Оглавление

Первые впечатления от Assassin's Creed Valhalla

Убил, украл, пропил, повторил — учимся быть викингом в Восточной Англии в IX веке

Разборки в чьем-то замке чем-то напоминают сцену из «Последнего королевства» — я с моим войском у стены, другой викинг — на стене, держит в заложниках будущего правителя Восточной Англии. «Что же, мы, два гордых дана, будем драться из-за какого-то местного?», — спрашивает он. Насчет двух, конечно же, вранье: если я сейчас пойду драться с ним лицом к лицу, на меня выскочит не только он сам, но и его лучший воин с боевым волком. Но есть еще вариант — в лучших традициях ассасинов забраться на башню рядом с внутренним двором, где сейчас окопается вся эта компания, чтобы точным ударом поразить главного негодяя.



Сливаться с тенями и вжиматься в стены, впрочем, не очень тянет. Два часа в демоверсии Assassin’s Creed Valhalla пролетели за простыми викингскими радостями — от метания топоров во вражеских бойцов до распивания бочки медовухи на скорость (мало пить в ритм с пульсирующей на экране иконкой — нужно еще и помочь герою держаться более-менее прямо). Когда на драккаре подплываешь к чьему-то плохо защищенному поселению и с диким гиканьем кидаешься на штурм, возглавляя толпу охочих до драки бойцов, идея ползать по кустам и аккуратно отстреливать часовых кажется совершенно непривлекательной. Максимум — обойдешь часовню, где окопались последние защитники, чтобы расколотить топором окно и ввалиться внутрь, как северный демон, оставляя за собой след из цветных осколков и изрубленных тел.



Возможно, все дело в самой Восточной Англии. Демоверсия Valhalla стартует не с самого начала и участвовать в ней предлагают, в основном, в боях, так что погрузиться в сюжет толком не выходит. Но полузатопленные поля, по которым путешествует герой, и ветхие укрепления рассказывают собственную историю — историю страны, где постоянно пасмурно и неприветливо, деревья как-то особенно угрюмо тянут к небу ветви и даже коты смотрят на тебя так, как будто сейчас свернут твоему ворону шею, вырвут тебе сердце и отберут твой драккар. Дважды.

Там, где в Assassin’s Creed Odyssey было лазурное море, зелень оливковых рощ, светлые узоры дорог и белый мрамор, в Valhalla — мрачные тени стен и башен, серые заводи и, кажется, даже смутно ощутимый запах гниющих досок. Зато встреченный у реки рыбак с сынишкой — викинг, якобы прибывший на остров еще в войске Рагнара Лодброка, — вовсю нахваливает плодородность здешних земель: мол, на родине все еще хуже. Только настраиваешься на увлекательную беседу, как он предлагает подраться насмерть. И пока ты гадаешь, не ослышался ли, объясняет: сын должен увидеть, как отец умирает героем, пав от руки достойного противника. Если бы старый вояка отошел буквально на двести метров в сторону, то тут же напоролся бы на отребье, которое здесь вырезает целые фермы пачками (почему-то, правда, не забирая хозяйские ценности), и мог бы погеройствовать более осмысленно, но нет. Возможно, где-то на полях Восточной Англии прячется много веселых NPC, похожих на жизнерадостных греков, но моему герою попадались, в основном, суровые, исполненные чувства собственной серьезности люди — под стать окружающему миру. Правда, один затейник тут же предложил моему герою глянуть на его «кхе-кхе, большой меч», но весь этот декаданс несложно пресечь на корню.



Как и в Odyssey, главный герой Эйвор может быть хоть женщиной, хоть мужчиной — навыки персонажа от этого никак не меняются. Валькирией он отчего-то выглядит даже суровее. Не исключено, что из-за неожиданно низкого хриплого голоса — эдакая напрочь осипшая после долгих морских путешествий Лагерта из «Викингов». Влияет ли пол на исход квестов, неясно. Странствуя по Восточной Англии в поисках желающих присоединиться к небольшому освободительному походу за захваченным англосаксонским правителем, я набрела на полуразрушенную часовню, а в ней — на боевую монашку. Стоило Эйвору ее вежливо поприветствовать (серьезно, даже без топора в руках), как дева обозвала его демоном, пообещала вырезать вместе с остальными варварами и расчехлила меч. Файтинг под распятием — это, конечно, драматично, но минус еще одна потенциальная союзница в команду. Вдруг Эйвор-валькирия нашла бы с ней общий язык? Увы, трудно нравиться всем, особенно когда ты суровый северный воитель в стране, где тебе совсем не рады.

В остальном весь процесс обшаривания окрестностей — один в один Assassin’s Creed: Odyssey, с поправкой на то, что строений и NPC вокруг не так уж много. Тем не менее, время от времени попадаются те самые разоренные фермы. C помощью «зрения Одина» (работает примерно так же, как «зрение Афины» в Odyssey) можно не только подсветить, где околачиваются бандиты, но и найти ключ, которым обычно заперт хозяйский дом (в одном случае он лежал в каком-то сундуке, в другом ради него пришлось лезть в колодец, подсвечивая себе путь факелом). Так что ассасинские навыки Эйвору — все таки не лишние. Новые умения он как приобретает в обмен на очки способностей в меню (из того, что уже есть), так и получает в награду за выполненные квесты, добывая особые свитки.

Освальд, которого мне надо освобождать, в реальности и вправду правил Восточной Англией в 9 веке. Про него нет записей в средневековых хрониках, но он все равно сохранился в истории благодаря монетам с его изображением. Предположительно, дорогу к престолу ему открыла смерть Эдмунда Мученика, которого убили викинги Ивара Бескостного, сына Рагнара. Про Эдмунда игра тоже вспоминает — в одном из побочных квестов есть трон, из которого торчат стрелы. Стоит попытаться их вытащить, как стоящая рядом женщина завопит, что делать так не надо — это же тот самый трон, на котором варвары казнили короля Эдмунда. Жаль, в вариантах реплик нет возможности спросить, кто и как так ловко снял тело правителя с трона, не тронув стрелы. Я выдергиваю часть, и женщина тут же предлагает их купить. Драку не навязывает, и это даже немного подозрительно — наверняка потом устроит мне где-нибудь засаду на дороге.



У историков нет единодушия в вопросе, как Освальд взошел на трон — благодаря данам или еще кому-то. Что ж, в Valhalla охотно пользуются этой неясностью, чтобы Эйвор сам помог англосаксу занять престол. Пока ищешь союзников, можно либо упирать на то, что Освальд отличный король и ему надо помогать, либо — на то, что Восточная Англия в беде и ей надо помогать. Ближайший результат одинаковый (Освальд свободен, люди ликуют), но, возможно, это на что-то повлияет дальше. Тот небольшой выбор, который есть в демо (помиловать обидчика Освальда или казнить), в моем случае быстро привел в никуда. Отпущенный восвояси обидчик вернулся срывать королю праздник, и тут я его уже убила окончательно на радость всем собравшимся.

Бои в Valhalla — тоже в духе Odyssey: у героя есть базовый удар, есть несколько спецприемов, на которые расходуется особая энергия, он может парировать вражеские удары и отскакивать в сторону. Оружие Эйвора ощущается очень увесистым, а один из спецприемов — поочередно метать в противников топоры (в том числе с двух рук), — выглядит практически реверансом в сторону God of War. Если вы штурмуете чье-то укрепление, то, как и в больших битвах в Odyssey, убивать всех NPC необязательно — достаточно выполнить то задание, о котором вас просят (например, разбить тараном несколько ворот). Защитники сопротивляются — пытаются воткнуть меч в спину, стреляют из луков со стен, кидают горшки с зажигательной смесью. Отчасти происходящее напоминает простой пазл — успей разглядеть, где висит тяжелый груз, который можно сострелить на головы вражеским лучникам, и где есть горшки с чем-то легковоспламеняющимся, которые можно быстро взорвать даже обычной стрелой.



Огонь — чуть ли не худший враг викинга, еще злее, чем элитные берсерки и боссы с их жирным запасом здоровья. В насквозь отсыревшей Восточной Англии постоянно что-нибудь горит — огонь льется со стен, огненные стрелы летят с неба, в замках горят костры, много костров. Как и в Odyssey, если наступаешь на огонь, то загораешься и можешь умереть, а возможностей для этого — еще больше. Самое обидное, когда штурмуешь такой замок с десятками костров, но все равно вокруг темным-темно, и без зрения Одина ничего толком не разобрать, кроме других горящих викингов.

Впрочем, в Valhalla есть не только убийства. Не хочешь наперегонки пить медовуху — можно съездить в Норфолк ради соревнования в викингской перебранке. Процесс выглядит так — пока не истечет время, герою нужно выбрать одну из трех фраз так, чтобы она рифмовалась с фразой обидчика. Или можно напиться и попробовать силы в стрельбе по мишеням. Пока герой идет до места состязаний, весь мир вокруг качается, но как дело доходит до состязания, Эйвор начинает посылать стрелы в цель бестрепетной рукой. Пока ищу хоть какие-то развлечения, все же нахожу сайдквест, в финале которого наконец вербую достойных (по мнению главного героя) бойцов в команду драккара — бандитского вида паренька и еще более бандитского вида кота. Не сомневаюсь, по сравнению с отчаянным рыбаком и монашкой-берсерком, оба будут оплотом здравомыслия в команде.

Механики игры практически не изменились, но в этом нет ничего дурного — зачем менять то, что работает? В демо стелс воспринимался необязательным довеском, но не исключено, что более поздние миссии изменят это впечатление. Новизна тут в другом: по сравнению с в целом жизнерадостной Odyssey, Valhallla пока что — явно игра про мрачные пейзажи, боевую ярость, лихие схватки на топорах и приключения в антураже «Викингов» и «Последнего королевства». Звучит тоже неплохо, хотя после античных городов и египетских пирамид английские деревушки и замки выглядят чудовищно провинциально — так и хочется сжечь дотла.

Обсудить