Оглавление

We. The Revolution

Симулятор французского революционного трибунала — интересно задуманный, но очень сомнительно реализованный

Конец XVIII века. В Париже неспокойно. Людовик XVI еще жив, но абсолютной власти уже лишен — в стране установлена конституционная монархия, а радикальные реформаторы и революционеры спят и видят, как бы добить старый строй. На улицах периодически происходят стычки между сторонниками монархии и приверженцами республики. Да и в рядах революционеров нет единства.

В таком мире живет главный герой игры We. The Revolution, судья революционного трибунала Алексис Фиделе. Это не самый приятный человек на свете: он крепко пьет, его презирает старший сын и постоянно пилит жена, о нем ходят нехорошие слухи, но именно от него зависит, кому жить, а кому умереть.



Основа геймплея We. The Revolution — судебные заседания. Они проходят всегда одинаково: сначала читаем обвинительное заключение, потом в специальном меню ищем связи между фактами, которые только что узнали, и таким образом открываем набор вопросов, которые можно задать обвиняемому. После этого происходит собственно допрос, а затем — вынесение вердикта. При этом игра ставит игрока в очень неудобное положение. Почти в каждом деле улики можно толковать по-разному, показания свидетелей часто противоречивы, а у обвиняемого есть оправдания на все случаи жизни. Поэтому, вынося окончательное решение, практически никогда не бываешь стопроцентно уверен в собственной правоте. Сперва это очень раздражает, но со временем понимаешь, что разработчики сознательно добивались максимальной неопределенности — хотели дать игроку почувствовать себя настоящим судьей, вынужденным работать с очень сложным материалом.

Кроме того, герою приходится учитывать мнения сразу нескольких групп. Во-первых, это присяжные. Они в We.The Revolution обладают лишь совещательным голосом, но очень им дорожат. Их мнение может радикально измениться по ходу процесса под влиянием ответов обвиняемого. И если ваш вердикт будет отличаться от их решения, на вас на несколько дней наложат дебафф, понижающий некоторые важные параметры персонажа. Во-вторых, в Париже существует несколько влиятельных фракций, и у каждой из них тоже свой взгляд на каждое дело, которое вы рассматриваете. Всякий раз, как приговор совпадает с желаниями фракции, ваша репутация у нее повышается, а когда мнения расходятся, репутация, наоборот, падает. За этими показателями надо следить очень внимательно, потому что вконец испорченные отношения с какой-нибудь фракцией приводят к беде: например, после очередного заседания судью могут просто линчевать.

Через какое-то время ловишь себя на том, что выносишь большинство приговоров не по совести, а руководствуясь только сиюминутной целесообразностью. С кем у нас там сейчас самые плохие отношения? Ага, на нас очень сильно обижены революционеры, еще немножко — и кранты. А чего они хотят для обвиняемого? Смертной казни? Смажьте гильотину, пожалуйста! Даже вопросы обвиняемому начинаешь задавать с таким расчетом, чтобы заранее настроить присяжных на «правильный» вердикт. Например, если нужно посадить или казнить человека, специально избегаешь тем, которые могут вызвать к нему симпатию, — тем более, что делать это очень удобно, ведь игра сама подсказывает, как коллегия отреагирует на каждый вопрос.



Одна из главных фишек We. The Revolution — возможность поучаствовать в реально проходивших судебных процессах. Тут, скажем, приходится судить лично короля и некоторых его приближенных. А в какой-то момент на скамье подсудимых оказывается Антуан Лавуазье. В реальности ему отрубили голову, а тут ученого вполне можно спасти.

Постепенно в игре открываются дополнительные механики. Например, блиц-суды. Революционные власти решают, что на мелкие дела, с которыми «и так все понятно» не стоит тратить драгоценное время, поэтому время от времени вам приходится выносить решения без допроса и участия присяжных, лишь изучив лишь краткое обвинение. Вариантов вердикта всего два: либо полностью оправдать, либо казнить. Кроме того, у игры появляется даже стратегический слой: на карте Парижа нужно управлять агентами разных специальностей, чтобы распространять свое влияние на разные районы города и не давать сделать того же вашим тайным противникам. Наконец, важной составляющей We. The Revolution становятся интриги. На протяжении нескольких игровых дней герой собирает компромат на чем-то не угодившую ему персону, строит козни, привлекает влиятельных сторонников, чтобы в конце концов очернить врага, уничтожить его репутацию, а потом и его самого. Тут тоже видна явная попытка сыграть на моральной неоднозначности. С одной стороны, в процессе приходится делать очень много явно нехороших вещей, но с другой — тем же самым занимаются и ваши соперники, и если дать им перехватить инициативу, они вас просто сожрут.

К сожалению, We. The Revolution получилась очень неровной игрой. К примеру, крайне странно ее авторы подошли к историческому компоненту. С одной стороны, игра вроде бы популярно рассказывает об истории Французской революции тем, кто не в теме, а с другой предполагает, что игрок отлично осведомлен, кто такие жирондисты, почему они не ладят с якобинцами, кто такой гражданин Капет и так далее.



В геймдизайне тоже полно странностей. Процесс подготовки к допросу очень непрозрачный. Игроку предлагают набор ключевых слов (например, «предоплата», «карта Парижа», «серия ограблений», «пьянка»). Дальше нужно объединять их, угадывая задуманные авторами для этого свидетеля вопросы. «Правильные» комбинации зачастую неочевидны, и из-за этого начинаешь действовать наугад. В игре вроде бы есть защита против такого подхода: несколько неправильно найденных комбинаций тебе простят, однако если допустишь больше ошибок, чем разрешено, поиск вопросов оборвется досрочно. Что нашел, то нашел, дальше крутись как знаешь. Но в том-то и дело, что крутиться совсем не обязательно. Можно просто выйти в меню, загрузить автосохранение, которое игра делает в начале процесса, и попробовать снова. В итоге весь этап подготовки превращается в фарс — это плохо продуманная игровая механика, которую обходишь при помощи другой плохо продуманной игровой механики. А играть честно не хочется из-за того, насколько непрозрачно все сделано.

Частенько бывает непонятно, почему фракции требуют именно таких приговоров. С чего, например, простые парижане обязательно хотят смертной казни для лексикографа, который отмутузил коллегу по цеху, так как подозревал того в плагиате? И почему того же самого требуют аристократы?

Стратегический компонент оказывается очень поверхностным, а интриги в итоге сводятся либо к выбору (опять-таки, наугад) одного из двух вариантов действий, либо к простенькой мини-игре, в которой вы пытаетесь убедить очередного потенциального союзника в своей правоте. В ней разбираешься очень быстро, и дальше проходишь чуть ли не с закрытыми глазами.



We. The Revolution производит двойственное впечатление. С одной стороны, это действительно занятное, хоть и не самое оригинальное, высказывание о том, как революция пожирает своих детей. Разработчики сделали все, чтобы игрок разделил переживания главного героя — человека, который вроде бы наделен огромной властью, но вынужден использовать ее с оглядкой на множество внешних факторов, потому что иначе сам может стать следующей жертвой. Игрок вынужден либо подчиниться всеобщему безумию, либо проиграть. С другой стороны, сделать из этого именно интересную, нормально работающую игру у команды не получилось.

Это, конечно, очень печально, потому что потенциал у We. The Revolution безусловно есть. Но в процессе игры вскрываются геймплейные нестыковки, очень мешающие погрузиться в атмосферу революционного Парижа, которую так старались создать авторы. Остается только мечтать, как хорошо все могло бы быть, и надеяться, что следующая игра студии Polyslash выйдет более качественной. Тем более, что по сравнению с ее дебютным хоррором Phantaruk прогресс все же налицо.

Обсудить