Крис Авеллон ответил на обвинения в сексуальных домогательствах (18+)

По мнению ветерана игровой индустрии, все нападки были ложными и сделаны из чувства мести, а из-за «культуры отмены» никто не удосужился проверить факты

20 июня 2020 года девушка по имени Карисса, якобы работающая в игровой индустрии, обвинила геймдизайнера Кристофера Авеллона в домогательствах. После этого от сотрудничества с ветераном игровой индустрии стали отказываться крупные студии и издатели, включая EA и Techland.

После публичных обвинений разработчик признался, что вел себя неподобающе с некоторыми женщинами. Он также извинился перед теми, кого мог обидеть, а фанатов попросил его не защищать. «Мне стоило быть лучше», — резюмировал он.

26 июня 2021 года Авеллон прервал почти годовое молчание и написал свою позицию касательно выдвинутых обвинений. Он подробно рассказал о взаимоотношениях с Кариссой, которую впервые встретил в Атланте на мероприятии Dragon Con в баре. «Она понятия не имела, кто я такой, но знала, что я угощаю всех выпивкой. Она не была коллегой, она не была моим сотрудником, я не был ее начальником, и она не работала в игровой индустрии», — отметил он.



Далее Авеллон отметил, что пошел провожать Кариссу в ее комнату и перед самой дверью попытался ее поцеловать. Она ответила взаимностью, и какое-то время они оба целовались в коридоре. Но в ее комнату он никогда не заходил. Через несколько минут Карисса сказала Авеллону, что продолжать целоваться в холле отеля — плохая идея, поэтому мужчина остановился, и они разошлись.

«Несколько следующих дней мы встречались той же группой, чтобы выпить и повеселиться. Все после этого казалось отличным. Больше мы не целовались. Переписка, которой было много, была полна энтузиазма. Она хотела снова пообщаться со мной и остальными на других мероприятиях, включая будущие Dragon Cons. Наш последний поцелуй был примерно в 5 утра, когда я проводил ее до вокзала в конце мероприятия, чтобы она смогла благополучно добраться до аэропорта. Она казалась классной, она мне нравилась, и, похоже, я ей нравился. По ее собственным словам, мы были друзьями», — отмечает Авелон.


В 2013 году они снова встретились в баре на том же Dragon Con и снова выпивали. Карисса предложила Авеллону встретиться с ее подругой Джеки, с которой Авеллон переспал в ту же ночь по обоюдному согласию.

«Мне очень понравилась ночь с Джеки (и ей понравилось проведенное со мной время, как отмечается в ее переписке), поэтому мы продолжали видеться», — утверждает геймдизайнер.


Что касается Кариссы, то, кроме поцелуев в коридоре у ее гостиничного номера и поцелуя на прощание на вокзале, они больше никогда не делали «ничего большего». Авеллон отмечает, что их дружба длилась около полутора лет, и они встречались не только на Dragon Con 2013, но и на других игровых выставках, включая PAX East в 2013 году.



По словам Авеллона, они продолжали переписываться с Кариссой и планировали встретиться. Он также помог ей с интервью для ее друзей и налаживанием некоторых связей для нее. «Все между нами казалось отличным», — пишет он.

Джеки и Авеллон виделись около года. Авеллон подчеркивает, что они не встречались и не были парнем и девушкой — она жила очень далеко от него, а сам Крис очень много работал в офисе и не обладал свободным временем.

Вскоре между Джеки и Авеллоном начались разногласия, и Джеки «стала несчастной».

«Я не до конца знаю причину этого, но предполагаю, что Джеки хотела от меня большего, чего я не мог дать ей в то время из-за работы и стресса. Хуже того, казалось, что она рассказывала Кариссе и ее друзьям что-то иное о нашем общении, и это было подтверждено обвинениями Кариссы и Келли в 2020 году — они называли меня «парнем Джеки», и что я был в отношениях с Джеки, хотя ни то, ни другое не было правдой», — пишет Авеллон.


Он отмечает, что когда с Джеки начались проблемы, изменилось и отношение Кариссы — оно стало «враждебным», и разногласия Авеллона с Джеки, вероятно, стали причиной этому. Несмотря на это, Авеллон старался к ней хорошо относиться, однако в сентябре 2014 года на Dragon Con он принял решение с ней не разговаривать. Авеллон также сообщил, что Карисса вмешивались в его дела с Джеки, и вскоре после этого и споров с Джеки они перестал встречаться.

«После сентября 2014 года я все еще переписывался с Джеки, но больше никогда не разговаривал и не общался с Кариссой», — отмечает Авеллон.


«Перенесемся на шесть лет вперед. В июне 2020 года, к моему удивлению, Карисса зашла в Twitter поздно вечером в пятницу и представила длинный список обвинений, основанием для которых стала наша первая встреча в 2012 году», — пишет геймдизайнер.


Она обвинила его в том, что он насильно напоил ее (использовав при этом «деньги компании»), и это было его основной целью, хотя Авеллон отмечает, что покупал выпивку для толпы. Также она обвинила его в нападении на нее и прочих пунктах. Один из ее друзей и еще одна близкая подруга Джеки по имени Келли также поддержали Кариссу и добавила собственную «странную», по мнению Авеллона, историю, которая якобы произошла в 2014 году.

«Я серьезно отнесся к этим историям, но в то время не ответил. Я отвечаю сейчас. Я впервые говорю об этом подробно. Частично это вызвано тем, что до моего ведома дошла информация, что в 2020 году Карисса начала удалять большую часть своих прошлых публикаций в Twitter — почти 60 000+ твитов. Она сделала это вскоре после того, как в ее хронике были обнаружены некоторые из ее старых и сомнительных сообщений, которые содержали противоречия с ее первоначальными обвинениями. Многие из них были восстановлены и сохранены. Мне было некомфортно от того, что она может сделать больше, и это заставило меня изучить более глубоко и тщательно те данные, которые были сохранены, и я обнаружил закономерность.

<...>

Я работаю в игровой индустрии. И в игровой индустрии есть много проблем, которые необходимо решать. Мы не должны молчать о них, а когда люди начинают говорить, мы должны прислушиваться к их голосам. Я прислушиваюсь. Я слушал год.

Когда кто-то чувствует, что с ним поступили несправедливо, его историю нельзя сбрасывать со счетов. Эти истории следует исследовать так, как если бы они были правдой. Я также считаю, что все факты должны быть изложены до вынесения приговора.

Поэтому, когда Карисса и ее близкая подруга Келли в социальных сетях в 2020 году обвинили меня в том, что я «сексуальный хищник», я не пытался их перекричать или заставить замолчать. Я слушал. Когда они начали обвинять меня, я посчитал, что Келли и Карисса сделали эти заявления из-за плохого разрыва с их подругой Джеки много-много лет назад в 2014 году. Это было похоже на месть. Во время обвинений Кариссы и Келли у меня было мало доказательств, подтверждающих это, за исключением собственной переписки Кариссы, переписки, которая резко изменилась, когда у нас с Джеки начались проблемы».
— предполагает Авеллон.


Он считает, что желание Кариссы «свести» свою подругу с Джеки с «сексуальным хищником» — необычный способ обращения с тем, кого считаешь другом.

«И я верил, что Карисса, годы спустя, в 2020 году, не имея другого способа причинить мне боль после неудачного разрыва с Джеки, решила атаковать меня другим способом», — предполагает Авеллон.


Авеллон отметил, что вся история Кариссы и ее подруги Келли — большая месть за неудачные отношения с Джеки. При этом Карисса постоянно вмешивалась в них и в конечном итоге именно она стала инициатором разрыва.

«Опять же, разрыв с Джеки — совсем не то, чего хотела Джеки. Она хотела видеть меня и дальше. Но Карисса не одобряла наши встречи, поэтому она пыталась убедить меня, а затем стала мне угрожать… И я, наконец, решил сдаться, потому что просто хотел, чтобы Карисса прекратила. Я хотел, чтобы Карисса исчезла из моей жизни. Я никогда не просил Кариссу участвовать в наших отношениях, и ее постоянное вмешательство в наши отношения сказалось на мне. Я встречался с Джеки, потому что хотел увидеть Джеки, а не Кариссу», — отмечает Авеллон.


Авеллон отдельно прокомментировал обвинения со стороны Келли, которая заявила, что он якобы «прикоснулся к ней ненадлежащим образом» в 2014 году. При этом Карисса и Джеки, находившиеся поблизости, ничего не замечали и не знали об этом, пока Карисса не выдвинула свои обвинения.

«Келли также утверждала, что мы с ней разговаривали, но я никогда не разговаривал с ней, насколько я помню. Более того, ее история, которая для меня не имела смысла, казалось, была сформулирована так, что не могла быть подтверждена никем, кроме нее самой. Однако я стал разбираться и стал замечать противоречия. Я не знал, что и думать, но худший вывод заключался в том, что она, будучи подругой Джеки, почувствовала, что ей нужно присоединиться к атаке для создания иллюзия большого числа инцидентов ненадлежащего поведения с моей стороны. Хочу внести ясность — как и Карисса, Келли также не работает в игровой индустрии и не имеет со мной никакого профессионального отношения», — подчеркивает Авеллон.


Геймдизайнер дальше продолжил, что многие подробности жизни, включая события на Dragon Con, Карисса и Келли публиковали в соцсетях. Многие из них имеют прямое отношение к их утверждениям, и некоторые из этих публикаций в социальных сетях были удалены после выдвинутых обвинений, но не все. Некоторые удаления, в частности от Джеки, были сделаны до обвинений, чтобы скрыть любую дружескую переписку между ней и Авеллоном. Однако оставшиеся сообщения и те, которые были удалены, предоставили дополнительные доказательства против их утверждений, отмечает разработчик.

«Отменяя кого-то, вы должны быть осторожны с тем, какой частью своей жизни вы поделились в социальных сетях в связи с вашими обвинениями… и если вы поделились противоречивой информацией, ее удаление вам не «поможет», — предупреждает Авеллон.


В конечном итоге, история Келли «не подтверждается», резюмирует Авеллон. Тем не менее она использовала этот загадочный инцидент, чтобы назвать Авеллона «сексуальным хищником».

«Обвинение Кариссы и Келли в [моем] «хищничестве» не соответствует действительности, как и ряд других лживых фактов, в которых Карисса обвинила меня. И не сомневайтесь, Карисса обвинила меня во всем, чем могла. У меня для этого нет объяснений кроме предположения — она надеялась, что хотя бы на одно из своих ложных обвинения заставило бы кого-то поверить ей», — отмечает Авеллон.


«Результаты этих атак никого не должны удивлять. Практически никто не бросится защищать кого-то, кого обвиняют во всем, о чем заявляли Карисса и Келли, независимо от того, верят они этой истории или нет. С культурной точки зрения неприемлемо защищать кого-либо, обвиняемого в этих вещах, даже если обвинения не были подтверждены.

Вот почему, вместо того чтобы признавать вину какой-либо из сторон, у нашего общества есть другие средства для урегулирования таких обвинений, чтобы гарантировать, что все голоса будут услышаны. Социальные сети — не одно из таких мест, Twitter — одно из худших.

<...>

Прошел год с тех пор, как Карисса и Келли сделали свои заявления. Карисса была услышана, Келли услышана, как и голоса других. Проблема в том, что сказанное Кариссой, Келли и другими людьми содержит серьезную ложь, которая не только причиняет вред вовлеченным лицам, но и причиняет боль другим — в том числе другим обвинителям <...>.

«Ложь» — это не то слово, которое я легкомысленно использую. Есть свидетельства и показания даже собственных «свидетелей» Кариссы и Келли, которые прямо противоречат всем их историям.

Я хотел еще раз прояснить этот момент: некоторые утверждали, что Карисса, Келли и другие, которые считали, что я их «обидел», были моими коллегами. Они не были. Я никогда не работал ни с одной из них. Они не были сотрудниками. Они не были моими сотрудниками. Я никогда не был их начальником. Они утверждали, что я хвастался тем, где работаю. Это смешно, особенно учитывая мою рабочую ситуацию в то время и проблемы, в которых находилась компания. <...> Я не хвастаюсь компаниями, в которых работаю, хотя я горжусь командами и проектами, частью которых являюсь, и говорю об этом лично и в социальных сетях, чтобы отдать должное. Никакой демонстрации управленческой или «звездной» власти не было — Карисса, по ее собственному признанию, сама даже не знала, кто я, когда встретила меня.

После первой ночи, когда Карисса и Келли напали на меня в Twitter в пятницу 19 июня 2020 года я решил не отвечать им по ряду причин. Я виноват во многих вещах, даже если это не то, в чем меня обвиняла Карисса. Я не всегда был добр к ее подруге Джеки и другим. Обидел чувства. Но даже такое положение вещей не заслуживает сфабрикованных обвинений в сексуальном насилии.

<...>

Конечно, их обвинения имели последствия. Когда Карисса и Келли их высказали, я был отрезан почти от каждой студии, с которой работал. Насколько мне известно, ни одна из этих студий не проводила никаких расследований. У некоторых не было времени (у них были только выходные, и редко кто в компании работают в выходные), или они не нашли на это времени.

Обвинения были предъявлены поздно в пятницу. Я считаю, что это могло быть сделано намеренно, поскольку сама Карисса признала, что отложила предъявление обвинений, и, кроме того, компаниям (особенно кадровым или юридическим службам) сложно ответить в течение выходных. Это позволило обвинениям Кариссы и Келли распространиться и стать вирусными. Для зарубежных компаний, в которых я работал, таких как Techland (Dying Light 2) и Gato Salvaje (The Waylanders), ее обвинения фактически прозвучали в субботу»,
— вспоминает Авеллон.


Геймдизайнер признался, что не боролся с последующим разрывом отношений со стороны компаний.

«Есть «культура отмены» (Cancel culture), компании также не могут с ней бороться, иначе на них тоже нападут. Компании даже не могут попросить время, чтобы «разобраться в этом» — тогда они столкнуться с тем, что они не верят обвинениям, какими бы необоснованными они ни были. Потому что даже намек на задержку или желание узнать больше будет осужден и их тоже «отменят». И никто не хочет, чтобы его «отменили», даже если это означает, что ты отвернешься от того, кого отменили, с кем ты работал годами плечом к плечу.

Я все это понимал, старался быть обходительным и не усложнять им задачу. Это потому, что я понимал «культуру отмены», то, как она работает, и ту сложную ситуацию, в которой любое проявление нерешительности могло бы подставить эти компании. Многие разработчики, с которыми я работал в этих компаниях, были друзьями и коллегами. Я не хотел навредить им и не хотел навредить проектам, частью которых я когда-то был.

Последующие публичные заявления некоторых из этих компаний, казалось, усилили мою вину, даже если они не осуждали меня прямо. Карисса с явной радостью поблагодарила Techland за то, что они разорвали со мной связь — возможно, это было то, на что она надеялась все время»,
— предполагает Авеллон




Авеллон рассказал, что после обвинений к нему обращались за комментариями представители прессы, однако он старался избегать контактов с «внешним миром» и Интернетом. Он был в окружении родных и близких, что дало ему сил для того, чтобы продержаться в это сложное время.

Он также отметил, что журналисты не удосужились проверить все факты, о которых говорила Карисса.

«Я должен отметить, что некоторые представители прессы вообще не обращались ко мне, прежде чем обрисовать свою собственную мрачную интерпретацию событий с их собственными украшениями — в частности, Шон Мюррей из The Gamer.

<...>

Теперь, когда все успокоилось, у меня есть силы ответить, как и у других, кого цитировали или кто был замешан в этих обвинениях. Я не хочу, чтобы их игнорировали или заставляли замолчать — я хочу, чтобы их услышали»,
— отметил Авеллон.

В конце своего обращения Авеллон отметил, что у него еще есть, о чем рассказать в ближайшее время. В свою очередь Карисса пока никак не отреагировала на рассказ геймдизайнера.

Источник: блог Криса Авеллона



Ещё по теме:



PLAYERONE на YouTube PLAYERONE ВКонтакте Telegram-канал PLAYERONE PLAYERONE на «Яндекс.Дзен»

Обсудить