Оглавление

South Park: The Fractured but Whole

Анальная магия, супергеройские разборки, гендерные вопросы и вдыхание кошачьей мочи – у детей из Колорадо все как всегда

Сериалу South Park в этом году исполнилось 20 лет — по маститости он уступает разве что «Симпсонам». Это колоссальный срок: далеко не каждая мыльная опера выдерживает такой марафон, что уж говорить о ситкомах для взрослых, особенно тех, где главной темой для шуток был и остается пердеж.



За такой срок трудно не измениться, еще труднее не изменить себе, но у «Южного парка» как-то получается. И дело не в формате: здесь у сериала были разные метания, вроде довольно долгого периода увлечения кинопародиями. South Park всегда оставался особым измерением, в котором осмеять могли кого и что угодно. Консерваторы, демократы, мексиканцы, евреи, англосаксы, веганы, саентологи, Аллах, Барабара Стрейзанд, президенты Буш, Обама и Трамп — сценаристы раздавали сатирические оплеухи всем, кто оказывался в центре текущей новостной повестки и в ближайшем радиусе поражения.

Бессменные авторы сериала, Трей Паркер и Мэтт Стоун, чувствуют себя в поп-культуре словно рыбы в воде. Об играх они заговорили почти десять лет назад, когда выпустили эпизод про World of Warcraft — и показали отличное знание предмета. Игры по фильмам, мультфильмам и сериалам обычно получаются из рук вон плохо, но с The Stick of Truth случилась совсем другая история — Паркер и Стоун будто вовсе не заметили смены формата. Как и аудитория: игра была похожа на еще один эпизод South Park, к которому прикрутили геймплей от фэнтезийной ролевой игры.



Fractured but Whole производит похожее впечатление, хотя в геймплее вроде бы многое изменилось. Вместо фэнтезийного сеттинга — супергеройский. Вместо классической ролевой системы — почти японская RPG: у каждого персонажа есть определенный набор способностей, которые нужно сочетать в бою. Прокачка героя осуществляется за счет артефактов и генетических модификаций, а одежда и аксессуары нужны исключительно для красоты. Помимо этого, герою можно выбрать три из двенадцати супергеройских классов, каждый — со своим набором умений.

Главные изменения произошли на поле боя. Теперь участники боя перемещаются по клеткам, а у каждого приема появился радиус действия и особые свойства. Врагов можно отталкивать или, наоборот, подтягивать поближе, чтобы нанести удар. Полезно также бывает зажать одного из оппонентов между двумя своими бойцами, а на некоторых аренах можно толкнуть врага и приложить его затылком обо что-нибудь твердое.



Но главное, что в боях появилась отличная режиссура. Почти каждая сюжетная схватка в чем-то уникальна. Это может быть либо внезапный босс в виде двухсоткилограммовой стриптизерши, либо неожиданные приемы в арсенале вроде бы обычных противников. А враги здесь бывают очень разные: ниндзя, старшеклассники, священники-педофилы и черти кто еще. Персонажи комментируют происходящее, а полученные повреждения отражаются на их внешнем виде — с таким разнообразием и количеством деталей бои тоже начинают казаться частью мультфильма, а не геймплея.

В «мирной» части серьезных новшеств вроде бы поменьше, но в сумме они дают странный и неоднозначный эффект. Городок Южный Парк превратился в большой аттракцион с фан-сервисом. Здесь есть множество скрытых ящиков и сразу несколько длинных квестов с коллекционными предметами, достать которые получится только после прохождения очередного этапа сюжета. Некоторые из таких квестов подразумевают решение несложной головоломки: что-нибудь перетащить или сломать, вовремя применить способность — ничего слишком напрягающего, но самих сцен десятки. Увлекшись побочными заданиями, игрок может обнаружить себя в роли вечного мальчика на побегушках, которых разыскивает картинки с яоем, расклеивает в заметных местах фотографии комика-любителя, ловит кошек большого Эла-гомосека и выпрашивает у каждого встречного разрешение сделать селфи.

Есть в The Fractured but Whole и другие занудные и бессмысленные элементы (вроде крафта, для которого надо буквально собирать по углам всякий мусор), но всего этого при желании можно избежать — просто не отвлекаемся на собирательство и ставим самый низкий уровень сложности в боях. В этом случае игра окончательно превратится в интерактивный мультфильм, который можно рассматривать в контексте всех прочих сезонов South Park.



Последние два года Паркер и Стоун топтали либеральную повестку дня: заменили безликую школьную директрису на политкорректного злого качка, высмеяли органическое питание и безглютеновую диету, а в последнем сезоне всю дорогу выясняли, откуда берутся сетевые тролли и лично Дональд Трамп. Кажется, под конец авторы сами устали от тем из новостей, и переключились на то, с чего начинался South Park. А именно — на шутки про анусы и полыхание пердежа. Главный герой (героиня/агендерный персонаж — теперь можно выбирать) буквально черпает суперсилу из собственной задницы. Анальная магия не только сокрушает врагов, но и позволяет решать головоломки, останавливать время и отматывать его назад. А каждый унитаз в городе — не просто способ освежиться, но отдельная копрофильская мини-игра с долбежкой по кнопкам.

При этом авторы все-таки не забывают и об актуальных трендах. Полностью исчезли шутки про евреев. Есть отдельный квест от полицейских: арестовать лидеров местного криминального синдиката, которые оказываются ничего не подозревающими чернокожими (привет движению Black Lives Matter). И, конечно, сразу несколько сцен посвящено уточнению гендерной идентификации и расовой принадлежности вашего альтер-эго: в результате можно сделаться агендерным-пансексуальным афро-руссо-американцем (мы не шутим). На судьбу игрока это влияет не так сильно, как можно было ожидать из предрелизных обещаний — разве что изредка кто-нибудь отпустит на этот счет комментарий.



И вроде бы, несмотря на скучные побочные квесты, в целом с игрой все хорошо: геймплей отлично поддерживает сценарий, который не уступает сериалу. Но мне все равно вспоминается одна из самых печальных серий South Park — седьмая в 15-м сезоне — в которой Стэну исполняется десять лет. Внезапно он понимает, что стареет, теряет вкус к жизни, а все, что до этого вызывало у него искренний восторг и интерес, теперь в буквальном смысле выглядит как дерьмо.

Что-то похожее испытал и я в The Fractured but Whole. Фанату, начавшему смотреть South Park еще в прошлом веке, эта игра кажется таким «голубым огоньком», немного дохлым капустником, в котором вечнозеленые герои предыдущих серий выходят на бис и шутят про задницы, кошачью мочу, медицинскую марихуану и все, о чем не принято говорить в приличном обществе. Даже если шутки не повторяются, они все равно кажутся собранными из тех же самых элементов, и вместо взрывов хохота вызывают лишь легкую усмешку и странное чувство ностальгии.

И это даже не проблема самой игры — она получилась хорошей, честно отрабатывающей свою восьмерку. Дело скорее в ситуации с South Park вообще: невозможно отделаться от чувства, что потолок давно достигнут, а у авторов стремительно кончаются темы и желание высказываться. Впрочем, возможно, это просто я постарел, и все вокруг кажется дерьмом.

Обсудить