочитая держать боевые машины в готовом к действиям кулаке. И делали весьма мудро.

После Второй мировой засады все чаще появлялись в рамках «противопартизанских» войн. Особенно хорошо это удавалось более слабой стороне там, где этому способствовали условия местности. Например, во Вьетнаме с его джунглями или гористых Чечне и Афганистане.



Правда, сильная сторона могла бороться с засадами техническими средствами. Например, американцы создавали для сопровождения своих колонн гантраки – бронированные и ощетинившиеся десятками крупнокалиберных стволов грузовики. Они создавали такой шквал огня, что прошивали любые джунгли даже в режиме стрельбы «наугад». А русские в Афганистане и Чечне ставили на эти же грузовики зенитные автопушки, особенно ценные тем, что их можно было (в отличие, например, от танковых орудий) задрать чуть ли не на 90 градусов. И поливать из них любые, даже самые высокие, горы. Этим, впрочем «противозасадные ухищрения» не ограничивались.

Засадой против засад



Посмотрев какое-нибудь кино про Вьетнам, можно подумать, что засада в войне, носящей полупартизанский характер, – выбор более слабой стороны. Но это не так. Устраивать западни выгодно (по крайней мере, с тактической точки зрения) всем участникам конфликта. Ведь «партизанская» сторона всегда стремится уйти в тень, чтобы нивелировать свой проигрыш в технике и тяжелом вооружении. И вытащить ее из тени можно, лишь найдя тень еще темнее.

Так делал, например, советский спецназ в Афганистане. Моджахеды получали оружие из Пакистана. Груз переправляли на караванах – в дело шли как автомобили, так и груженые «Стингерами», медикаментами и боеприпасами ишаки или мулы. Устроить засаду на караван было проще, чем искать по горам хорошо умеющих прятаться моджахедов. И спецназ этим пользовался.



Например, в ноябре 1985-го он организовал образцовую засаду в районе Сафед-санг. Незадолго до этого тут прошла крупная советская операция против моджахедов. Те, конечно же, попрятались и приостановили движение караванов через этот район. Но, как только войска ушли в пункты дислокации, все возобновилось. Причем караваны стали «жирнее», так как надо было нагнать «отставание от расписания».

Гантраки в играх и реальности

Но моджахеды не знали, что ушли не все «шурави», – на подсказанных агентами афганского правительства путях расположились засады спецназа. Был выбран великолепный участок – ущелье, которое было запечатано с обеих сторон всего двумя группами. Засада расположилась в брошенных крестьянских домах – толстые глинобитные стены надежно прикрывали русских от афганских пуль. Поэтому, впустив караван в ущелье, спецназовцы просто расстреляли моджахедов – все было организовано так грамотно, что у тех не было и шанса. Те, кто не погиб от пуль, напоролись на расставленные заранее минные заграждения и подорвались.

Случались в Афганистане и более необычные засады, как бы сказали игроки, «с прокачанным стелс-элементом». В июне 1987-го, возле кишлака Кобай, была обнаружена крупная караванная тропа. Движение по ней было регулярным, но изобиловало интервалами. Идет один-два моджахеда, рядом – груженый оружием ишак. Через пару минут еще такая же группа. Все, чтобы крупный караван не было видно с вертолета.



При этом общее число бойцов в нем было велико – если устроить обычную засаду со стрельбой, то поднимется тревога, все сбегутся в одно место, и начнется такое, что любой зомби-апокалипсис покажется передышкой.
Поэтому спецназ поступил хитро – «оседлавший» тропу в сумерках отряд из 38 человек разбился на 3 группы и занял скрытые позиции. На виду стояли два загримированных под моджахеда бойца – советский таджик и лояльный афганец. Они спокойно ждали небольшие группки моджахедов с тем, чтобы внезапно выхватить оружие, взять неприятеля в плен и отвести его тайное место, где их связывали и контролировали другие спецназовцы.

До утра все шло успешно, но потом случилось то, что мы так часто видим и в играх: стелс провалился. Очередная парочка сдаваться отказалась, поднялся шум, и к месту засады стянулись те самые превосходящие силы. Завязался серьезный бой – моджахеды приволокли минометы и безоткатные орудия. К полудню, правда, подтянулось подкрепление – примчались мотострелки на бронетехнике и прилетала авиация. Моджахеды, потеряв несколько сотен человек, разбежались, но успех был достигнут дорогой ценой – погибло девять спецназовцев.

Как пережить засаду?



Если вы попадете в засаду, то пассивно лежать на земле и пытаться переждать ее – не лучшее решение. Противник загодя занял удобные позиции, имеет инициативу и может спокойно расстреливать вас, как пожелает. С другой стороны, просто ломиться ему навстречу, пытаясь инициативу перехватить, – верный шанс на быструю смерть.

Но существует один принцип, который позволит не только повысить свои шансы пережить засаду, но еще и нанести неприятелю максимальный урон. Как ни удивительно, он одинаков для игр и для реальности. И принцип этот – готовиться к попаданию в засаду заранее.

Речь не о заранее обреченной на провал попытке предусмотреть каждую мелочь. Нет, речь о тренировках по выстраиванию командной работы в вашем подразделении – или в киберспортивной команде. У войны и многих игр не так много общего, но одно сходство точно есть – что там, что там, победу обеспечивают слаженные действия, а не одиночные эскапады.



Поэтому, если вы «сладите» людей так, что они станут понимать друг друга с полувзгляда, смогут анализировать обстановку и принимать правильные решения и при убитом командире, будут действовать как единый организм, то каждый из них по отдельности сильно повысит свои шансы. И тогда, возможно, правильно проведенная контратака сметет вражескую засаду с минимальными потерями.

Время от времени такие эпизоды, кстати, носят совсем уж необычный характер. Так, в мае 2004-го, небольшая группа британских солдат попала в Ираке в засаду, причем численный перевес был на стороне противника. В самый неподходящий момент на бронетранспортере отказала автоматическая пушка. Чтобы отвлечь неприятелей от спешно чинимой на месте бронетехники, британский сержант по фамилии Вуд организовал немедленную контратаку. Англичане атаковали по старой традиции, с примкнутыми штыками. Прикрывая друг друга огнем, они добрались до противника и бросились в рукопашную. Часть иракцев была перерезана на месте, а часть в ужасе разбежалась. Сержанта наградили.

Еще, конечно, можно учить противозасадную тактику, правильно организовывать порядок передвижения – как в бою, так и в колонне – но тут слишком многое зависит от местности, противника, времени года и суток, и тысячи других факторов, так что «универсальная» рекомендация может быть только одна – проводите «сыгровку» и отрабатывайте разные ситуации.

Современные средства ведения войны эволюционируют семимильными шагами – сегодня достаточно задать правильные данные и нажать на кнопку, чтобы нанести сокрушительный удар по территории радиусом в десятки тысяч километров. Но как бы ни менялась война и какие бы чудеса техники на нее ни отправляли, мы еще увидим множество самых разнообразных и хитрых засад. А, значит, они будут появляться и в играх – причем не только про «прошлое», но и про самую что ни на есть современность.

Обсудить