Оглавление

Days Gone

Бледная копия Red Dead Redemption 2 — про зомби и с байкером-бомжом в главной роли

Неизвестный вирус вырывается из глубин лабораторного ада и превращает в ад современную Америку. Сотни миллионов мертвы, миллионы обращены в бессмысленных кровожадных упырей. Немногочисленные выжившие объединяются в колонии-поселения, пытаются восстановить цивилизацию из металлолома, пластыря и старых консервов — получается так себе. Иногда откуда-то прилетают на вертолетах невесть как уцелевшие федералы и творят нечто таинственное и зловещее.



Сколько раз за последние десять-пятнадцать лет мы наблюдали этот спектакль (в фильмах, комиксах и книгах) или участвовали в нем лично (в видеоиграх)? Считать даже как-то боязно. Days Gone не привносит в этот избитый сеттинг ничего особенно нового. Имя разработчика, если честно, многого изначально не обещало. Компания Bend Studio существует уже добрую четверть века, но за все время произвела только одну собственную серию — не слишком запоминающийся боевик Syphon Filter, последняя часть которого вышла 12 лет назад еще на PlayStation 2. С тех пор в Bend усердно трудились в тени чужих шедевров: выпустили один неплохой спин-офф во вселенной Resistance и две части Uncharted для PS Vita — по-своему милые, но не сравнимые по уровню с оригиналом.

И вот в 2016 году команда снова дослужилась до права сделать что-то свое. Спустя три года выяснилось, что Bend Studio все-таки не сумела прыгнуть выше планки Syphon Filter. А еще, кажется, завела привычку пользоваться чужими наработками. Как мы и предполагали в нашем превью, ничего общего с The Last of Us у Days Gone нет, если не считать формальных признаков. А вот чего мы не могли предположить, так это того, что получившаяся игра будет настолько сильно напоминать Red Dead Redemption 2.

Главный герой по имени Дикон — байкер, и живет он в погрызенной зомби Америке. На этом ключевые различия заканчиваются. А дальше начинаются сходства. Дикону приходится постоянно заботиться о мотоцикле — заправлять его, чинить и обвешивать апгрейдами (совсем, как лошадь в RDR2). Дикон скитается между лагерями, в которых меняет на местную валюту трофейные уши зомби, общается с второстепенными персонажами и даже сдает на общественные нужды мясо убитых животных — охота на оленей и волков, соответственно, тоже есть. Львиная доля игры проходит на глобальной карте, где на Дикона постоянно нападают местные бандиты и людоеды, а сам он время от времени выручает из беды разных горемык. Даже характерные иконки в виде знаков вопроса, то и дело возникающие на мини-карте, — и те напоминают о последней игре Rockstar. Вплоть до смысловых совпадений — как банда Датча стремилась сбежать на Запад, так и Дикон с приятелем по кличке Бухарь без устали мечтают, как начнут новую жизнь к северу от Орегона.



Вольно или невольно, но Bend во многом копирует Red Dead Redemption 2 и делает это с энтузиазмом троечника, списывающего контрольную у отличника. Вроде бы предполагается, что игрок должен привязаться к своему байку и с энтузиазмом привинчивать к нему новые выхлопные трубы и фонари, но на деле мотоцикл — скорее обуза, которую терпишь разве что ради возможности быстро сохраняться возле него. Байк еле ездит — маршрут в пару километров опустошает бензобак более чем наполовину, и пройдет половина игры, прежде чем удастся установить взамен что-то поприличнее. Канистры с топливом для дозаправки разбросаны повсюду, но взять их с собой почему-то нельзя, хотя по сюжету Дикон приматывает к сиденью предметы схожих габаритов и спокойно с ними ездит. Кататься на байке, в принципе, приятно, но излишне хлопотно.

Кроме озверевших зомби, бандитов и злых культистов, на дорогах героя ждет мало интересного. Второстепенные миссии и так выдаются на базах, освобождение выживших приносит прибыль, но встречаются они редко — вероятность нарваться на орду из сотни зомби гораздо выше, тем более что из-за багов, которыми напичкана текущая версия игры, упомянутая толпа может в буквальном смысле свалиться Дикону на голову — из воздуха. В Red Dead Redemption 2 каждая поездка по пыльной дороге могла открыть новую сюжетную линию, а в Days Gone героя ждет только смерть и вторсырье для крафта. Впрочем, разжиться последним можно во время миссий и пеших прогулок. Поэтому в большинстве случаев лично ехать к пункту назначения просто невыгодно, гораздо удобнее пользоваться точками быстрого перемещения.

Когда игрок встречает толпу мертвяков или фанатиков-марафетчиков, становится интереснее, но ненамного. Враги сильны, но близоруки и тупы. Что зомби, что люди легко могут не заметить, как в пяти метрах от них здоровенный тип в косухе и с ножом выпускает кишки их товарищу. Если героя обнаружат, то, конечно, пиши пропало: патронов всегда мало, оружие ближнего боя ломается, а все неприятели как назло нечеловечески сильны и крепки. Даже если из кустов их можно убить одним ударом, в ближнем бою приходится наносить никак не меньше полудюжины ножевых, а уж принять на грудь пол-обоймы из пистолета и продолжить огрызаться способен даже самый тщедушный гопник. Непрокачанный Дикон еще и довольно плохо стреляет, поэтому пользоваться огнестрелом, особенно в начале игры, просто неинтересно. А к тому моменту, как откроются пушки посерьезнее, уже можно прокачать ветку с холодным оружием и выработать тактику кожаного ниндзя с утыканной гвоздями битой наперевес. Кроме того, при помощи специальных навыков Дикона можно научить дольше пользоваться предметами ближнего боя и чинить их с помощью металлолома — и тогда пушками пользуешься, лишь когда не остается других вариантов.



Окружающий мир вообще не слишком убедителен — отчасти из-за багов, отчасти из-за тотального однообразия и, наконец, из-за изъянов дизайна игрового мира и геймплея. Сделать игру про борьбу за редкие ресурсы в открытом мире — вообще задача нетривиальная. Авторам Red Dead Redemption хотя бы не надо было создавать атмосферу разрухи и запустения, и вдобавок в выживании была своя романтика — разбить в степи палатку, подстрелить и зажарить койота, сварить с утра кофе на костре и скормить лошадке морковку — вот это все. В Days Gone ничего такого нет, в диких землях задерживаться лишний раз вообще не хочется, но при этом решительно непонятно, отчего выжившие так упорно не желают покидать своих городов.

Нет, на словах лидеры группировок снаряжают экспедиции собирателей и разведчиков, но встречаться с ними приходится только по сюжету. В реальности же по дорогам нормальные люди не ходят, если не считать попавших в беду работяг. С другой стороны, зря не ходят: апокалипсис, кажется, не особо потрепал эти места. На каждом шагу валяется топливо (и кто-то еще подносит взамен использованных канистр новые), в каждой лачуге можно найти медикаменты, спирт, керосин. Бывшие полевые госпитали обеспечены спальными местами и исправным оборудованием, но в них почему-то никто не живет. Ну да, есть зомби и лихие люди, но они, как уже упоминалось, очень тупые.

Складывается ощущение, что жителям захваченного зомби Орегона и так неплохо. Редкий коренной обитатель лагерей поедет за ворота, да и зачем, если можно нанять байкера? Чтобы получить опыт и доступ к продвинутой экипировке, Дикону нужно оказывать местным авторитетам разнообразные услуги: о некоторых они просят сами и это обычные побочные миссии с сюжетом. Другой тип заданий логически обусловлен окружением — рядом с любым лагерем обязательно найдется зараженная местность с гнездами зомби или лагерь разбойников.



Избавляться от тех и других можно по одним и тем же схемам. Гнезда (выглядящие как забитые ветками и соплями комнаты площадью в пару квадратных метров) — найти по запаху, бросить коктейль Молотова и спрятаться в мусорном баке от сбежавшихся на огонек зомби, потом проделать все то же заново три-пять раз, в зависимости от площади заражения. Бандитов — подкараулить в кустах, заманить в расставленные ими же капканы. Кого успеешь — прирезать, остальных — расстрелять. А если силы окажутся совсем неравны, всегда можно отбежать на сто метров, выждать пару минут и вернуться как ни в чем не бывало. Короче, ничего такого, чего не мог бы сделать десяток крепких ребят с автоматами, но жители поселений, очевидно, тоже потихоньку мутируют и теперь у них лапки.

В сюжетных миссиях бывает некоторое разнообразие — иногда они заканчиваются боссом или мотоциклетной погоней, увлекательной в меру (скромных) сил движка. Но в большинстве случаев хорошо видно, что это развлечение сделано людьми, годами работавшими над коридорным шутерами. Есть дорога-кишка, по которой расставлены противники, ловушки и боеприпасы. Через них надо как-то пробраться — где-то по-тихому, где-то с боем. В противоположном конце пути покажут ролик. Потом, возможно, придется ехать обратно. Или еще пострелять. Или и то, и другое. А в конце снова покажут ролик.

Наверное, самый увлекательный аттракцион в игре — битвы с крупными скоплениями врагов или особо увесистыми боссами. Разработчики, как правило, помещают их в любовно созданную местность, которая подразумевает импровизацию. Заманивать толпы зомби в узкие места, чтобы зашвырять гранатами, поливать их свинцом с крыш и башен — азартная и в хорошем смысле нервная часть игры.

Days Gone не лишена светлых моментов — например, сюжет, автор которого явно старался сделать персонажей поколоритнее. Есть старушка, которая до войны была надзирательницей в тюрьме, а после нашествия зомби возглавила поселение и по привычке возродила там лагерные порядки и рабский труд. Есть иссеченный шрамами суровый лидер ополчения, который оттаивает по мере того, как видит, что Дикону не все равно. Сам Дикон очень трогательно заботится о Бухаре, которому в самом начале культисты сожгли горелкой руку, и теперь ему все хуже, но он ничего, держится. Не менее трогательны воспоминания героя о предположительно погибшей жене, которой он воздвиг монумент на месте ее последней стоянки, и теперь ходит к нему повздыхать, невзирая на вечно слоняющихся поблизости зомби. И так далее.



Герои Days Gone по-человечески симпатичны, в них хочется, но не получается поверить, поскольку их поступки за пределами роликов неубедительны, да и ведут персонажи себя неестественно — большую часть времени торчат на одном месте, днем и ночью. А иногда авторы сценария сами доводят ситуацию до комедии. Возможно, они хотели как-то скрасить однообразные похождения главного героя, и поэтому Дикон постоянно разговаривает сам с собой. Комментирует любое событие на экране, бормочет под нос ругательства, словно старый дед, ругается с радио. Реплик не слишком много, они быстро начинают повторяться, из-за чего герой становится совсем уж похож на спятившего бездомного — а он и так все время побирается, таская из чужих домов тряпки и пустые бутылки и вырезая цветмет из-под капотов брошенных машин.

Нельзя сказать, что Days Gone — плохая игра. В ней есть симпатичные пейзажи (которые, впрочем, умудряются тормозить на обычной PS4), брутальные сцены расправы с отрывом конечностей. Баги и разные нелепости делают прохождение скорее веселым, чем раздражающим — не в последнюю очередь потому, что игра часто делает автосейв и плата за смерть невысока. И основные геймплейные механизмы все-таки работают — с условностями, однообразно, хуже, чем у конкурентов, но это проверенные временем механизмы.

Больше всего ощущения от Days Gone неожиданно напоминают Syphon Filter (в который я играл двадцать лет назад) — вроде весело, но, конечно, не Half-Life. Существенная деталь при решении о покупке заключается в том, что Syphon Filter большинство из нас брали по цене 35 рублей за диск на вещевом рынке (других вариантов не было), а за расширенное цифровое издание Days Gone просят чуть больше 5 тысяч (за обычное — 4500). Так что в этот раз, пожалуй, стоит дождаться распродажи или раздачи игры по подписке на PS Plus.

Обсудить