Оглавление

Humankind – главный сюрприз gamescom

На Gamescom 2019 мы посмотрели одну из главных премьер выставки — игру, которая очень хочет стать новой «Цивилизацией» (и у нее это получается!)

Разработчики из маленькой парижской компании Amplitude Studios всегда мечтали о двух вещах: о космосе и о том, чтобы делать стратегические игры. Их дебютный проект — Endless Space, вышедший еще в 2004-м году, оказался настолько успешным, что студию незамедлительно приобрела SEGA. После того как Endless Space стала хоть и не блокбастером, но однозначным жанровым хитом, у Amplitude появилась третья мечта — повторить успех Сида Мейера, человека, который когда-то придумал великую Civilization.



На выставке Gamescom 2019, которая в эти дни проходит в Кельне, разработчики называют свой новый проект Humankind не иначе как «делом всей жизни» (opus magnum). Дело всей жизни выглядит как «Цивилизация», играется как «Цивилизация», но при всем при этом — обладает множеством собственных особенностей.

Из похожих вещей: перед нами карта мира, поделенная на условные шестигранники, по которым перемещаются человечки-юниты. На дворе — палеолит, поэтому юниты одеты в набедренные повязки из пальмовых листьев, носят копья с деревянными наконечниками и выслеживают на соседних клетках мамонта, чтобы превратить его в важные для развития цивилизации ресурсы. Humankind игра походовая, а каждый ход на этой стадии равен паре сотен лет. Вдоволь набегавшись за мамонтами, человечки в итоге выходят в прекрасную долину в русле плодородной реки, конвертируют все шкуры в очки науки, резко умнеют и основывают первый город.



И вот тут начинается интересное: вся история человечества условно поделена на шесть периодов, от каменного века до информационного. И при переходе от одного периода к другому нам предлагается выбрать одну из «цивилизаций», которой станет на этом временном отрезке ваш народ. В бронзовом веке предлагаются ассирийцы, египтяне и другие древние народы, в индустриальную эпоху условные «немцы», «русские» и так далее – всего шестьдесят разных цивилизаций.

В зависимости от сделанного выбора ваша цивилизация получит и определенные бонусы. Ассирийцы сеют пшеницу и сытно кормят народ (бешеный бонус к рождаемости), египтяне — возводят пирамиды и двигают науку. На протяжении тысячелетий ваш народ пройдет множество трансформаций и вчерашний Вавилон будет переименован в Царьград, потом в Мюнхен, ну а в конце и вовсе может стать Ленинабадом. Причем вместе с переходом в новую эру меняется даже облик карты: вчера тут стояли глиняные мазанки, завтра появятся домики с черепичными крышами, ну а послезавтра вырастут многоэтажные человейники класса «бизнес-комфорт». При этом если вы когда-то были греками, а вдруг стали, условно, американцами — все исторические парфеноны обязательно сохранятся на ладшафте и будут крайне занятно смотреться среди хайвеев и «макдоналдсов».

Что еще серьезно отличает Humankind от Civilization — здесь, как в какой-нибудь настолке, все очень строго ограничено. Нельзя построить пятьдесят городов и тысячу юнитов — максимум несколько штук и пару армий, на содержании которых еще нужно не разориться.



Возня с армиями это отдельная «игра в игре». Сами по себе ваши орды боевых слонов занимают всего одну клеточку на карте, но стоит им встретить противника, как они тут же разворачиваются в боевые порядки и занимают до двенадцати окрестных «гексов» — начинается сеча в духе какого-нибудь варгейма из девяностых, когда надо учитывать, на какой высоте расположена артиллерия, не увязнут ли ваши мушкетеры в соседнем болоте (страшные минусы к обороне!) и не получилось ли так, что огонь вашей катапульты загораживается соседним холмом.

Конечно, как и в любых «цивилизаторских» играх, здесь есть и наука, и экономика, и дипломатия — но все эти тонкости, очевидно, очень сложно понять в рамках короткой часовой презентации на Gamescom. Зато сейчас понятно главное — у Сида Мейера появился даже не конкурент, а очень достойный последователь и подражатель. И если в ближайший год не будет никаких вестей о Civilization VII, то мы, кажется, знаем, во что будем играть, повторяя до пяти утра заветную мантру «one… more… turn!».

Обсудить