Авторы Aeon Must Die! рассказали, как потеряли права на игру

Масштабное расследование от издания DTF

Издание DTF провело расследование вокруг игры Aeon Must Die!, из-за которой в июле развернулся скандал. Пересказываем основные пункты материала.

Как рассказывает DTF, креативный директор Алексей Нехорошкин начал разрабатывать игру в 2015-2016 годах, когда написал сценарий и первый дизайн-документ. Чуть позже он пригласил работать на должность генерального директора своего друга, Ярослава Лысенко. В 2017 году, после того как разработчики нашли инвестора, Алексей и Ярослав начали набирать сотрудников в компанию.

«В 2017-2018 годах в студии сложилась семейная атмосфера, нам нравилось работать и находиться вместе. Качество условий работы постепенно улучшалось, нам давали премии и подарки на дни рождения и Рождество. Я гордилась и была счастлива», – рассказывает 2D-аниматор в выложенных документах.


В какой-то момент Алексей занимал сразу пять должностей: ведущий аниматор, геймдизайнер, нарративный дизайнер, писатель и арт-директор. Все переработки в итоге должен был оплатить инвестор. Однако с первым из них пришлось расстаться, так как со временем права на игру должны были перейти к нему. Нехорошкин хотел избежать такой ситуации, поэтому компания начала поиски другого инвестора. Ярославу Лысенко удалось найти нового вкладчика, который при этом был готов оставить права разработчикам. Но для того, чтобы сделка состоялась Алексею пришлось заложить квартиру: инвестор отказался от процента с продаж, который ему предложили.

В 2018 году атмосфера в офисе разработчиков начала меняться, инвесторы хотели начать получать прибыль, но Aeon Must Die! доделать просто не успевали. Из-за этого дедлайны становились все более жесткими и пришлось прибегать к помощи аутсорсеров, а от некоторых идей просто избавляться.

Студии Limestone пришлось заниматься разработкой сторонних проектов, чтобы зарабатывать деньги — на этом настоял вкладчик. По его словам, если не начать работать над чему-то еще, то студию придется закрыть.



В это же время Алексей нашел издателя для своей игры. Им стала Focus Home Interactive, которая была готова дать время разработчикам для того, чтобы они могли выпустить Aeon Must Die! в первозданном виде. Дату релиза назначили на второй квартал 2019 года. Тем не менее, что-то из игры все-таки пришлось вырезать.

По словам ушедших разработчиков и самого Алексея Нехорошкина, дополнительные задачи, которые периодически превращали разработчиков моделей в фронтенд-разработчиков, а художников в аниматоров. За возросшие обязанности зарплату при этом не повышали.

«Меня за полтора года протащили вообще по всему пайплайну, и большинство работ относилось к проектам, которые отнимали огромную часть ресурсов компании в ущерб Aeon Must Die. К тому же, позже были неоднократные попытки обвинить меня в некомпетентности. Хотя данные работы и не входили в список моих. Когда к нам приезжал издатель, мы были обязаны работать лишь над AMD — чтобы показать, что других проектов у студии нет, и всё время и ресурсы тратятся лишь на главный продукт. Смешно было, если честно», – рассказал в разговоре с DTF 3D-художник Виталий Сорокин.


Однако нынешний глава студии это отрицает. По его словам, Focus Home не волновало, какие в студии есть сторонние проекты, если разработка AMD шла согласно дедлайнам.

Некоторые сотрудники признаются, что Ярослав мог накричать на сотрудников и угрожать им увольнением на глазах у всех остальных:

«Однажды Ярослав накричал на 3D-художника и забрал его второй монитор, аргументируя это тем, что он смотрел сериалы вместо работы. Это было перед всем офисом», – признался 3D-аниматор.


Обвиняли Ярослава и в том, что он слишком вольно вел себя с девушками, которые работали в компании:

«Разницы между личным общением и профессиональным [Ярослав], судя по всему, не видит. Он и так любил «обниматься», но однажды на прощание его рука опустилась существенно ниже талии. Я сказала: «А давай нет!», и с тех пор он ко мне стал проявлять явное недружелюбие», – рассказала одна из бывших сотрудниц компании.




По версии же Ярослава, все дедлайны устанавливались Алексеем, потому как сам директор был занят финансовыми вопросами. Однако Нехорошкин отрицает эти утверждения, уверяя, что не подписал за все время разработки ни одного документа, в котором закреплялись дедлайны.

Оставшиеся в компании сотрудники уверяют, что атмосфера в офисе дружелюбная, а с использованием пиратского софта, несмотря на свидетельства уволившихся сотрудников, они никогда не сталкивались. Сам генеральный директор отрицает использование «серых» зарплат.

«В месяц студия прожигает 35-45 тысяч евро — на зарплаты, налоги и всё остальное. Сколько мы сэкономим на софте? Это того стоит, вы уверены? Когда ты ребёнок, школьник, студент, [ты используешь] нелегальный софт, все дела, могут наказать — ну, это ничего не значит. А когда ты разработчик, ты просто понимаешь, что нужно благодарить людей за использование софта, который тебе помогает, очень нужен и важен. И ты его покупаешь, если он платный», – генеральный директор Ярослав Лысенко.


При этом DTF утверждает, что у них в редакции имеется запись, в которой Ярослав упоминает «деньги, выдаваемые кэшем». Однако по просьбе источника они ее не опубликовали



Когда в компании начались массовые сокращения Алексей обратился к инвестору, который признался, что Ярослав нужен Limestone для достижения целей. Поэтому в переизбрании СЕО Алексею отказали. После продолжительных разбирательств команда направила письмо издателю, в котором попросила разобраться в ситуации. В нем они просили дать закончить создание Aeon Must Die! своими силами. Focus Home пообещала разобраться в ситуации, но потом пропала почти на месяц.

«Оказалось, что цель компании — это делать краткосрочные халтурные проекты, чтобы был большой постоянный оборот денег. А я со своими долгосрочными мечтами им не сдался», – заявил Алексей Нехорошкин.


22 июня восемь сотрудников (шестеро контрактных и двое с черной зарплатой) подали заявление об увольнении. Принимать бумагу Ярослав отказался, сославшись на неправильное составление документа. После того, как сотрудники перестали посещать офис, им начали угрожать и требовать, чтобы те вернулись в офис.



Шестого августа трейлер показали на State of Play. По словам уволившихся сотрудников, показывать его было нельзя. Дело в том, что над ним работали в том числе и аутсорсеры, которым за работу так и не заплатили.

Разработчики также опубликовали в интернете пакет документов со свидетельствами и альтернативным трейлером. В описании видео добавлена ссылка на опубликованные документы с призывами к пользователям узнать правду. В разговоре с DTF Ярослав отрицал, что работу авторов ролика так и не оплатили.

Нехорошкин отрицает передачу прав на игру компании. Более того, концепт и сюжет был написан им еще до ее основания. Также креативный директор поставил под сомнение то, что Aeon Must Die! всё ещё в активной разработке.

«Я очень надеюсь, что оставшиеся сотрудники смогут сохранить темп, подхватив следующие должности: креативного директора, арт-лида, концепт-художника, художника окружения, 2D-аниматора, геймдизайнера, технического художника, нарративного дизайнера, дизайнера UI, иллюстратора, ведущего сценариста, сценариста диалогов, саунд-дизайнера, композитора, 3D-аниматора, дизайнера битв», – признался Алексей Нехорошкин.


Скорее всего обе стороны будут решать данный конфликт в суде, без привлечения издателя. Со всем расследованием можно ознакомиться тут.

Обсудить